Ещё

Путч 1993 года стал уроком для политических сил России, заявили эксперты 

Фото: РИА Новости
, 3 окт — РИА Новости. События конца сентября-начала октября 1993 года стали страшным уроком для различных политических сил, на горьком опыте они научились тому, что надо договариваться и искать компромиссы по самым сложным и казалось бы непримиримым вопросам; победа сторонников реформ привела к принятию действующей Конституции, которая может не совсем сбалансирована, но гарантировала существование как страны, считают политологи, опрошенные РИА Новости.
В этом году исполняется 25 лет с момента завершения острейшего внутриполитического кризиса в современной России.
Конфликт 1993 года стал продолжением конфронтации первого президента РФ , а также его сторонников с противниками реформистской политики во главе с вице-президентом и председателем Верховного совета . Политические разногласия переросли в вооруженные столкновения в центре Москвы, штурм и , а также введение военной техники и обстрел Белого дома. По разным данным, жертвами «черного октября» стали порядка 160 человек.
Период конкуренции
Аналитики отмечают, что причины конфликта осени 1993 года стоит искать в более ранних событиях. Это время начала 90-х ознаменовалось глубочайшими преобразованиями во всех сферах общества, которые происходили при этом в отсутствие эффективной, дееспособной государственной власти, поясняет ведущий научный сотрудник Института общественных наук .
В условия этого кризиса власти страна, по его словам, погрузилась еще до 1993 года, ключевые события произошли в 1989-1991 годах, когда сначала рухнули структуры , которые и были реальной властью в СССР, к чему впоследствии добавился и распад государственных властных структур собственно советского государства.
"Понятно, что такого рода кризисы быстро не преодолеваются. Но при всем этом мы должны понимать, что ключевой составляющей всех тех событий, которые произошли осенью 1993 года, был еще и конституционный кризис, потому что, хотя страна подошла к 1993 году уже с сильно обновленной Конституцией, но та конструкция, которая была заложена в эту Конституцию, была совершенно неудачной", — считает Беспалов.
Вице-президент полагает, что события сентября-октября 1993 года как раз и стали завершением периода конкуренции между различными ветвями власти, результаты которой были непредсказуемы. Он добавил, что в период начала 90-х годов, вплоть до октября 1993 года, ситуация в стране была крайне неопределенной: «кто будет у власти через неделю или через месяц, иногда было неясно».
Эксперты отмечают, что, с одной стороны, появилась сильная президентская власть, в то же время, функции между главой государства и съездом народных депутатов, который был тогда не просто законодательным органом, а высшим органом госвласти, должным образом не были разграничены.
"Съезд народных депутатов России появился в 1990 году, в 1991 году появился президент — прошли президентские выборы. Они какое-то время были вместе, потому что противостояли союзной власти. Когда рухнул СССР и начались гайдаровские реформы, они буквально через несколько месяцев оказались конкурентами, уже к середине 1992 года. Вот события 1993 года поставили точку в этом вопросе, президент победил", — сказал Макаркин.
Уроки истории
По мнению Макаркина, 1993 год стал страшным уроком для всех: несмотря на раздробленность позиций среди демократической элиты, три года спустя на президентских выборах 1996 года они мобилизовались и провели голосование, хотя был соблазн отменить его из-за низких рейтингов главы государства. «Просто был такой страх, что Ельцин проиграет, будет реванш. Но большинство политической элиты выступили против такого варианта, все-таки было принято решение провести выборы. И это со стороны власти, то есть каких-то решений, которые могли привести к новому взрыву общественного гнева, недовольства, этих решений больше не было, таких шоковых», — отметил политолог.
Аналитик добавил, что хотя оппозиция — и их союзники — организовывали демонстрации, митинги, но они больше не пытались перехватить власть с помощью народного гнева. «Опять-таки, шли на выборы — где-то выигрывали, как в , где-то проигрывали, как на президентских. В общем, эти на самом деле страшные события, потому что в центре Москвы возникала гражданская война, привели к тому, что градус противостояния все-таки снизился, и драматизм снизился и в последующем», — сказал Макаркин.
Политолог подчеркнул, что все-таки на таком страшном опыте политики учились тому, что надо договариваться, возможны компромиссы и «не надо всё тянуть на себя».
"Политическая система стала более компромиссной, менее биполярной, когда мы — они, непримиримая борьба, стала уходить непримиримость. И сейчас, например, мы видим обсуждение пенсионной реформы — такое эмоциональное, драматичное тоже, но оно проходит в обстановке, которая совершенно не напоминает начало 90-х годов. Оппозиция участвует в слушаниях, в согласительных процедурах, вносит свои поправки, к чему-то из этого власть прислушивается, к чему-то — нет, но идет такой рабочий процесс", — пояснил эксперт.
Конституционные итоги
Макаркин считает, что в результате событий 1993 года и последующего принятия Конституции РФ, произошел перекос в сторону исполнительной власти по итогам, и законодательная власть оказалась здесь в роли второстепенной.
"Наверное, если бы принимали Конституцию в более спокойной ситуации, а не в конце 1993 года, может быть, была бы возможность эти права расширить, что было бы целесообразно", — полагает он, отмечая при этом, что такая редакция была сделана с оглядкой на съезд народных депутатов, которые больше представляли собой «огромный митинг», чем парламент.
В свою очередь Беспалов отметил, что модель разделения властей, которая в итоге была реализована в действующей Конституции России, — тема для отдельного большого разговора.
По словам политолога, «нынешняя конституционная модель не вполне сбалансирована, но, по крайней мере, от повторения столь острых кризисов, который случился в 1993 году, нынешняя Конституция страну гарантировала, что уже само по себе не так мало».
Катастрофа и гражданская война
Эксперты единодушно заявляют, что если бы верх в противостоянии одержали не Ельцин и его сторонники, то страну ожидали бы катастрофические последствия с угрозой полномасштабной гражданской войны.
"Россия оказалась бы в совсем катастрофической ситуации, это была бы не просто череда кризисов, это был бы перманентный кризис, чреватый просто гражданской войной и полной дезинтеграцией государства", — убежден Беспалов.
По мнению Макаркина, даже если предположить такой вариант, при котором в противостоянии 1993 года победила сторона Руцкого и Хасбулатова, то все равно не было бы превосходства законодательной власти над исполнительной.
"Был бы один большой митинг, который в исторически короткие сроки завершился бы тем, что после целого ряда конфликтов и столкновений — не знаю, вооруженных или невооруженных — но к власти пришел бы куда более авторитарный правитель, чем Борис Николаевич Ельцин. Так оно происходит: когда идет длительное время смута, хаос, политики выясняют отношения, не могут договориться, тогда часто власть берет кто-то один. И вот уже вопрос, что было бы тогда с законодательной властью, каков был бы институт выборов и был ли бы он вообще", — рассказал о возможном развитии событий эксперт.
Аналитик добавил, что в случае победы Руцкого и Хасбулатова такой триумф законодательной власти был бы мнимым и временным, а дальше, скорее всего, авторитарный режим — «такой, скорее, державной конструкции, попытки восстановить СССР, причем при постоянной угрозе уже не локальной, а куда более масштабной гражданской войны».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео