Ещё

Gazeta Polska (Польша): Дилеммы стран Балтии и Восточно-Центральной Европы 

Фото: ИноСМИ
Текст подготовлен для выступления Антони Мачеревича (Antoni Macerewicz), бывшего министра национальной обороны Польши, на «Рижской конференции», прошедшей в столице Латвии 28-29 сентября 2018 года.
Версальский мирный договор определил, как будет выглядеть Западная Европа, но оставил открытым вопрос судьбы Европы Восточной и Центральной. Главной проблемой были коммунистические революционные движения, которые хотели захватить весь европейский континент и создать на нем систему советских республик. Такова была цель вторжения советской армии, которой руководил Лев Троцкий и командовал маршал Михаил Тухачевский. «Через труп белой Польши — на запад» — этот лозунг говорил о стремлении создать советское пространство и пресечь национально-освободительные устремления в регионе, который простирается от Балтийского до Черного и Адриатического морей. Источником уверенности в том, что план реален, служила решимость коммунистического движения в России и Германии, а также выросшая на исторической почве идея об общности российско-немецких интересов.
В 1918-1921 годах польско-белорусско-украинские войска разбили российско-немецкий коммунистический союз сначала под Варшавой, а потом на Немане. Без этой победы в Восточно-Центральной Европе не смогли бы появиться независимые государства, их сразу же ждала бы такая судьба, как после 1939 года, кода в результате заключения пакта Молотова — Риббентропа Европу разделили на зону советской и немецкой оккупации. В итоге Россия с согласия союзников добилась своих целей в 1945. Всю Восточно-Центральную Европу оккупировал СССР.
Перестройка и ответ Восточно-Центральной Европы
Стратегическая цель перестройки состояла в том, чтобы выдавить США из Европы и создать условия для укрепления российско-немецкого союза. Как писал советник Путина Александр Дугин, Россия готова оставить в немецкой сфере влияния страны Балтии, Польшу и большую часть Восточно-Центральной Европы (за исключением Украины и Белоруссии), лишь бы Германия заключила союз с Россией и ослабила связи с Америкой.
Эту логику перестройки прекрасно иллюстрируют события последних лет. В 2003 году в ответ на освобождение Соединенными Штатами Ирака появился «континентальный союз», объединяющий Россию, Германию и Францию, которые открыто выступали против мирового лидерства Вашингтона. Потом Североатлантический альянс под давлением Берлина отказался принимать в свои ряды Украину и Грузию, Москва напала на грузинское государство, произошла смоленская катастрофа, далее россияне захватили Крым и Донбасс, был сбит малазийский пассажирский самолет, и стало очевидно, что Кремль готовится к восстановлению советской империи.
Лишь эти события (и усилия Польши, начавшей восстанавливать свою армию, а также заключившей стратегический союз с США) позволили остановить процесс восстановления доминирующей позиции России в Европе. Ключевым моментом стал саммит НАТО в Варшаве, за которым последовало размещение на восточном фланге батальонных боевых групп, танковой бригады США и батальона воздушных сил. Сейчас мы ждем переломного шага: создания на территории Польши, то есть на восточном фланге Альянса, постоянных американских военных баз.
Дилеммы стран Балтии
Этот историко-политический фон показывает, что все страны Восточно-Центральной Европы находятся, в принципе, в одинаковых условиях. В чем заключается специфика стран Балтии? Предельно ясно, что независимость этим государствам может гарантировать лишь военная сила союзников. Их собственные шаги в сфере безопасности достойны уважения, однако, на фоне крайне сложной экономической, географической и демографической ситуации этого для защиты от российской угрозы будет недостаточно. Риск развязывания гибридной войны, в которой за диверсиями последует ограниченная атака, призванная спровоцировать политический переворот или даже связанная с угрозой применения тактических ядерных вооружений, в странах Балтии гораздо выше, чем в других государствах нашего региона.
Решения, которые были приняты на варшавском саммите НАТО, стали сигналом в адрес России и, возможно, смогли отвести угрозу, которая так ярко описана в книге «2017: Война с Россией». Здесь следует подчеркнуть, что еще в мае 2016 года полной ясности относительно инициатив НАТО на восточном фланге у нас не было. Звучали мнения, что они должны ограничиться странами Балтии и не затрагивать Польшу. Сторонники такого подхода, по всей видимости, исходили из идеи, что с таким форматом будет легче согласиться России. И только когда мы объяснили союзникам, насколько важен для реальной защиты стран Балтии Сувалкский коридор и польская территория, Альянс решил заняться восточным флангом комплексно. В этом вопросе позиция стран Балтии и Польши полностью совпадала, и если Москва рассчитывала использовать в своих интересах возможные споры, ей пришлось быстро расстаться с иллюзиями.
Разумеется, риск возникновения в странах Балтии военных и политических угроз остается. Среди них следует особенно выделить гибридные диверсии, в которых Москва может использовать численность и роль русскоязычного населения. Ключевым фактором останется в любом случае стремление России внести раскол в ряды стран восточного фланга и претворить в жизнь план по созданию большого континентального союза, а также выдавливанию США с этой территории.
Есть ли альтернатива для США?
Следует сказать прямо: Германия и даже весь Евросоюз в целом не сможет в ближайшее время обрести такую военную мощь, которая бы позволила остановить Россию, если та решит напасть на Запад. Есть ли у Европы потенциал? Да, и она способна его развить даже после выхода Великобритании из ЕС. Польша была, пожалуй, первой страной, которая открыто подняла эту тему, указывая на возможность и необходимость создания общеевропейских вооруженных сил. Однако очень быстро оказалось, что это лишь мечты: европейской армии до сих пор нет, и ничто не указывает на то, что войска, способные вступить в противостояние с Россией, появятся у нас ближайшее время.
Такая ситуация сложилась по нескольким причинам. Во-первых, население Германии, Франции и остальных государств «старого ЕС» не готово идти на жертвы и предназначать на вооружения суммы, сопоставимые с теми, какие выделяет на них Россия. Во-вторых, нарастает культурно-цивилизационный кризис, спровоцированный волной массовой миграции, которая накрыла Западную Европу. В таких условиях этот регион не сможет добиться такой мобилизации населения, какая нужна для того, чтобы противостоять российскому империализму. В-третьих, идеология глобализма, выступающая фундаментом разрушающей Запад антицивилизации, строится на отрицании патриотизма, семьи и традиционных ценностей, в итоге общество теряет способность защищаться от агрессии такого противника, как Россия. В-четвертых, российское предложение (мир, энергоресурсы, рынки сбыта) выглядит настолько привлекательным, что подавляет инстинкт самосохранения. В-пятых, Западную Европу раздирает конфликт стратегических интересов. Франция, обладающая реальным военным потенциалом и глобальными амбициями, концентрируется в первую очередь на угрозах в своих традиционных сферах влияния: в Африке и на Ближнем Востоке. Германия, в свою очередь, в большей степени осознает российскую угрозу, но одновременно сохраняет традиционные связи с Москвой, получая взамен экономические и политические выгоды. Европейской армии не будет, появиться может лишь континентальный союз, а тогда Восточно-Центральную Европу будут считать лишь удобным помостом между Германией и Россией.
Где искать спасения и как ответить на нарастающие угрозы?
В первую очередь следует отринуть иллюзии и провоцируемые внешними силами распри. Сейчас, как после 1918 года, мы можем полагаться только на себя, на собственные силы, решимость и взаимную поддержку. Мы продемонстрировали наши возможности, проведя беспрецедентную политическую акцию, увенчавшуюся историческим саммитом НАТО в Варшаве и переломным решением США о размещении на восточном фланге американских ротационных сил. Нельзя останавливаться на полпути, нельзя позволить противнику расстроить наши ряды. Россия понимает только язык силы. Такой силой в необходимом масштабе располагает сейчас только Америка, так что нам следует совместно поддержать план по размещению американских баз в Польше, ведь они смогут защитить весь восточный фланг и в особенности его северо-восточный участок.
В контексте этого плана огромное значение приобретает военная, инфраструктурная и энергетическая поддержка сообщества стран Междуморья. Энергетическая безопасность позволит нам освободиться от российского давления, а создание транспортной инфраструктуры на направлении север — юг укрепит региональную интеграцию в рамках ЕС и повысит транспортный потенциал войск США и НАТО.
Необходимо также объединить усилия, направленные на реформирование Европейского союза. То, что необходимость в реформе назрела, показали миграционный кризис и беспардонные попытки навязать всем странам решения, которые выгодны в первую очередь Германии. Выходящие за рамки европейских договоров попытки вмешательства во внутренние дела отдельных государств совершенно недопустимы. На Польшу, Венгрию и Румынию в последнее время оказывают такое давление, что Европейский союз рискует превратиться в парагосударственное образование, с чем совершенно нельзя согласиться.
Если мы не восстановим в ЕС баланс сил, не получим гарантий поддержки США в виде американской базы и не обеспечим себе энергетическую безопасность, мы откроем путь к формированию континентального союза, в котором нам отведут роль второго плана и подчинят наши интересы российским.
Если он появится, сложится такая же геополитическая ситуация, как в 1939 году, которая может обернуться теми же последствиями, что и тогда. Гитлеровская оккупация нанесла всем государствам нашего региона огромный ущерб, однако, оккупация советской России длилась гораздо дольше и оказалась для нас не менее губительной. При этом если немецкие военные преступления осудил весь мир, вынеся им приговор в Нюрнбергском трибунале, то советские преступления оставили без внимания. Геноцид, разрушение христианской цивилизации, развал основ экономики и глубокая деморализация целых поколений — все это нанесло нашим народам такие раны, которые не затянулись до сих пор. Советские оккупанты стремились создать мафиозно-агентурное общество, и с этим наследием, которое может послужить базой для российской агрессии, нам приходится бороться до сих пор. Чтобы раз и навсегда покончить с этим, не позволить гидре советизма возродиться в новом обличье, нужно осудить советские преступления, заклеймить ту идеологию, ее наследников, тех, кто внедрял ее в жизнь. Нам нужен второй Нюрнбергский процесс.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео