Ещё

Разделяй и плати. Сортировка мусора дорого обойдется казанцам 

Фото: Казанский репортер
В мэрии подсчитали эффект от первого месяца эксперимента по раздельному сбору в Авиастроительном районе. На вторичную переработку удалось отправить в два раза больше мусора чем раньше — 15% вместо прежних 8%. Правда, как выяснилось, эксперимент этот недешевый, так что казанцам вскоре стоит ждать существенного повышения тарифов. К слову, по подсчету регионального оператора в восточной зоне Татарстана рост тарифов составит до 300%. «Казанский репортер» проследил путь мусора от контейнера до свалки и узнал, какие контейнеры вскоре появятся в городе, что изменистя в системе обращения с отходами и кто за это заплатит. ЛУКАВАЯ ЦИФРА СОРТИРОВКИ — Молодежь все подряд кидает не разбираясь, а вот бабушки немного смотрят куда выбросить. Тут с садика нужно приучать, иначе не будут, — рассказывает работница управляющей компании, которая обслуживает мусорные контейнеры. Контейнеры для раздельного сбора отходов появились в Авиастроительном районе с 1 августа. На 110 площадках в порядке эксперимента установили 428 емкостей. До Швейцарии, с ее сортировкой на десятки видов отходов, Авиастрою еще далеко, пока выбор между двумя контейнерами: то, что можно вторично использовать и то, что у нас не перерабатывается. Но даже это значительный шаг по сравнению с остальной Казань. На Кварталах, например, даже клетки для пластиковых бутылок найти непросто. В контейнеры с желтой наклейкой нужно выбрасывать металл, пластик, макулатуру и стекло. Дуальный сбор должен существенно облегчить сортировку. Объем мусора остался таким же, каким и был. За полтора месяца из Авиастроительного района вывезли 15 тысяч кубометров ТБО. Но структура мусора немного изменилась. — Видим сегодня первые результаты, которые, прямо скажу, не являются фантастическими. Нет такого, что сразу — и ах! Определенные позитивные моменты мы видим, но над этим еще надо работать, — рассказывает курирующий сферу ЖКХ замглавы Исполкома Казани Искандер Гиниятуллин. — Мы пока видим небольшое улучшение. Точнее, как, небольшое: в 2 раза стало больше сортированных отходов. Было 8%, стало 15%. Такая лукавая цифра… С одной стороны, двукратное увеличение, с другой — всего на 8%. Но это первые шаги, первые результаты, которые достигнуты минимальными затратами. Начинается уже отделение пищевых отходов от общей массы. Обратная сторона процесса — повышение транспортных расходов. Разные типы мусора нужно вывозить отдельно друг от друга, иначе в сортировке нет никакого смысла. Так что мусоровозам приходится ездить в два раза больше. — Этот мусор не смешивается. В одну машину, в одну кучу не попадает, как некоторые думают, — говорит Гиниятуллин. — Это все идет разными потоками. Приезжает машина, отдельно собирают отходы, отдельно их вывозят на отдельную линию сортировочной станции. Потом за другими типами отходов приезжает уже другая машина и везет их на отдельную линию. Машина после погрузки прессует мусор, чтобы можно было больше загрузить и не возить воздух. После того, как контейнер загрузили в мусоровоз, машина отправляется на мусоросортировочную станцию КАК РАБОТАЕТ МУСОРОСОРТИРОВОЧНАЯ СТАНЦИЯ О существовании мусоросортировочной станции в Московском районе знают все, что проезжал по улице Васильченко. Внешне предприятие мало чем отличается от остальных построек промзоны. Горы привозимого мусора скрыты за забором. А вот с что делать с запахом пока не придумали… Первым делом, приезжающий на станцию мусоровоз взвешивают, после чего он выгружает мусор в ангар. Оттуда транспортерные ленты доставляют отходы на ручную сортировку. — Цепочку с крестиком находил, колечко. Редко, но бывает, — не отрываясь от работы рассказывает работник сортировочной станции. Из общей массы, поступающей на конвейерную ленту, сортировщики вручную отбирают то, что еще можно переработать: картон, макулатуру, полиэтилен, пластиковые бутылки разных цветов и стекло. Кстати, стекло, в отличие от пластиковых бутылок не разделяют по цвету, как это делается в Европе. Его продают битым, при этом везут за 1600 километров в Минеральные воды. Оказывается, поблизости нет перерабатывающих предприятий. — А транспорт у нас, сами понимаете, не совсем дешевый. Поэтому были такие времена, когда мы стекло переставали отбирать, потому, что доставка стоила дороже, чем само стекло. Но сейчас ситуация боле–менее меняется, вроде пошел небольшой спрос, — рассказывает директор по эксплуатации УК ПЖКХ Евгений Туз. Бумагу и картон тоже увозят за пределы Татарстана, на «Марбум» в Волжск или на комбинат Чувашию. А вот пластиковые бутылки перерабатывают недалеко, около Ореховки под Казанью. Пластиковые бутылки и картон сейчас самая дорогая фракция. А меньше всего на сортировочной станции рады пищевым отходам и строительному мусору. — Есть в Казани проблемы по переработке древесины. Мы пока не делаем из древесины пелеты, хотя надо бы. В Казани этого нет, а вот в Челнах есть, — объясняет Евгений Туз. — Все зависит от спроса. Мы периодически делаем полный анализ. Из опыта — процентов 30 того, что привозит мусоровоз подлежит дальнейшей переработке. Но экономическим спросом пользуется только процентов 10–15. Остальное просто ничего не стоит и смысла его отбирать никакого нет. Та же самая ветошь. Раньше мы ее отделяли и продавали, сейчас она никому не нужна. В среднем оборот станции составляет около 3 миллионов рублей в месяц. Особой прибыли предприятие не приносит, денег хватает лишь на текущее содержание: налоги, зарплату и коммунальные платежи. На инвестиционные проекты средств совсем не остается. МУСОРНЫЕ ТАРИФЫ ВЫРАСТУТ Скоро в городе появятся контейнеры для еще одного типа мусора — опасных отходов. 21 сентября будет заключен контракт по итогам конкурса с поставщиком таких емкостей. Всего в Казани должны установить 83 контейнера для приема батареек, градусников, энергосберегающих и люминесцентных ламп. Кроме этого сегодня в городе уже существуют 35 пунктов, где принимают батарейки. Их адреса можно найти на интерактивной карте. — При сортировке отходов самое главное — это извлечь из них опасную фракцию, наиболее вредную и загрязняющую природу. А полезные фракции, которые можно отправить на переработку уже потом. Вот и та, и другая задача будет решаться. Пока вся работа городских властей по приучению казанцев к раздельному сбору выглядит как некий эксперимент. Системно за это дело должны взяться с 1 января 2019 года, когда начнет работать региональный оператор. Мы побеседовали с Искандером Гиниятуллиным и спросили о том, что изменится в системе обращения с отходами и кто за это заплатит. — Стоит ли в ближайшие месяцы ждать контейнеры для раздельного сбора в других районах города? — Посмотрим. Это значительная финансовая нагрузка на ПЖКХ ложится. Они приобрели достаточно много контейнеров, вместо того, чтобы один раз заехать и разом увести 4 контейнера, они 2 раза ездят. Это тоже расходы и затраты. Но мы им благодарны за то, что они реализовали этот проект в пилоте. Если будет возможность, то будем продолжать и дальше. От нас этого ждет «Салават Купере», сейчас как раз находимся в переговорах. — Получается, что пока сортировать мусор не выгодно? — поинтересовался «Казанский репортер». — Кто такое сказал? — Исходя из Ваших слов выходит, что финансовая нагрузка ложится на ПЖКХ, они больше тратят, чем получают… — Нет, не так. Я сказал о том, что есть определенные инвестиции в реализацию этого проекта и пока, на данном этапе отдача незначительная. Для того, чтобы эти проекты стали рентабельными, нужно выходить на 30–40% сортировки, как это в цивилизованном мире делается. Мы к этому придем, я уверен, но нужно время. Здесь экономика вопрос важный, но не главный. Если бы он был главным, ну нас проекта в Авиастроительном районе тоже не было бы. — Почему? — Потому, что пришли к бизнесмену и сказали: вложись, а конкретная отдача будет, когда мы людей научим. — С первого января у нас что–то существенно изменится? — С первого января согласно федеральному закону должен появиться региональный оператор, обязанности которого будет внедрение раздельного сбора. — И я про это же. — Перед региональным оператором поставлены масштабные задачи, до 2022 года он должен сделать очень многое. По западной зоне он должен построить 21 мусоросортировочную станцию. Он должен построить три крупных межмуниципальных полигона: в Буинске, в Алексеевском и Арском районах. Он должен построить три крупных перерабатывающих комплекса при этих полигонах. Он должен в Буинске построить железнодорожную перегрузочную станцию для того, чтобы возить отходы. Я уж не говорю о том, сколько тысяч площадок, контейнеров и мусоровозов нужны, чтобы с каждой деревни была возможность эти отходы собирать. Объем задач просто грандиозный, это миллиарды рублей вложений, которые должны навести порядок в отрасли. — Эти миллиарды рублей как региональный оператор собирается окупать? За счет повышения тарифов? — В том числе, да. Действующее законодательство сегодня построило тарифную политику по расходной схеме, то есть амортизация от этих вложений будет ложиться в расходы предприятий, соответственно будет отражаться в тарифах. Но мы внесли предложение руководству республики рассмотреть возможность республиканского софинансирования, по крайней мере крупных инфраструктурных объектов, которые в дальнейшем останутся в собственности республики и их можно будет делегировать новому региональному оператору, когда срок действия контракта закончится. Правительство сейчас над этим вопросом думает. Это в какой–то степени позволит нивелировать нагрузку на тариф и оставит в распоряжении республики эти инфраструктурные объекты. — Как у нас тариф изменится по Вашим расчетам? Минстрой прогнозирует, что в Альметьевске будет плюс 300%, в Набережных Челнах — плюс 70%. Как в Казани? — Я не могу комментировать слова министра, ему видней. — Ну все–таки, порядок какой: 10%, 100%, 1000%? — Не знаю, честно. Мы этими цифрами не владеем, это Госкомитет по тарифам. Ожидается рост, во всяком случае в тех четырех субъектах, которые перешли на схему с региональным оператором, тарифы выросли. — Сильно? — По–разному. В Красноярске, по–моему, в 13 раз…Сейчас 85–90% всех отходов отправляется на свалки, это около 550 тысяч тонн мусора в год. Существующие полигоны в Казани скоро будут не в состоянии принимать новый мусор. Самосыровская свалка переполнена закрыта. 3 года назад открывали полигон «Восточный» на 40 гектаров, но через пару лет и он будет полностью забит, так что уже сейчас готовят вторую карту свалки. Подобная ситуация и на полигоне утилизации ТБО на Химической. Первая карта переполнена, в декабре 2018 года собираются ввести в эксплуатацию вторую очередь на 28 гектаров. Антон Райхштат.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео