Ещё

«Мюнхен-38. На пороге катастрофы»: клубок интриг и политических расчетов 

Фото: ИД "Собеседник"
«Мюнхен-1938. На пороге катастрофы» — так называется выставка, открывшаяся на днях в Государственном архиве РФ. История Мюнхенского сговора, предшествовавшего Второй мировой войне, казалось, бы изучена досконально, однако по некоторым пунктам историки спорят по сей день. А сейчас в научный оборот и вовсе введены ранее неизвестные документы.
Выставка «Мюнхен-38. На пороге катастрофы»: фоторепортаж
Полная картина
— Эта выставка уникальна тем, что впервые в исторической науке собран исчерпывающий массив документов, которые показывают предысторию и подоплеку Мюнхенского договора, — объясняет научный руководитель ГАРФ Сергей Мироненко. — Это материалы из разных архивов, среди них есть и трофейные — польские, венгерские, французские. Все вместе они шаг за шагом раскрывают детали того, как Европа шла к Мюнхену. Тут есть и донесения советских резидентов в странах Европы, часть из них были рассекречены раньше, но некоторые — специально к этой выставке. В таком объеме они никогда не вводились в научный оборот. Уникальна эта выставка еще и потому, что нам удалось обнаружить две телеграммы Рузвельта к Гитлеру. Они хоть и были опубликованы раньше, но не было известно место их хранения, степень их достоверности надо было доказать. Оказалось, они находятся в Политическом архиве МИД Германии, откуда мы и получили их копии с архивными шифрами.
Впервые Гитлер заговорил о своих планах в Европе за год до Мюнхенской конференции: «Нашей первой задачей должен быть разгром Чехии и одновременно Австрии». При этом он уже тогда полагал «весьма вероятным, что Англия, а предположительно и Франция втихомолку уже списали Чехию…» Один из адъютантов фюрера записал эти его слова на совещании с руководством ВС и дипслужбы Германии 5 ноября 1937 года.
Действительность превзошла ожидания нацистского лидера: воевать за эти территории даже не пришлось — Австрию аннексировали путем аншлюса и «пятой колонны», тот же метод было решено использовать и в Чехословакии (ЧСР), где немцы хотели получить контроль над богатым полезными ископаемыми Судетским регионом.
По Версальскому договору 1920 года проигравшая Первую мировую войну Германия лишилась многих колоний. Она жаждала реванша, и такая мелочь, как обещание соблюдать суверенитет Чехословакии (которая как государство появилась лишь в 1918-м, после распада Австро-Венгрии) едва ли могла остановить Гитлера. В ЧСР тогда проживало 13 с небольшим миллионов человек, при этом чехов было 6,6 млн, немцев — 3,2 млн, словаков — 2 млн  Немецкая карта
Немцы компактно проживали в Судетской области. Там действовала Судето-немецкая партия (СНП) во главе с Конрадом Генлейном. Она-то и стала «пятой колонной» Гитлера в ЧСР.
СНП с 1934-го получала крупные финансовые вливания от Германии. Кроме того, Генлейна поддерживали и британские политики, в частности Черчилль.
— Если не ошибаюсь, Вольтер говорил: «Бог в деталях», — замечает Мироненко. — Благодаря документам можно проследить, как шаг за шагом Гитлер неуклонно вел свою политику. И вовлекал в нее западные страны.
И действительно: невероятно захватывает погружение в мир шифровок советских разведчиков, отчетов дипломатов, писем западных политиков, документов и фотографий. Клубок интриг и политических расчетов, мечущийся по Европе…
Схематично же ситуация выглядела так. После аншлюса Австрии СНП организовала в Судетской области массовые митинги под лозунгом «Один народ, один рейх, один фюрер». А в марте 1938-го Генлейн тайно прибыл в Берлин, где на встречах с Гитлером и его чиновниками был выработан план подрыва чешской государственности: предъявлять пражскому правительству (под предлогом защиты немецкой диаспоры) все более и более радикальные требования. До невыполнимого: создать собственные военные формирования из судетских немцев, вывести из региона чешские войска.
В таком виде донесения резидентов попадали начальникам // фото: Андрей Струнин / "Собеседник"
По дороге к Мюнхену
Существовал договор, по которому Франция и СССР должны были в случае проблем защитить ЧСР.
— Там была сложная комбинация, — говорит Мироненко. — Но Франция в итоге отказалась помогать Чехословакии, да и западные страны ее предали. СССР готов был прийти на помощь, в том числе силой оружия.
Один из моментов, по которому до сих пор идут споры: готовность СССР выполнить договор о помощи и позиция Польши в этои вопросе. Важная деталь выставки, как отмечает Мироненко, это документы, которые показывают, что Польша категорически отказалась пропускать наши войска, а Румыния колебалась. У СССР общей границы с ЧСР не было.
Чешский президент Эдвард Бенеш вел себя крайне непоследовательно. В июне-июле 1938-го власти ЧСР вели переговоры с Генлейном, постоянно идя на уступки. При этом советского посла Бенеш уверял в готовности драться и пробиваться на восток для соединения с Красной армией: «Для спасения своей армии чехи не посчитаются ни с какими чужими границами и территориями». Но не исключал и возможности договориться с Гитлером, подчеркивая, впрочем, что при любом таком соглашении СССР должен будет выступать в роли «гаранта». И в те же дни Бенеш заверял британского посла: «Отношения Чехословакии с Россией всегда были и… останутся второстепенным вопросом, зависящим от позиции Франции и Великобритании… и если Западная Европа потеряет интерес к России, то и Чехословакия его тоже потеряет».
Ни к чему хорошему все это не привело. В сентябре к Гитлеру приехал премьер-министр Британии Невилл Чемберлен. После этого визита чешская сторона получила требование англичан и французов передать Германии территории с более чем 50-процентным немецким населением.
Бенеш отклонил ультиматум. Но уже в 2 часа ночи с 20 на 21 сентября послы снова потребовали аудиенции и передали новое требование: если не будут приняты первоначальные условия, немцы немедленно вторгнутся в страну — при полной «незаинтересованности» Британии и Франции в том, что произойдет с ЧСР.
24–26 сентября чехи провели мобилизацию. Казалось, взят курс на борьбу… Тем более что 26 сентября президент США Франклин Рузвельт выступил с предложением созвать международную конференцию всех заинтересованных стран (включая СССР) для обсуждения создавшегося положения. Советский Союз согласился, но западные державы тут же предложили встретиться в узком составе: только Германия, Великобритания, Франция, Италия.
— Власти Чехословакии на конференцию не пригласили. Они сидели в другой комнате и ждали, как решится судьба страны, — рассказывает Мироненко. — Это было абсолютно унизительно.
Чем все это кончилось, известно: ЧСР потеряла порядка 38% своей территории, 2 тысячи судетских немцев-антифашистов были отправлены в концлагерь Дахау. Кроме того, Праге было предписано решить «венгерский вопрос» (то есть передать Венгрии территорию на юге Словакии). Польша 30 сентября предъявила свой ультиматум — и также получила кусок чешской земли.
В октябре Бенеш ушел в отставку и эмигрировал в США. А вскоре Германия установила протекторат над Богемией и Моравией. От ЧСР ничего не осталось.
…И года не пройдет, как Польша будет оккупирована, а следом за ней и Франция. Расчет западных держав на то, что Гитлера можно умаслить, отдав на растерзание Чехословакию, не оправдался.
Интересный факт
По записи Я. Смутного, начальника канцелярии Бенеша, 11 декабря 1943 г. после подписания советско-чехословацкого договора о дружбе «Сталин заговорил о Мюнхене и атаковал Бенеша (вопросом), почему мы не сражались в сентябре 1938 года. Д-р Бенеш… с улыбкой попытался объяснить, что представлял собой Мюнхен…»
Сталин похвалил чешскую армию, сказав, что она была лучшей в Центральной Европе. В ответ Бенеш «объяснил Сталину: он хотел войны, но войны на двух фронтах. Война исключительно с вашей, русской помощью, была бы войной лишь на одном фронте, остальная Европа только пассивно ассистировала бы и даже, возможно, помогала бы Германии. Сталин и Ворошилов слушали с иронической усмешкой, свидетельствовавшей, что у них иное мнение об этом».
— Безусловно, претензии Бенеша чуть ли не на роль спасителя мира — всего лишь попытка задним числом объяснить провал его политики, — говорит Мироненко. — Бенеш ничем не спас Европу. В сущности, там все были хороши: каждый урвал кусок от Чехословакии, но война все равно разразилась.
цитаты
Посол ФРГ в РФ г-н фон Фрич на открытии выставки:
«Эти события демонстрируют нам провал политики, в которой целые государства оставляли за собой право подавлять суверенитет того, кого считали более слабым. Международная политика не может определяться самоволием и силой. Пра`ва сильного не существует, не существует и права на определение судьбы так называемых слабых… Может существовать лишь сила правил, норм и договоров. А политика не имеет права превращать историю в свой инструмент, опираясь на ее искаженное изложение или же слишком героизируя свое прошлое».
Глава МИД РФ Сергей Лавров:
«Мюнхенский сговор — классический пример того, к каким катастрофическим последствиям способны привести пренебрежение нормами международного права, вера в собственную исключительность и непогрешимость, ставка на национальный эгоизм. Уроки этого события должны служить для всех нас предостережением, особенно с учётом реалий текущего момента».
Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров на выставке «Мюнхен-38. На пороге катастрофы»// фото: Андрей Струнин / Sobesednik.ru  * * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №38-2018.
480 документов (гораздо больше, чем представлено на выставке в ГАРФ), касающихся предыстории Мюнхена-1938, теперь доступны на портале http://munich.rusarchives.ru/.
читайте также:Сергей Мироненко: Не существует одного документа, который бы перевернул наши знания о прошлом
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео