Ещё

Возмездие несущим смерть. Террористов наказывают даже десятилетия спустя 

Фото: АиФ Ставрополье
Заложники политики
СССР распался. На очереди была Россия, и первыми о выходе из неё заявили сепаратисты, в сентябре 1991 года захватившие власть в Чечне. Ближайшие регионы вокруг неё превратились в ресурсную базу для бандитов. Они угоняли скот и воровали людей, чтобы получить выкуп. Тогда же теракты стали использовать в политических целях. «Прославившийся» на весь мир войной с роженицами Шамиль Басаев первую вылазку совершил ещё в 1991 году, захватив самолёт, летевший из Минеральных Вод в Свердловск, ныне Екатеринбург. Всё обошлось без жертв. По требованию террористов, самолёт слетал в Анкару, где Басаев выступил перед телекамерами, и приземлился в Чечне. Невредимы остались и угонщики, и заложники. Это был один из первых и самых бескровных терактов. Потом захват заложников был поставлен на поток, а жертвами террористов стали сотни людей.
Дважды автобусы с пассажирами на Ставрополье оказывались в руках бандитов в 1992 году. В мае 1994 года — очередная атака. В Минводах у горы Змейка захвачен «Икарус» с пассажирами, которые ехали из Ставрополя во Владикавказ. На место теракта из краевого центра прибыла группа сотрудников спецслужб, которые начали переговоры. Террористы требовали 10 млн долларов, вертолёт и телевизор, чтобы видеть, как освещают захват заложников журналисты. Технику им отнёс руководивший группой силовиков Николай Корж. Он и взял переговоры на себя. За самоотверженность позже его наградили орденом «За личное мужество». Бандиты отпустили заложников и улетели с деньгами, но после высадки в Чечне их блокировал и обезвредил спецназ.
Один из террористов, Магомед Бициев, был приговорён к пожизненному заключению и умер в тюрьме от туберкулёза. Темирали Мажаев и Ахмед Махмаев получили по 15 лет лишения свободы. Ещё троих — Авлади Вахидова, Саидбека Тепсуева и Хасана Магомадова — задержали спустя год и осудили на 12-15 лет лишения свободы. В июле 2001 года они едва не стали разменной монетой во время очередного захвата автобуса под Минеральными Водами. Их освобождения потребовал террорист Султан-Саид Идиев, также причастный к событиям мая 1994 года. Чтобы уговорить его сдаться, к автобусу привезли его брата. Когда он отвлёкся на переговоры, снайпер сделал своё дело. Силовики вывели заложников невредимыми.
А в 1994 году, 28 июля, — снова теракт, и снова в автобусе. В число пассажиров рейса Пятигорск — станица Советская Кировского района затесались террористы. На временной остановке у аэропорта «Минводы» они надели маски, достали оружие и заявили о своих требованиях, отправив на переговоры четверых из 40 заложников. Боевикам нужны были миллионы долларов и два вертолёта с экипажами. Часть заложников они отпустили, а взамен получили желанный вертолёт. На борт взяли 10 человек. В момент взлёта начался штурм. Один из террористов бросил гранату. Погибли две женщины и один боевик. Ещё две заложницы, в том числе 14-летняя девочка, скончались в больнице. Боевика Саида Усманова позже приговорили к расстрелу, его подельников Бувайсара Нанагаева и Шамана Довтукаева — к 15 годам колонии строгого режима.
Под прикрытием младенцев
Самый страшный удар по Ставрополью террористы нанесли в 1995 году. Банда Шамиля Басаева, под видом российских военнослужащих, захватила ОВД и администрацию Будённовска, попутно сгоняя на центральную площадь под дулами автоматов жителей ближайших домов, покупателей с центрального рынка, пассажиров автобусов и автомобилей. Пытавшихся убежать расстреливали. На улицах города — десятки погибших и раненых. Колонну заложников под бдительным надзором автоматчиков отогнали в районную больницу на окраине города. Там в плену оказались ещё и медики, больные, беременные и роженицы с крошечными младенцами на руках. Всего около 1600 человек.
Город наводнили спецназовцы и военные. Но что делать дальше, долго решить не могли. С таким огромным количеством заложников ещё никто в мире не сталкивался. Краевые власти начали переговоры. В них приняли участие правозащитники, политики, журналисты и даже экстрасенс Анатолий Кашпировский. Часть заложников переговорщики вывели, но в больнице всё ещё оставались более полутора тысяч человек.
Утром третьего дня с момента нападения на город, ещё затемно, заложников разбудили артиллерийские залпы. Начался штурм. Боевики забегали по коридорам с криками «Быстро к окнам!». Наводя дула на перепуганных детей, женщин, стариков, заставили выстроиться в оконных проёмах. Прячась за их спинами, террористы вели ответный огонь. В этом бою погибли трое бойцов «Альфы». 17 боевиков были убиты, многие ранены, обозлены и продолжали сопротивление.
Через несколько часов — вторая попытка штурма. Опять неудачная. Снова переговоры. На прямую линию с Басаевым вышел премьер-министр России Виктор Черномырдин. Он взял на себя решение уступить террористам — приостановить военные действия в Чечне, предоставить рефрижератор для трупов и автобусы для боевиков. На следующий день после штурма Басаев выпустил женщин с маленькими детьми. На третий день из числа заложников и журналистов боевики набрали прикрытие для отъезда и покинули Будённовск, который на долгие годы стал городом «чёрных платков». Погибли 129 мирных жителей, работников милиции и военнослужащих. 415 человек были ранены. А сколько скончалось людей, убитых горем, никто не считал.
Боевики добрались до Чечни, отпустили заложников и стали «героями» для сторонников сепаратистов. Но триумф победителей младенцев был не вечен.
Большая часть из 195 участников нападения ликвидирована силовиками как во время операции в Будённовске, так и во время второй чеченской кампании. Спецназ и правоохранители ликвидировали около 45 из 195. Асламбек Исмаилов и Хункар Исрапилов в 2000 году подорвались на мине при отступлении из Грозного. Абу Мовсаев убит спецназом ГРУ в мае 2000 года, Асламбек Абдулхаджиев убит во время спецоперации в августе 2002 года. Резван Читигов убит в 2005 году.
Главарь банды Шамиль Басаев организовал ещё несколько крупных терактов: захват заложников в театральном центре на Дубровке в Москве, взрыв Дома правительства в Грозном, взрывы двух самолётов, захват школы в осетинском городе Беслан, где погибли 333 человека, включая 186 детей. Но в 2006 году и его настигло возмездие. Спецслужбы выследили его и взорвали вместе с «КамАЗом», начинённым оружием и взрывчаткой, которую он готовил для очередного теракта.
Около 20 боевиков задержаны в первые десять лет после будённовской трагедии и осуждены Ставропольским краевым судом на длительные сроки. Но и спустя десятилетия правоохранители находят и отдают под суд бывших террористов. В 2015-2016 гг. понесли наказание еще 15 участников нападения на Будённовск, в декабре 2017 года суд приговорил к 15 и 13 годам лишения свободы ещё двух боевиков — Рамзана Белялова и Магомеда Маздаева. В 2018 году 14 лет колонии получил Руслан Даудов.
Выследить и обезоружить
После начала второй чеченской кампании — новая серия терактов в Ставропольском крае. Гибли люди на остановках и на рынках, взрывались «легковушки» и автобусы. Террористы продолжали атаковать самые людные места. Но тактика борьбы с ними изменилась.
В 2011 году в восточных районах края сформировалась банд-группа Эльдара Битаева. Ранее, в августе 2010, он попытался взорвать электропоезд на перегоне Минводы-Невинномысск, но взрывное устройство не повредило пути. После этого Битаев перешёл на нелегальное положение, уехал в Дагестан и примкнул к бандподполью. На его руках уже была кровь сотрудников полиции, когда он запланировал теракт в Минеральных Водах к Пасхе и майским праздникам. В сообщники он взял Адильбека Батырова, Фазиля Темирова, Равиля Салемиева и Аминат Ажимурзаеву.
«В Минводы их перевёз местный житель Ибрагим Акавов, парень 27-28 лет, — рассказывает секретарь антитеррористической комиссии Ставрополья Игорь Аникеев. — У него был бизнес по выпуску бутылочных пробок, и он оказывал бандгруппе Битаева сначала финансовую помощь, а потом перевёз её вместе со всем арсеналом оружия из Нефтекумского района в Минводы».
Жители дома, где они поселились, обратили внимание, что Акавов постоянно носил на съёмную квартиру в пятиэтажке рядом с железной дорогой большие пакеты с продуктами, догадались, что там скрываются несколько человек, и сообщили правоохранителям.
«Квартира была под неусыпным наблюдением с земли и воздуха, речь шла о безопасности сотен людей. Когда спецслужбы поняли, что террористы готовы совершить теракт, они решились на штурм. Боевикам предложили сдаться, но те ответили огнём. Я видел квартиру после ликвидации террористов, — вспоминает наш собеседник. — Она полностью выгорела, и в ней находились обгоревшие трупы боевиков, оружие и боеприпасы».
В этот же день по пути из Нефтекумского района в Минводы были уничтожены еще четыре члена этой бандгруппы. В багажнике их автомобиля было два самодельных взрывных устройства, которые террористы должны были доставить на квартиру в Минеральных Водах.
Пособник Акавов — единственный, кто остался в живых. Он осуждён на 14 лет лишения свободы в колонии строго режима.
«В начале 90-х годов боевики уходили безнаказанными. Это создавало у них ощущение эйфории, давало чувство вседозволенности. Сейчас у террористов только два пути — в тюрьму или могилу», — говорят сотрудники спецслужб. И хроника наказаний за теракты это подтверждает.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео