Ещё

«Что в блокчейн попадет — не пропадет» 

Фото: Российская Газета
Какие страны в настоящее время лидируют в применении технологии блокчейн? Существуют ли мировые рейтинги в этой сфере?
— Специальных регулярных общемировых рейтингов пока нет. Но исследований уже немало. Из свежих — мониторинг американских ученых из штата Иллинойс. По их данным, на сегодняшний день в мире реализовано более 200 различных правительственных инициатив по внедрению блокчейн. А в лидерах по этому показателю вместе с Нидерландами, Великобританией и Эстонией — Россия.
Тренд налицо. Если изначально блокчейн воспринимался как узкое техническое решение конкретных проблем, то сегодня он обрел черты базового решения для многих отраслей, стал рассматриваться как всеобъемлющая технология. Обнаружились бесконечные возможности его применения.
Конечно, блокчейн не панацея. Но он обладает уникальными для деловой среды, и ранее трудно достижимыми характеристиками: доступность, контролируемость, неизменность данных, улучшенная инфраструктура доверия. Блокчейн вполне заслуженно становится все более привлекательным инструментом для корпоративного управления, реализации функций государственных структур и самое, пожалуй интересное — их децентрализации и передачи участникам рынков. Допустим, Smart Dubai — инициатива правительства эмирата Дубай. Она призвана ускорить и облегчить взаимодействие между гражданами и государством к 2020 году именно за счет внедрения блокчейн-технологий.
Что касается корпоративного сектора, то тут традиционно впереди все крупнейшие игроки американского рынка. Хотя бум блокчейн-стартапов наблюдается в Швейцарии, Германии, Великобритании и Китае.
Из чего складывается успех в сфере внедрения блокчейна? Он быстро развивается благодаря господдержке или в основе — частная инициатива, энергия бизнеса?
— Хороший вопрос… Прежде всего, определяющий фактор — общественное мнение. Поясню. Глобализация и технологические изменения несомненно приводят к ослаблению доверия людей к классическим институтам с их определенным консерватизмом. Люди не без основания приходят к выводу, что традиционные инструменты рынка и регуляторов не смогли защитить их в должной мере на протяжении последних десятилетий. Например, в 10 из 28 стран, участвовавших в нашем специальном опросе, люди не верят в то, что прежние технологические системы управления в принципе могут успешно работать, и это вызывает многочисленные общественные страхи. Именно такой результат дали опросы во Франции, Италии, Мексике, Южной Африке, Испании, Бразилии, Колумбии, Великобритании, Австралии и США.
Блокчейн — это инновационная технология, эффективность которой уже ясна и чиновнику, и продвинутому коммерсанту. Недавно в серии подкастов для бизнес-лидеров на Freakonomics Radio обсуждался вопрос: что означает «хороший руководитель»? Опросив глав ряда известнейших и авторитетных компаний, аналитики пришли к выводу, что руководитель должен обладать такими качествами, как настойчивость, скромность, трудолюбие, готовность рисковать и умение фокусироваться. Думаю, те же качества требуются и от руководства страны при внедрении инновационных идей. Господдержка важна. Особенно, когда дело касается малого бизнеса. Ведь руководители-инноваторы появляются только там, где создаются условия для совместной работы компаний разных масштабов и из самых разных сфер, где реализуются программы поддержки креативности общества и поиска талантов. Даже на глобальных рынках, если компания хочет расти, ей необходим системный доступ к истинно одаренным специалистам. И тут роль чиновников тоже нельзя недооценивать. Кстати, такие, например, процессы, как Brexit, сильно затрудняют инновационное развитие всего европейского континента.
Какие преимущества дает членство в вашей организации?
— Hyperledger создает и продвигает целый ряд блокчейн-технологий. Прежде всего, в интересах бизнеса, включая современный инструментарий построения распределенных реестров, движки исполнения смарт-контрактов, клиентские и системные библиотеки, интерфейсы пользователей и каталоги специальных приложений. Зонтичная стратегия Hyperledger поощряет использование готовых универсальных блоков, позволяющих быстро компоновать и изменять необходимые элементы при построении распределённых реестров.
Что касается формата сотрудничества, то мы не сторонники жестких рамок. Например, во всех opensource-проектах консорциума Linux Foundation может принимать участие любой эксперт — в частном порядке, как физическое лицо. Будь он специалистом ассоциированного или корпоративного члена консорциума или сотрудником компании, не входящей в нашу организацию. Это не имеет значения. Как раз преимущество opensource-проектов в открытости для всех.
В подобном формате старается работать и Hyperledger: только вы получаете доступ на основе личного кода. К вашим услугам вся документация, удобная коммуникация с рабочими группами и техническим управляющим комитетом в формате регулярно проводимых хакатонов и митапов. Главная особенность, пожалуй, исключительно в том, что в процессе создания своих продуктов, сервисов и решений для бизнеса вы как участник консорциума используете блокчейн-технологии Hyperledger. Ну, и разумеется, мы часто проводим закрытые встречи для своих членов, на которые приглашаем лидеров разных отраслей банковского, инвестиционного, технологического, производственного и логистического направлений, Интернета вещей (IoT), поскольку это помогает в поиске выгодного сотрудничества.
По сути, Linux Foundation и Hyperledger вместе обеспечивают инфраструктуру для наиболее эффективной работы, включающую технические, юридические, маркетинговые и организационные аспекты. Мы подбираем для участников консорциума партнёров, продвигаем их на различных мероприятиях, оказываем маркетинговую и PR-поддержку, обеспечиваем защиту их интеллектуальной собственности.
С какими проблемами, как показывает опыт, в первую очередь сталкиваются ваши коллеги при внедрении лучших мировых практик в своих странах?
— Hyperledger создал бренд, который все чаще рассматривается как высокий признанный стандарт, безопасная платформа для корпоративных команд и комфортное место для сотрудничества в сфере новых технологий. И я бы назвал первой проблемой для всех нас — недобросовестное, некорректное партнерство. Разумеется, в каких угодно совместных проектах могут быть трудности, как в любом программном обеспечении случаются баги, которые даже в неизменяемом распределённом реестре могут привести к раскрытию данных. Но я говорю именно о недобросовестности игроков. Они могут делать вид, что соблюдают правила, но при этом поступать абсолютно некорректно. Например, могут заваливать систему непроверенной, бесполезной и ненужной информацией.. А ведь не стоит забывать про значимость фактора метаданных. Ни один смарт-контракт или другой блокчейн-компонент не смогут сделать так, чтобы каждый узел стер информацию. Это то же самое, как если кто-нибудь попросит вас, читателя, забыть прочитанное. Поэтому очень важно, чтобы участники сети заключали основной договор с учетом необходимости правильного и добросовестного обращения с информацией.
Да, мы сегодня знаем, как стимулировать эффективный диалог в информационной сети. Мы опытным путем установили, что для корректного партнерства важно уменьшить значимость роли центрального игрока насколько это возможно. Но… жесткость правил необходима. И в связи с этим определенная сложность заключается в установлении четких критериев, на основании которых участники могут быть как добавлены в сеть, так и удалены из нее.
Что вы скажете о российской инновационной практике? Какой опыт Россия должна учитывать в процессе перехода к «цифровой» экономике?
— Преимущества работы вне границ, в глобальном пространстве, в том, что мы можем свободно и оперативно обмениваться информацией, понятны. Но и тут необходимо помнить, что требования к распределенному реестру могут существенно отличаться и невозможно создать единое универсальное решение, которое подойдет всем. Hyperledger использует совокупность подходов и инструментов для создания решений для бизнеса на основе блокчейна. У модульного метода много преимуществ.
В перспективе, вполне возможно, появятся миллионы публичных и закрытых распределенных реестров, предназначенных для разных рынков. Конечно, эти сети смогут взаимодействовать по определенным стандартам, и в идеале использовать общую технологическую базу, подобно тому, как сообщество Linux использует общее ядро операционной системы. Но потенциально у каждого реестра будет свой механизм консенсуса, предпочтительный язык смарт-контрактов и другие уникальные характеристики. Наверняка, будут свои особенности и у российских проектов.
Но при всем том, главное, как и для всех других, на мой взгляд, не замыкаться в своих индивидуальных разработках и следить за чужим опытом. Тем более сегодня, когда технология блокчейн и приложения на ее основе только начинают развиваться. Полезно наблюдать за глобальными процессами совершенствования нормативной базы, примечать новые модели управления и практику их применения. Словом, в нашем деле предстоит постоянно учиться друг у друга.
Что вы думаете о проекте создания системы охраны оборота и защиты интеллектуальной собственности, основанной на блокчейн-технологии?
— Верю в успех. Ведь в условиях усиливающейся конкуренции охранять интеллектуальную собственность чрезвычайно сложно, особенно в цифровом мире, упрощающем копирование и распространение всего чего угодно. Блокчейн призван решить задачу обеспечения неизменности информации об авторстве и правообладании.
Сергей Матвеев, президент Федерации интеллектуальной собственности:
Сфера интеллектуальной собственности — лучший «полигон» для трансформации правовых и экономических отношений за счет использования технологий распределённых реестров. Во-первых, не существует «корпораций» по созданию результатов интеллектуальной, творческой деятельности — это всегда дело отдельных людей, микро-коллективов, научных лабораторий. Даже если они объединены в крупные научно-технологические центры или творческие мастерские — все равно, система интеллектуального творчества напоминает «гаражную экономику» — она всегда децентрализована, самобытна, свободна и разнообразна. В этой части распределённые реестры — идеальное и естественное техническое решение для выработки новых, цифровых обычаев фиксации фактов создания новых объектов, изменения режима их правовой охраны, фиксации фактов передачи прав и использования результатов. Во-вторых, до момента, когда результаты обретают реальную экономическую ценность они проживают достаточно долгую жизнь — меняются режимы их правовой охраны, они перерабатываются и интегрируются. Как пример — сфера кинематографа, мультипликации — до момента, когда фильм выйдет в прокат и начнет приносить реальный доход нужно использовать множество результатов — образы персонажей, литературное произведение, которое станет основой сценария, музыка, а в современной анимации — голоса или мимика актеров. Невозможно получить продаваемый продукт не зафиксировав все, что происходило с объектами и правами, и долю творческого участия отдельных людей или коллективов создание итогового продукта. То же самое происходит и в сфере технологий. Поэтому распределенный реестр важен не только как инструмент фиксации информации об авторах и правообладателях, а как источник информации обо всем, что происходило и с правами и объектами — иначе споры и конфликты разрешать будет тяжело, а с учетом «цифровой турбулентности» иногда невозможно. Так что функции реестра намного шире. Я уж не говорю о том, что рынок интеллектуальной собственности очень динамичен и подвижен — и здесь блокчейн должен стать источником оперативной информации о возникновении споров, залогах, судебных запретах — участники рынка должны видеть всю «историю жизни» объектов и прав, поступающую из разных узлов распределённого реестра, в формировании которого должны принимать равное участие и авторы, и компании, использующие результаты их труда, и судебная власть, и патентное ведомство. Наконец, распределённый реестр открывает возможность создания принципиально новых сервисов для самых разных индустрий, снижающих транзакционные издержки на правовую охрану результатов. Распределённый реестр открывает недоступную ранее возможность сформировать конкурентную среду, например, в сфере экспертизы или оценки коммерческого потенциала объектов как для сферы авторского, так и патентного права. Это нечто новое, то, чего в традиционной «централизованной» системе сделать точно не удастся.
Только самое важное, на что сразу предлагал бы обратить внимание — соблюдение принципа достоверности информации на первом этапе ее поступления, истинность тех данных, которые предназначены для размещения в сети. Блокчейн — по природе своей система, исповедующая принцип: «что сюда попадет — не пропадет». Информация останется навсегда. А это, в вопросах защиты права собственности, один из решающих факторов.
Что будет, если кто-то заявит о своих правах на дизайн Кремля? Мы, общество, можем знать, что это неверно, однако запись информации в блокчейн — необратимое действие. Можно внести изменения в последующие записи, но тут встаёт вопрос: кто будет проверять новую информацию? Таким образом наиболее важный вопрос при построении сети — это предоставление доступа к распределённому реестру и подключение участников, которые проверяют и вносят данные о правах и объектах ИС. ***
Максим Прокш, советник председателя правления фонда «Сколково» по интеллектуальной собственности:
Сам по себе распределенный реестр не может гарантировать качество и достоверность информации — это должны делать те узлы реестра, которые погружают информацию в него. В этом смысле технология, которая дав возможность что-то записать, открыть сделать доступным без возможности впоследствии что-то изменить накладывает иную ответственность на конечные точки — университеты, общества по управлению правами на коллективной основе, крупные музыкальные или книжные издательства. Поэтому российская сеть IPChain построена по принципу «Proof of Auhority» и именно поэтому узлами сети в ней являются крупные держатели или производители контента, в чьих интересах обеспечить достоверность информации. Именно поэтому узлами сети стали и Суд по интеллектуальным правам и патентное ведомство — у всех участников сети одна, общая цель — достоверность и публичность информации об объектах и правах, об их использовании на всех стадиях их «жизненного цикла».
Что вы думаете о стратегии IPChain по интеграции продуктов ИС из сферы культуры, науки и техники в экономический оборот с помощью технологии блокчейн?
— Блокчейн создает условия для взаимодействия на основе универсального источника достоверной информации. Все работающие на рынке участники сети, оказываются в выигрыше — клиенты, производители продукции, поставщики, финансисты. Для них нет никаких географических или нормативных ограничений, которые традиционно грозят дополнительными издержками. А значит блокчейн дает реальный шанс увеличению прибыли. И это уже не теория, а практика рынка. Например, Dot Blockchain Media (dotBC) формирует реестр прав на музыкальный контент. Композиторы, исполнители, распространители, издатели и правообладатели заявляют здесь о своей интеллектуальной собственности и реализуют самые смелые пожелания по ее коммерциализации с учетом любых современных форматов, подходящих для их произведений. Информация хранится в распределенной сети, которая использует Hyperledger Sawtooth. Партнерские отношения в музыкальной среде и медиаиндустрии на базе dotBC позволяют оперировать подлинными данными о более чем 63 миллионах зарегистрированных записей по всему миру.
Аналогичным образом построена сеть Open Music Initiative (OMI), которая построена на Hyperledger Sawtooth. Это «цифровая среда» с открытым кодом для регистрации прав на музыкальные произведения и приобретения лицензий на них.
В качестве достойного примера можно упомянуть и ArtChain Global на основе Hyperledger Fabric. В распределённом реестре имеется хранилище данных, модуль реализации прав, инфраструктура исполнения смарт-контрактов, предполагается подключение устройств IoT для автоматического отслеживания использования объектов интеллектуальной собственности. И, что крайне важно, механизм коммуникации ArtChain Global «заточен» на достижение консенсуса в спорах.
IPChain интересен тем, что он продвинулся дальше — он строит кросс-индустриальный стандарт обмена как объектами, так и правами интеллектуальной собственности. Это не просто автоматизирует индустрии или рынки — это создает базис для появления самых разнообразных сервисов, открывая новые рынки.
Андрей Кричевский, Президент Ассоциации IPChain:
Также как Linux Foundation и HyperLedger, сеть IPChain — это некоммерческий проект для всей сферы интеллектуальной собственности — как для сферы искусства и медиа, так и для промышленности, науки и технологий. Речь идёт о создании единой инфраструктуры на базе участников сети, что позволяет распределить затраты на функционирование всей сети среди узлов (nodes), причём каждый из них, являясь крупным игроком сферы интеллектуальной собственности, не будет ощущать существенного бремени затрат на поддержание своего узла. Никакой криптовалюты или токенов сеть не предусматривает — в её основе лежит private blockchain на основе технологии Hyperledger Fabric. Эта технология была выбрана ещё и потому, что она дает возможность раскладывать информацию в разные каналы внутри одного леджера и разграничивать к ним доступ. Это важно для работы с финансовой составляющей, ноу-хау и другими видами «чувствительной» информации. Распределенный реестр IPChain — а сегодня в сети уже более 10 узлов — не создан для автоматизации или «опрозрачивания» какой-то конкретней компании или отрасли. Это инфраструктурное решение, которое позволяет множеству участников рынка строить платформы, экосистемы и конечные сервисы для разных индустрий, эффективно взаимодействовать с государством — от патентного ведомства до судебной системы. Бизнес-составляющая вынесена в платформы, экосистемы и цифровые сервисы, которые будут функционировать с использованием инфраструктуры IPChain. Сегодня таких платформ и сервисов, несмотря на то, что реестр заработал только в начале лета, строится немало — это биржа интеллектуальной собственности IPEX, краудинвестинговая платформа CO-FI, сервис для учета, хранения и коммерциализации прав и объектов ИС — n’RIS, программный комплекс для организаций по управлению авторскими и смежными правами на музыкальные произведения и фонограммы — HyperGraph, b-2-b сервис для озвучивания баров и ресторанов FonMix. Если брать сферу промышленности — это решение для депонирования, экспертизы новизны и сходства трехмерных моделей с помощью нейронных сетей, которое для всего инжинирингового рынка страны строит Санкт-Петербургский политехнический университет. Совершенно новые объекты — алгоритмы обработки социально-экономической информации и сами массивы такой информации будут обрабатываться сервисами, которые сегодня проектирует Высшая школа экономики. Присоединяются к сети и уже функционирующие цифровые сервисы — LitRes, BankPrav.ru, Онлайн-патент и другие. Сама сфера интеллектуальной собственности за счет инфраструктурного решения — распределенного реестра, платформ и сервисов, созданных на ее основе, становится совсем другой — правовая охрана и защита интересов правообладателей и добросовестных потребителей результатов интеллектуальной, творческой деятельности становятся быстрыми, технологическими и понятными.
Словом, опыт многих коллег по Hyperledger на рынке интеллектуальной собственности подтверждает, что стратегия IPChain бьет прямо в цель.
Дмитрий Тер-Степанов, Директор по направлению «Нормативное регулирование» АНО «Цифровая экономика»:
Планом мероприятий по нормативному регулированию программы предусмотрено внедрение технологии распределенных реестров в различных сферах: интеллектуальной собственности, финансовой сфере, в электронных системах независимой фиксации юридических фактов как третьей доверенной стороны. Существенные перспективы данная технология имеет в тех случаях когда требуется взаимодействие множества одноуровневых субъектов, построении межгосударственного интеграционного взаимодействия, ее применение планируется для целей удостоверения прав в рамках ЕАЭС. Все возможные перспективы применения технологии децентрализованного ведения реестров планируется оценить в рамках формирования предложений по комплексному регулированию различными отраслями законодательства (гражданским, административным, уголовным, образовательным, трудовым и т.п.) различных направлений цифровой экономики, описав ее возможное применение в соответствующей концепции.
Акос Бона, Представитель Венгрии в программе «Единый цифровой рынок ЕС»:
Когда блокчейн только появился, весь IOT и многочисленные инвесторы радовались тому, что после долгих поисков нашлось, наконец, решение, способное спасти мир. Изначально блокчейн был разработан для криптовалют с целью обеспечения уникальности и оптимальности транзакций, однако вскоре многие игроки рынка поняли, что блокчейн — прекрасная технология для шифрования с помощью одной уникальной транзакции, а не множественных транзакций, которые легко скопировать (легче осуществить перевод, используя множество вариантов). После того как базовые технологии начали стремительно развиваться, финансовые институты захотели контролировать разработки, чтобы продолжать удерживать лидирующие позиции в деловом мире. Я убежден в том, что мы находимся лишь в начале эволюции технологии блокчейна. Сейчас трудно представить, к чему она придет в итоге, если вообще у технологий есть какой-то финальный результат. Идентификация пользователей является ключевым фактором информационной безопасности. Основная угроза блокчейна состоит в том, что ни одна транзакция не является прозрачной, и это может привести к использованию современных технологий террористами, киберпреступниками и тому подобными. Шифрование оставляет лазейки цифровым мошенникам. Для того, чтобы стратегия стала работать на мировом уровне, она должна быть единой и универсальной. Отдельные стратегии Евросоюза, Азии, США — не лучшее решение. Вместо локальных, изолированных решений нам необходимо создать единую глобальную стратегию, и как можно скорее.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео