Ещё

Граффити зашло в свердловскую Общественную палату 

Граффити зашло в свердловскую Общественную палату
Фото: Уралинформбюро
Некоторые жители уверены, что мегаполис накрыло волной граффити, представляющих собой завуалированную рекламу наркоторговцев. С рисунками, которые «убивают» молодежь запрещенными веществами, познакомилась Общественная палата . Первые предложения после просмотра — создать антивандальную службу из маляров и экспертов по граффити, а также набросить на город «сетку» из видеокамер.
Искусство — налево, пропаганда — направо!
Инициатор слушаний в недавно избранной Палате — екатеринбуржец Илья Бастраков безапелляционно заявил, что практически все граффити, рисунки и надписи на фасадах домов и заборах — это в чистом виде реклама наркотиков. В доказательство он привел несколько изображений, на которых подробно разобрал методы работы торговцев «запрещенкой». По словам Бастракова, различные детали рисунков — точки, вопросительные и восклицательные знаки, стрелки и сами сюжеты изображений могут многое сказать наркоманам.
"Иногда указываются напрямую номера телефонов, адреса сайтов в Интернете. Иногда информация шифруется. Любой рисунок на стене дома, содержащий буквы, цифры, символы, значки, а также изображающий тематически «нечто наркотическое» — это и есть «рекламный щит» наркоторговцев. Граффити-методы давно взяты ими на вооружение", — отметил он.
Фото: выступление Ильи Бастракова в Общественной палате Свердловской области
Бастраков предложил создать специальную антивандальную службу, в которую войдут маляры и эксперты. После определения, содержится ли в обнаруженных граффити пропаганда наркотиков, «вредные» рисунки нужно без раздумий закрашивать.
Эту инициативу «в щепки» разнес глава фонда «Город без наркотиков»  — «автору самому надо провериться на наркотики». В беседе с корреспондентом «Уралинформбюро» он подчеркнул, что видит пропаганду в текстовых надписях с прямыми контактами дилеров, а в граффити ее нет.
Я видел телефоны, рекламу, видел всякую чушь по телевизору, слышал много песен с пропагандой наркотиков… А насчет граффити — извините меня.
По мнению Кабанова, для борьбы с наркотиками необходимо делать то, что прописано в законе. В частности, он видит угрозу в «песенках», которые рекламируют употребление. «Если поет Децл про коноплю и кайф — это пропаганда. „Мама-марихуана“, героин и прочий бред — тоже пропаганда», — пояснил президент ГБН. «Есть граффити очень красивые. Может, там и есть что-то завуалированное, но если вы будете долго смотреть в „Черный квадрат“, тоже много чего увидите. Каждый видит свое. Пропаганда же должна доходить до потребителя».
Мэрия против
Столь же скептично настроены в администрации Екатеринбурга. Начальник отдела по координации работы по профилактике и борьбе с наркоманией мэрии Юлия Касимова объяснила, что при существующих порядках деятельность такой службы невозможна. Ответственность за очистку фасадов и сооружений лежит на собственниках зданий. При этом отслеживать чистоту должны квартальные инспекторы: они выдают владельцам «пропагандирующих» стен уведомления, в которых указаны сроки уничтожения рисунков.
В ходе обсуждения выяснилось, что в мегаполисе работают несколько волонтерских групп, сообщающих о незаконных надписях на стенах. Из мэрии информация «спускается» квартальным. С апреля 2018 года в Екатеринбурге смыли 92 граффити, о половине из которых сообщили горожане. Основная проблема в борьбе с «пропагандистскими» изображениями состоит в том, что поймать авторов, творящих под покровом ночи, практически невозможно.
Заместитель председателя согласился с идеей создания комиссии, и предложил «накрыть» Екатеринбург сетью сплошного видеонаблюдения. В качестве примера он привел подобную систему безопасности в микрорайоне Академический.
Безусловно, их нужно привлекать по «наркотическим» статьям КоАП и УК. Однако можно ввести наказание для таких «художников» в рамках гражданско-правового законодательства: например, изрисовал фасад — плати за его полную покраску.
Запрещенке — бой!
Экскурсовод по стрит-арту в Екатеринбурге Алексей Шахов уверен, что пропаганду наркотиков на улицах можно найти только в «прямых» рекламных объявлениях типа «Соли, миксы, спайсы».
"Часто что-то непонятное человеку трактуется им как негативное, чтобы оправдать свое незнание. Подозреваю, что граффити в диком стиле у кого-то ассоциируются с наркотиками", — поясняет он. И отмечает, что о шифровании в рисунках сведений для наркоманов слышит впервые.
Алексей Шахов ведет экскурсию по стрит-арту Екатеринбурга/Фото Марины Фионовой
По мнению Шахова, комиссия по отделению граффити от «запрещенки» может скатиться во вкусовщину: «Хотелось бы, чтобы действовали только, как хороший полицейский — защищали полюбившиеся горожанам работы, заботились об их обновлении, но не брались судить и обвинять — искусство или не искусство. Мне кажется, что измерение любви горожан — единственный критерий, по которому можно присвоить стрит-арту охраняемый статус».
Дискуссия о граффити явно затянется. Пока же «Уралинформбюро» предлагает Общественной палате Свердловской области рассмотреть другие инициативы, способные улучшить жизнь в Екатеринбурге. Например, создать сеть приютов для бомжей или озаботиться работой пункта временного содержания собак городской Спецавтобазы. Ну, раз добрались до граффити, то явно не к чему больше голову приложить!
Яна БРЫЗГАЛОВА
Одиночество в мегаполисе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео