Ещё

«Это всегда был город, которым всех пугали» 

Фото: Strelka Magazine
В 90-е годы небольшой город Нарва стал забытым островком русской культуры в независимой Эстонии. Советские граждане, попавшие сюда после войны, до сих пор не ощущают себя частью эстонской культуры. C развалом Союза они остались без работы в чужой стране, не понимая, кто они — всё ещё русские или уже эстонцы. Главный архитектор и местная власть уверены, что крупные культурные события могут вернуть жизнь в приграничный город и остановить отток жителей. Там, где когда-то грохотала одна из крупнейших текстильных мануфактур Европы, сегодня проводят спектакли, выставки и фестивали — в том числе Station Narva. Его организаторы уверены, что Нарва олицетворяет романтику восточной Европы и скоро превратится в мини-Берлин. Strelka Mag рассказывает, как город пытается справиться с политически взрывоопасным образом.
Забытый русский анклав
Нарва сильно пострадала во время войны. От Старого барочного города, отстроенного шведами в 17 веке, осталось не более 20 построек. Фото: Арон Урб  Когда в 1991 году СССР развалился, большинство местных остались в Нарве. Фото: Арон Урб  Учитывая, что Эстонская республика основана на национальном идентитете, русскоговорящая Нарва стала своеобразным анклавом. Фото: Арон Урб  Промышленный рынок исчез, что привело к тотальной безработице, потере идеологической составляющей и основного способа заработка. Фото: Арон Урб  В 1991 году Нарва стала частью независимой Эстонии, но население всё ещё на 82% русскоязычное. Фото: Арон Урб  Нарва — древний эстонский город на границе с Россией. По количеству населения Нарва — третий город в Эстонии, при этом 82% жителей — русские. Большинство коренных эстонцев бежали из города в 1944 году или погибли во время бомбёжек. Кого-то немцы эвакуировали под угрозой расстрела. Когда Советский Союз вернул контроль над Эстонией, в Нарву завезли русскоговорящих рабочих, чтобы те восстанавливали город и его промышленность. С распадом СССР и обретением Эстонской Республикой независимости новые нарвитяне, которые имеют мало общего с эстонской культурой, оказались, по сути, в чужой стране.
В 90-е промышленная Нарва потеряла рынок сбыта, и началась тотальная безработица. С тех пор из города уехали более 25 тысяч людей — почти треть жителей. Легендарная Кренгольмская мануфактура, которая была основана в 1857 году и на которой в советский период работали 12 тысяч нарвитян — почти половина трудоспособного населения, — в 2010 году закрыла свои фабрики. Теперь огромная промышленная зона на самом краю Эстонии почти полностью заброшена: несколько помещений занимает небольшое нарвское текстильное предприятие, основанное шведами и бывшими работниками мануфактуры, и производство электротехнического завода.
Фабрики давали работу до 12000 нарвитян. Фото: Тыну Туннел
В 2010 году фабрику покинул последний рабочий. Фото: Тыну Туннел
Кренгольмская мануфактура была одной из самый крупных в Европе. Фото: Тыну Туннел
В 60-ые реку Нарву пустили через Ивангородскую ГЭС. Фото: Тыну Туннел
Пешеходный мост в Россию, который идёт вдоль фабрик. Фото: Тыну Туннел
Её построили на реке с водопадами, чтобы сила воды приводила в движение ткацкие станки. Фото: Narva Linna Arenduse Ja Ökonoomika Amet
Фестиваль на границе культур
Сложная экономическая ситуация, разница языков и культур привели к тому, что горожане смирились с тем, что про них забыли, не ассоциируют себя с Эстонией и не готовы взаимодействовать с центральной властью. В Нарву редко съезжаются туристы, здесь мало кафе и сервисов, нарвитяне редко получают кредиты, а эстонцы всерьёз опасаются ехать в приграничный город.
Изменения происходят во многом за счёт молодого поколения, на котором не сказались потрясения 90-х. Главному архитектору Нарвы, Ивану Сергееву, 31 год. Он помог утвердить Station Narva, хотя организация фестивалей не входит в его рабочие обязанности. За вовлечённостью архитектора в неархитектурные активности проглядывается справедливая логика: чем больше культурных событий, тем привлекательнее город становится для риелторов. Иван окончил Таллинскую академию искусств, а потом продолжил учёбу в Нью-Йорке и устроился в бюро Рема Колхаса. Вернувшись в Нарву в 2015 году, он прошёл конкурс на должность главного архитектора. Теперь Иван Сергеев организует лекции, семинары и помогает в проведении фестивалей, чтобы вернуть городу позитивный имидж, снизить градус скепсиса по отношению к Нарве и остановить отток горожан, который продолжается с 90-х.
Главная сцена Narva Station была во дворе Старопрядильной фабрики
Ещё две сцены установили внутри исторических цехов
Раньше по мануфактуре проходила узкоколейная железная дорога
О возрождении заброшенного Кренгольма Сергеев думает не первый год. В 2016 году он нарисовал несколько эскизов того, каким видит будущее Нарвы, для местного издания Eesti Ekspress. Уже тогда во дворе Старопрядильной фабрики, по задумке главного архитектора, появилась музыкальная сцена. Спустя три года Кренгольм выглядит именно так.
Иллюстрация: Kollaaž
«Кренгольм выглядит таинственно»
Когда-то в просторный двор Кренгольмской мануфактуры доставляли текстиль на специальном транспорте — узкоколейном мотовозе. Теперь во двор и цеха Старопрядильной фабрики привезли Tricky, Гречку, легенду пост-панка Echo & the Bunnymen, финских рокеров Joensuu 1685 и ещё 16 исполнителей из России, Эстонии и остальной Европы.
Программу Station Narva собирала команда Shiftworks OÜ, которая с 2009-го ежегодно организует Tallinn Music Week. По словам Сергеева, когда они приезжали посмотреть на Нарву, то были в восторге от Кренгольма и Старопрядильной фабрики и решили провести здесь фестиваль. «Кренгольм выглядит таинственно: сейчас это закрытая зона, куда можно попасть только с экскурсией. Момент, когда у тебя отваливается челюсть, — о боже, это место существует! — весьма уникален», — рассказывает Хелен Сильдна, руководитель Shiftworks OÜ. Хелен говорит, что Нарва по определению является международным городом, преимущество которого как раз в столкновении культурных различий, не говоря уже о живописных замке, реке, нарвских водопадах и российской границе: «Для политиков и частного сектора вполне ясно, что Нарва была обделена вниманием. Странно, что не всем очевидна идея: культура — самое логичное средство объединения разных людей».
Команда фестиваля Station Narva с мэром Тармо Таммисте (пятый справа)
«Когда ты организуешь фестиваль в таком месте, как Нарва, где подобные концерты ещё не проходили, твоя задача проанализировать, какая программа привлечёт местных, какая — жителей Таллина или, может, Финляндии, а в будущем и Санкт-Петербурга. Здесь очень много триггеров: кому-то просто интересно приехать в Нарву, кто-то захочет увидеть российских талантов, кто-то приедет за международными хедлайнерами», — говорит Хелен.
РОМАНТИКА ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ
«В 90-е годы из Нарвы уехали 25–30 тысяч жителей — это почти треть населения. Самый большой процент ВИЧ-инфицированных — 9% от всей страны, по данным 2005 года, — приходится на Нарву, здесь самый большой уровень безработицы по всей стране. Это всегда был город, которым всех пугали. А теперь люди видят здесь романтику и образ восточной Европы», — рассказывает Никита Иванов, куратор Нарвской арт-резиденции, где вместе с фестивалем открылась выставка испано-эстонского дуэта художников Varvara & Mar. Резиденция открылась в 2015 году в историческом доме директора мануфактуры. Теперь художники показывают здесь свои работы, а местные жители устраивают дискуссии.
Нарва намерена стать творческим центром и «избавиться от клейма политически взрывоопасного региона», рассказывают организаторы. Главный архитектор рассчитывает, что фестиваль пробудит город ото сна, а также свяжет его с Эстонией и внешним миром: «Последние 27 лет город и государство пытаются понять друг друга и наладить сотрудничество. Нарва пытается определиться, что она собой представляет. Хотим ли мы быть туристическим и международным культурным центром? Или промышленным городом? Этот процесс самоопределения завораживает», — говорит Сергеев.
В 2024 году Нарва может стать культурной столицей Европы. Этот титул присуждают городам, где культура может дать максимальный толчок к социальному и экономическому развитию. Культурная жизнь в приграничной Нарве уже набрала обороты, о чём говорят и Station Narva, собравший около 3 000 человек, и новая арт-резиденция, и спектакль «Кремлёвские соловьи», который летом в Кренгольме увидели 24 тысячи человек, и открывающийся театральный центр Vaba Lava.
Удивительно, но огромная Кренгольмская мануфактура, где, помимо Station Narva, можно провести Пикник «Афиши», «Ласточку» и фестиваль варенья одновременно, является частной собственностью шведского предпринимателя. О судьбе места пока сложно говорить. Владелец не спешит с ней что-то делать, при этом и не мешает проводить здесь фестивали, спектакли и водить экскурсии. Потенциальная идея — превратить комплекс на 13 тысячах гектаров в креативный кластер с жильём, коммерцией и художественными галереями — пока остаётся на бумаге. Чтобы стать реальностью, нужно, чтобы Нарва из города на краю культур стала столицей в их центре.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео