Ещё

Возможность заработать свой хлеб в поте лица станет привилегией 

Возможность заработать свой хлеб в поте лица станет привилегией
Фото: Деловая газета "Взгляд"
Мир быстро и стремительно меняется. На наших глазах происходит цифровая революция: внедряется блокчейн, развивается искусственный интеллект, общепризнанной тенденцией стала роботизация.
Что это означает? Это означает, что в скором времени чувство невостребованности и ненужности будет посещать всё большее число людей всё чаще, а вот обратное (востребованности, незаменимости и собственной значимости) редко — и оттого сильно радовать.
Конечно, это не касается межличностных отношений и главного чувства, которое дано испытывать человеку — любви. Но это вполне применимо к способности человека обеспечивать себя «хлебом насущным» (Мф. 6: 11): В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят (Быт. 3: 19).
Эта библейская истина приобретёт новый оттенок и новое значение: возможность заработать свой хлеб в поте лица также станет привилегией. Как для согнанных со своих земель английских пауперов во времена огораживаний XVI — XVIII веков? как для американских рабочих во времена Великой депрессии 1929 — 1933 годов, смотрящих на нас с фотографий тех лет с табличками «Will work for food» — «Готов работать за еду». От этого состояния люди успели отвыкнуть.
Конечно, как показывают даже эти два примера, такое в истории человечества уже было. И человечество это пережило, смогло приспособиться и значительно выросло с тех пор. Приспособится и в этот раз, но приспособится человечество в целом. Приспособится ли конкретный человек — открытый для него вопрос.
Если пристальнее посмотреть вглубь веков, то удивляться, действительно, особо нечему. Такое положение вещей характерно для большей части человеческой истории. Другое дело, что мы отделены от той эпохи примерно 250 годами (десять поколений), когда мир развивался в несколько иных условиях.
В  в силу национальной специфики (в период зарождения в Северной Европе капитализма в нашей стране сохранялось крепостное право) мы и вовсе не переживали такое явление как «пауперизация». Наша история не была идиллической: ни крепостная деревня, ни военные поселения графа Аракчеева не были похожи на картины из «Буколиков» Вергилия, но такого зла, как пауперизация, в России всё же не было никогда.
На рубеже XVIII и XIX веков англиканский священник предложил ставшую знаменитой теорию, в честь него именуемую «мальтузианством». Суть её в следующем: поскольку неконтролируемый рост населения приведёт к голоду, только жесткий контроль рождаемости обеспечит выживание.
Мир, окружавший Мальтуса, хорошо известен русскому читателю по романам о Дэвиде Копперфильде и Оливере Твисте: бездомные разорившиеся крестья