Ещё

«Карикатурист — это как профессиональный киллер: работает по заказам и может „замочить“ кого угодно» 

Фото: РИА "ФедералПресс"
«Чтобы задеть публику, надо брать либо то, что случилось пять минут назад, либо что-то вечное»
Владимир, основной профиль вашей работы — это политическая карикатура?
— Скорее, сатирическая с элементами политики. Здесь важно разграничить: раньше я был стопроцентным политическим карикатуристом, сейчас политику и сатиру, по большей части, оставил для души, а деньги зарабатываю разнообразной инфографикой.
А где рисуете для души, в каких изданиях?
— Это не СМИ, речь идет о Facebook. Там у меня есть своя, уважаемая мной, аудитория, свои поклонники, там важно быть своевременным и актуальным. Например, премьер-министр Дмитрий Медведев ляпнул о повышении пенсионного возраста, он даже рот закрыть еще не успел, как у меня готов замысел, и я тут же нарисовал. Чтобы задеть общественность, или, как я говорю, публику, надо брать либо то, что случилось пять минут назад, либо что-то вечное. В актуальности мне очень помогает радио: оно включено, в основном, на канал «Вести 24», иногда иногда на их антипод «Эхо Москвы» и так сутки напролет.
Какой Facebook в плане аудитории, чего она хочет от вас помимо актуальности?
— Как ни странно, френдам и подписчикам хочется искренности от художника, определенного уровня самокритики; виртуальные пользователи не приемлют позерства и самолюбования. Конечно, сатира на политиков всегда хорошо заходит, но еще лучше шла серия про мальчика и собаку. Я тогда понял, что у людей есть тяга к доброму, что озлобленность — это признак неудачника, человека, который не смог реализоваться. Я политиков нарисовал на годы вперед, и они потеряют свою значимость спустя пять минут, а мальчик с собакой останется и будет интересен всегда.
Помню, хороший был отклик на вашу серию работ со ждунами.
— Да, она выстрелила в определенный момент, и мой хитрый замысел со спекуляцией на ней успешно сработал. Сейчас ждунов никто не заметит, они отошли. В этом тоже своеобразие аудитории в Facebook — она «клюет» в коротком промежутке времени на рейтинговые вещи. Моя самая популярная работа с кучей лайков и перепостов — облако, составленное из знаменитого выражения «дебилы, ***» министра иностранных дел Сергея Лаврова. Тогда же такие облака символизировали наиболее употребляемые выражения. Получилось, что художник Кремлев постоянно говорит «дебилы, ***», «дебилы, ***», «дебилы, ***».
«Губернатор не вправе мешать художнику»
Как давно стали заниматься политической и сатирической карикатурой?
— Лет тридцать назад, в конце восьмидесятых. Жил после армии и университета в родной Твери и рисовал для местных газет и журналов. Времена были золотые: гонорар за одну карикатуру составлял 5 рублей. На эти деньги можно было весь день выпивать и закусывать в любом кабаке. Хотя и на 90-е мне сложно грешить, тогда я вышел на федеральный уровень.
Где работали?
— Почти во всех крупных изданиях, а потом в только-только появлявшихся интернет-изданий — это уже ближе к двухтысячным.
Что нужно было федералам в плане иллюстраций, какие хотели видеть карикатуры?
— В основном разгул преступности и коррупция, но, честно говоря, не было никакой фильтрации: можно было «бить» по всем ключевым точкам. И самое интересное, мне за это ничего не было, никто меня не трогал, не ругал, не преследовал. Сейчас такого быть не может. У меня есть история об этом.
В девяностые жил и работал во все той же Твери. Разумеется, активно рисовал политические карикатуры на тогдашнего губернатора региона Владимира Платова и мэра Твери Александра Белоусова. Порой рисунки, если смотреть сегодняшними глазами, были унизительными для губернатора и мэра. Но, что меня поразило, ни Платов, ни Белоусов нигде и никак не реагировали на мои работы. Помню, как-то подошел к губернатору и спросил, сильно ли он обижается на мои творения, а Владимир Игнатьевич глянул на меня по-доброму и ответил, что у каждого своя работа. Он руководит, а Кремлев рисует. И губернатор не вправе мешать художнику, если даже тот изображает Платова неважно.
На контрасте события прошлой осени, когда тверская областная администрация рекомендовала одному изданию, которое со мной сотрудничало, не использовать мои работы. Мол, Кремлев не создает положительный образ власти.
«Мог бы нарисовать Путина так, чтобы все ржали»
Правильно понимаю, что вы сегодняшний отличаетесь от себя двадцатилетней давности? И определенные принципы в работе у вас тоже есть?
— Сначала отвечу о принципах. Их сложно выработать, потому что работа карикатуриста — это как работа профессионального киллера. Художнику важны противоречия: с них идут заказы, чтобы кого-то задеть или «замочить». Это, в основном, касается различных предвыборных кампаний. Шесть лет назад я был натуральным оборонительным оружием политического плана: работал на RussiaToday и рисовал на злободневную международную тематику. Там я понял, что шутка — дело серьезное
Кое-какие принципы для себя все же сложил. Я не беру заказы на моих друзей и тех, кого я знаю лично. Второй момент — я не стану рисовать наших политических лидеров в оскорбительном свете по предложению от иностранных заказчиков, хотя мог бы изобразить Владимира Путина так, что все будут ржать.
Тем не менее Путин присутствует на ваших работах в Facebook…
— Они беззлобные, потому что я понимаю ответственность за свои рисунки и слова, понимаю, какой шум могут поднять мои иллюстрации. В этом и есть ноша художника: он, с одной стороны, мыслитель и выражает мир, как его воспринимает, с другой, он отвечает за свои работы в прямом смысле слова. Это и есть ответ на ваш вопрос о сравнении Кремлева-2018 с Кремлевым-98. Сегодня я — это конкретный персонифицированный художник со своим стилем и форматом. Есть и другие, кто рисует в очерченном жанре, как, например, Сергей Елкин, мой талантливый коллега — он, к примеру, изображает власть не всегда в положительном ключе. Могу назвать еще пять ярких авторов, все они очень разные стилистически, а также в политических и просто житейских взглядах. Думаю, в этом и есть ценность для истинных любителей нашего жанра — видеть одно событие с разных сторон, с чем-то согласиться, а с чем-то категорически нет, но думать при этом самостоятельно.
Раньше же была сплошная серая масса. Были только жанры, ярких представителей не наблюдалось. Мало кто подписывал свои работы, сегодня же подпись — это личный бренд и знак качества.
Были ли когда-нибудь предложения, когда вы понимали — это граница, та самая «двойная сплошная», которую опасно пересекать?
— Недавно были заказчики из Казахстана, они хотели увидеть конкретную критику российских политиков, но я не «мочу» Россию по заказу извне, я Родину люблю. Вообще, судьба меня спасла от подобной фигни, все мои заказчики — умные люди и понимают, к чему может привести игра на острие и как опасно не отвечать за свои слова. Мусульман, как в Charlie Hebdo, никто не провоцирует. У меня даже наоборот получилось: сейчас работаю с партнерами из Дагестана, создаю негативный образ террориста и боевика. Причем рисую террористов как хитрого и коварного врага, а не глупого и несуразного. Меня когда-то американцы сравнивали с Борисом Ефимовым, и это — наивысшая похвала, но сегодня мы не можем, как Ефимов, изображать противников глупее нас.
Автор работ: Владимир Кремлев (velmerk@gmail.com) / facebook.com/vladimir.kremlev.3/
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео