Ещё

«Бронзовая бабушка» и день города Днипро 

Фото: Украина.ру
Настоящая Пальмира как известно находится в Сирии в оазисе Тадмор. Северной Пальмирой по-прежнему именуется Санкт-Петербург а, мы посмотрим на историю пальмиры Южной. Нет, не в Одессе планировала заложить ее Екатерина Великая. И город, ее славящий искал свое место совсем в другом месте, пока не остановился там, где находится поныне.
Казалось бы, 22 января 1784 года матушка-императрица собственноручно вывела на бумаге «губернскому городу под названием Екатеринослав быть по лучшей удобности по правой стороне Днепра, у Кайдака», Однако столетие Екатеринослава отмечали в 1887 году, а 200-летие Днепропетровска — в 1976-м. Но все эти даты не доказывают древности, столь желательной для украинского мифа, поэтому есть и другие версии.
Одни хотят вывести начало города от византийских монахов, другие — от половецких кочевий или казацкого местечка, а третьи — от неудачной попытки построить город в неподходящем месте в 1776 году.
Факт же состоит в том, что 9 (20) мая 1787 года матушка-императрица лично заложила первый камень нового города в основание Свято-Преображенского собора. Можно также вспомнить екатерининский указ от 4 сентября 1784 года, где говорится «повелеваем основать университет, в котором не только науки, но и художество преподаваемые быть долженствуют». И он явно не стыкуется со второй субботой сентября, хотя и ближе всего к ней. 13 октября 1786 года государыня назначила финансирование этого заведения, академию художеств и музыки с хирургическим и народными училищами в размере 60000 рублей на год, но куда делись эти деньги, история умалчивает.
Так уж получилось, что губернатор поселился в губернском центре уже после смерти государыни. Но прибыл он не в Екатеринослав а в… Новоросийск. Нет-нет, не в те края, где уроженец этих мест Леонид Ильич Брежнев оборонял Малую Землю! Этим переименованием император Павел убрал с карты наследие собственной матери, о которой Пушкин писал впоследствии:
Старушка милая жила Приятно и немного блудно, Вольтеру первый друг была, Наказ писала, флоты жгла, И умерла, садясь на судно.
Замечу, что свое имя в губернии государь оставил — с Павлодаром там скромничать не стал, как впрочем и с городами, названными в честь старших своих сыновей —Александровском (ныне Запорожье) и выросшим из Белевской крепости Константиноградом (ныне Красноград).
В 1802 году Александр I вернула городу имя своей возлюбленной и незабвенной бабки. И так было до 1926 года, когда город назвали в честь местного депутата Госдумы, ставшего затем «всеукраинским старостой» — Григория Петровского. Ни опала Григория Ивановича, ни даже немецкая оккупация не приводили к смене названия. Только нынешние власти сделали городу топонимическое обрезание.
На плане города Екатеринослава 1792 года архитектором И. Е. Старовым указано место для памятника Екатерине II и стоит собственноручная подпись императрицы «Быть по сему. Екатерина». Сначала казалось, что это решение также канет в Лету, как и университет с академией, ведь ни Павел, ни Александр ставить монумент не стали. И только третий внук государыни — Николай Павлович осуществил бабушкино решение. Екатеринославские обыватели получили высочайшее разрешение на покупку скульптуры Екатерины, заказанную некогда Афанасием Абромовичем Гончаровым. Основатель рода Гончаровых, купец и промышленник получивший дворянство, решил увековечить государыню посетившую его полотняный завод в 1775 г. Заказ был сделан у берлинской фирмы «Томсон Рованд и Ко», а грандиозная статуя должна была украсить калужское имение Гончаровых.
Когда спустя десять лет «бронзовая бабушка» наконец прибыла в Россию, заказчика уже не было в живых. Его внуку Афанасию Николаевичу она оказалась без надобности, и устанавливать памятник не стали. Двухсотпудовая бронзовая статуя Екатерины оказалась единственной ценностью, которую он, благополучно промотавший наследство предков, дал в приданное за внучкой Наташей. Так обладателем статуи императрицы стал Александр Сергеевич Пушкин.
В письме от 29 мая 1830 г. начальнику Третьего Отделения Собственной Е. И. В. канцелярии А. Х. Бенкендорфу Пушкин писал:
«Прадед моей невесты некогда получил разрешение поставить в своем имении Полотняном Заводе памятник Императрице Екатерине II. Колоссальная статуя, отлитая по его заказу в Берлине, неудачна и не может быть воздвигнута. Вот уже более 35 лет, как она погребена в погребах дома. Торговцы медью предлагали за неё 40 тыс. рублей, но теперешний владелец Гончаров не хотел на это согласиться. Он дорожил этой статуей, несмотря на её уродливость, памятуя о благодеяниях покойной Государыни. Он боялся, что если уничтожит статую, то потеряет право вновь воздвигнуть монумент. Теперь, когда брак его внучки решен, он оказался без средств и после Государя лишь его Августейшая Прабабка может его вывести из затруднения».
Через месяц Пушкин получает ответное письмо, в котором говорилось, что «Государь изъявил соизволение своё на расплавление имеющейся у Гончарова колоссальной неудачно изваянной в Берлине бронзовой статуи, блаженной памяти Императрицы Екатерины II». Много лет поэт безуспешно пытался продать «бабушку» на литье, и, в конце концов, получил за нее два векселя — на 9000 и 3900 рублей, срок которых истекал 1 февраля 1837 года. Но тремя днями раньше его не стало.
«Бабушка» же оказалась на литейном заводе Ф. Берда, где в 1844 году ее увидели екатеринославские купцы братья Коростовцевы. Заводчик уверил их, что монумент достался ему от наследников самого князя Потемкина, основателя Екатеринослава, мечтавшего установить статую в центре нового города, названного в ее честь.
Генерал-губернатор граф М. С. Воронцов дал разрешение на сбор средств среди екатеринославского дворянства. 26 сентября 1846 года состоялось торжественное открытие памятника. Но в 1905 году рядом построили исторический музей и памятник оказался между музеем и собором, без выхода на проспект. Потому гласные городской думы решили перенести его. Тогда же был сделан и новый постамент, который стоит и по сей день, — на нем сейчас возвышается памятник Ломоносову.
Установившаяся в 1918 г. советская власть решила, наконец, дать ход царскому «соизволению на расплавление». Однако статую спас директор музея, знаменитый историк казачества Дмитрий Яворницкий, настоявший на передаче ее музею. Сначала Екатерину спрятались с глаз подальше, а потом памятник поставили во дворе музея рядом с каменными бабами. Там его застала война. Эвакуировать императрицу никто не стал, и когда город 25 октября 1943 года освободили советские войска, следов статуи уже не обнаружилось.
Другие памятники императрице вернулись в Одессу и Симферополь, светлейший князь Потемкин — в Херсон, а для Екатеринослава при нынешнем мэре Филатове было бы большим чудом сохранить хотя бы пьедестал вместе с Ломоносовым. Но так не бывает, чтобы она исчезла навсегда!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео