Ещё

Борьба с коррупцией на Украине превратилась в высокодоходный бизнес 

Фото: Украина.ру
По данным украинского «24 телеканала», экс-глава Мелитопольской райгосадминистрации Александр Мангул, ныне возглавляющий Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК), только за август получил более 233 тыс. грн (примерно $8250).
Впечатляющая зарплата и у руководителя НАБУ Артема Сытника — 162 тыс. грн (примерно $5730) в месяц. Несколько меньше, 66 тыс. грн ($2340) у главы Государственного бюро расследований Романа Трубы, правда, это ведомство официально до сих пор не запущено. В целом руководителям антикоррупционных ведомств и их заместителям последний месяц лета принес почти 1 млн 300 тыс. грн ($46 тыс.).
При этом средняя зарплата на Украине в первом квартале 2018 года составляла около 8,1 тыс. грн ($290). Средняя украинская пенсия ещё меньше: в мае она находилась на уровне 2517,82 грн ($89).
По мнению политического эксперта, руководителя центра «Третий сектор» Андрея Золотарева, свои высокие зарплаты антикоррупционеры не отрабатывают — коррупция при них только идёт вверх. По его словам, эффективность антикоррупционной вертикали в Украине стремится к нулю.
«Если говорить об антикоррупционной системе, то последние социсследования, проведенные USAID, четко показывают, что вопреки тому, что власть очень много и красиво говорит о борьбе с коррупцией, избиратель убежден в обратном, что при нынешнем режиме коррупция только усилилась», — заявил Золотарёв в комментарии изданию Украина.ру.
Он также отметил, что борьба с коррупцией на Украине превратилась в высокодоходный бизнес.
«Антикоррупционная гора родила мышь. Борьба с коррупцией в Украине превратилась в высокодоходный бизнес. Это — хорошо оплачиваемое занятие, когда люди участвуют в семинарах, выступают в эфирах, но положение вещей от этого не меняется. Как сформировалась в свое время прослойка профессиональных украинцев, так теперь на деньги западных фондов и посольств сформировалась прослойка профессиональных антикоррупционеров. К борьбе с коррупцией это не имеет никакого отношения, так как Порошенко коррупционную систему не ломает, он ее возглавляет», — отметил политический эксперт.
Андрей Золотарев подчеркнул, что антикоррупционные активисты занимаются не столько борьбой с коррупцией, сколько ее имитацией.
В свою очередь директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник, говоря о причинах провала борьбы с коррупцией на Украине, отметил изначальную порочность системы новосозданных антикоррупционных учреждений.
«Они вынуждены были начинать свою работу с топ-чиновников, начиная с президента, премьер-министра и заканчивая депутатами Верховной Рады, главами обладминистраций. Но эти антикоррупционные органы не могут выполнять такие задачи, поскольку они сформированы теми самыми топ-чиновниками, с которыми должны бороться. Поэтому антикоррупционные ведомства начинают работать в режиме пиара, возникает противостояние между самими этими ведомствами, потому что центры контроля над этими органами разные, зачастую конкурирующие», — заявил Бортник в комментарии Украина.ру.
Итогом такого противостояния и несоответствия системы поставленным задачам стала тотальная безнаказанность украинских топ-коррупционеров — гораздо большая, чем во времена президента Виктора Януковича.
«За последние 4 года ни один украинский топ-чиновник не наказан. Даже при «преступной власти» Януковича был наказан целый ряд высокопоставленных чиновников. Судья-колядник Игорь Зварыч, министр экологии, глава государственной комиссии ценных бумаг, депутат коалиции Игорь Марков — человек 10 высокопоставленных чиновников и политиков были наказаны реальными сроками лишения свободы, некоторые с конфискацией. Сейчас такого и близко нет», — констатировал Бортник.
По его данным, антикоррупционные реформы, подобные украинской, практически ни в одной стране мира не завершились успешно. Исключением стала Румыния, в которой антикоррупционную прокуратуру и антикоррупционный суд удалось взять под контроль представителям иностранных государств.
«В некоторых странах подобные антикоррупционные органы удалось оторвать от власти. Но относительно эффективная антикоррупционная реформа была только в Румынии. Практически во всех странах борьбой с коррупцией занимается прокуратура, суды — традиционные правоохранительные органы. В Румынии удалось оторвать эту антикоррупционную структуру от власти и поставить её под контроль западных партнеров и таким образом её эффективное функционирование. На Украине же не получается перевести антикоррупционеров под контроль Запада», — подытожил эксперт.
Украинские власти не намерены отдавать лишаться возможности разворовывать деньги налогоплательщиков: борьба с коррупцией на Украине обречена на провал. Это прекрасно понимают жители страны, что подтверждают исследования социологов.
В частности, в январе фонд «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива совместно с Центром Разумкова обнародовали результаты совместного опроса, согласно которому около 80% украинцев считают неуспешными меры властей страны по борьбе с коррупцией. Это неудивительно: большинство дел против коррупционеров не доходит до суда, часть разваливается в суде.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео