В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Сергей Рубаков: "Меня называют коррупционером, но документального подтверждения этому нет"

Напомним, обвиняют в посредничестве во взяточничестве и крупном мошенничестве. Что касается первого эпизода, то гособвинение посчитало доказанным, что Рубаков выступил посредником между директором ГУП "Стройконтроль" Реналем Мязитовым, которого силовики заподозрили в мошенничестве и который хотел предотвратить скандал, и сотрудником по Максимом Докучаевым, в чьих силах теоретически было остановить крах. Однако Докучаев в итоге сам отправился на два года в колонию, а Мязитов покинул свой пост.

Адвокат Рубакова объяснил: Рубаков оказался между молотом и наковальней. Якобы Мязитов боялся ФСБ и постоянно говорил об этом, а Докучаев твердил, что может помочь, вот Рубаков и свел двух "страждущих". При этом он якобы не искал для себя никакой выгоды, в том числе финансовой. Факт получения денег никто не отрицает, но вся сумма должна была "уйти" дальше, а потому мотивы экс-чиновника интерпретируются неверно. С учетом исключительных обстоятельств и активного сотрудничества со следствием к Рубакову по этому эпизоду можно было бы проявить максимум снисхождения, а может быть, даже освободить его от уголовной ответственности.

Видео дня

Второй эпизод, который вменяется Рубакову, — мошенничество. По версии следствия, Рубаков получил от директора ООО "Квартал" 5 млн руб. за помощь с изменением технических условий подключения к ливневой канализации жилого комплекса на ул. Водников, хотя реально не мог помочь ему с этим.

Между тем, Мурад Мусаев заявил, что свою часть "сделки" Рубаков как раз выполнил: он никогда не обещал своими силами решать эту проблему, он лишь свел Пискунова с главой нужного департамента, который оказал ему максимум содействия, благодаря авторитету Рубакова и личным хорошим с ним отношениям. В итоге проблема была решена за три месяца, причем законным способом. Так что никакого мошенничества тут нет, более того, и состав преступления найти тоже проблематично, ведь все было по закону, а факт передачи денег известен лишь со слов Пискунова и его знакомого Рассказова, который эти деньги якобы ему дал. Сам Рубаков и его секретарша отрицают данный факт. Поэтому по второму эпизоду обвинения защита просила Рубакова оправдать.

" меня называет коррупционером, но документального подтверждения этому нет. Потому что следствие достаточно подробно занималось моей личностью, исследовало мое имущество, мои счета, но у меня нет ничего, что не было бы задекларировано. ФСБ подняли декларации с 2006 г., но также ничего сверхъестественного не нашли, — заявил сегодня в суде Сергей Рубаков. — По первому эпизоду я признаю событие, но не знаю, как оно должно быть квалифицировано. Безусловно, я в этом раскаиваюсь, но я уже понес свое наказание, за полтора года домашнего ареста моя жизнь сильно изменилась. Что касается второго эпизода, то события такого не было. Почему все это произошло? На меня активно давили в процессе следствия, так что 22 июня 2017 г. у меня произошел инсульт. Меня склоняли к тому, чтобы я дал на кого-то показания, я этого не сделал, может быть, поэтому и появилось второе уголовное дело".

Рубаков просил не отправлять его в колонию.

Какой вердикт вынесет суд, узнаем 11 сентября — на этот день планируется оглашение приговора по делу.