Ещё

Потрясающее дело химика Зелениной: экспертиза о безвредном маке чревата сроком 

Потрясающее дело химика Зелениной: экспертиза о безвредном маке чревата сроком
Фото: Карельские вести
Обвинение строится на доказательствах.
Все, что вменяется обвиняемому, должно подтверждаться показаниями свидетелей, допросами соучастников и результатами ОРД, оперативно-разыскной деятельности.
Если обвинение не подтверждается доказательствами — оно огульное. не может его поддерживать, а суд рассматривать. Потому что если система правосудия начинает принимать обвинения без доказательств, рушатся государственные основы. Там, где судят по огульным обвинениям, нельзя заниматься бизнесом. Нельзя заниматься наукой. Да просто жить нельзя.
Передо мной текст обвинения ученому Ольге Зелениной, кандидату сельскохозяйственных наук, высококвалифицированному специалисту по прикладной аналитической химии.
Судебное разбирательство по ее делу идет сейчас в Брянском областном суде.
Детально разбираясь в методиках анализа, Зеленина усомнилась в достоверности экспертиз : в них насчитали изрядное количество наркотических веществ в маке, который закупали и продавали частные предприниматели.
Сомнения описывались в ответе Пензенского НИИ сельского хозяйства, где Зеленина работает, на обращение предпринимателя Шилова, поставляющего в  мак. Его подписал директор института, содержание было с ним согласовано.
Письмо института не имело никакого юридического статуса. Никак не влияло на таможню, наркополицию и прочие контролирующие инстанции. Оно было чисто информационным.
Но ФСКН оно не понравилось.
Зеленину арестовали и полтора месяца держали в .
В отношении нее было возбуждено уголовное дело по обвинению в пособничестве контрабанде и сбыту наркотиков. Затем его переквалифицировали в обвинение в пособничестве преступному сообществу и превышении служебных полномочий. Сейчас дело рассматривается присяжными в Брянском областном суде. Ученому Ольге Зелениной грозит не условный, а реальный длительный срок.
■ ■ ■
Людей больше всего интересуют сюжеты, которые могут случиться с ними самими. Это написано во всех учебниках журналистики.
Людей не волнуют описываемые в газете беды какого-то человека, если им кажется, что сами они в такой беде оказаться не могут.
Вот вы прочли начало этой статьи и наверняка подумали: «Тут про каких-то ученых, экспертов. Да еще по маку. А я-то не ученый. И мак почти не ем». И вам вроде уже неинтересно вникать, что там с какой-то ученой женщиной приключилось.
Хотя с ней приключилось то, что легко может приключиться и с вами. Ей предъявили огульное обвинение. И вам тоже могут предъявить такое же. Не по маку, а по каким-то собственным вашим делам.
Обвинительное заключение Ольги Зелениной вывешено в Интернете.
Я читаю его вдоль и поперек и не нахожу ни доказательств, ни ссылок на доказательства, которые в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом должны содержаться в томах уголовного дела.
Обвинительное заключение подписано руководителем следственной группы, замначальника Следственной части Следственной службы УФСКН по  полковником полиции Бочаровым Г. В.
Самого Управления ФСКН по Москве, как и самой Федеральной службы по контролю за наркотиками, не существует. Распущена два года назад. Официальная причина — сокращение бюджетных расходов.
■ ■ ■
Растение мак — богом данное людям спасение от запредельной боли. В опийных сортах этого растения — в части стебля и коробочке, где вызревают зерна, — содержится морфин, из которого изготавливают самое действенное обезболивающее. Когда ничто другое не помогает, оно решает проблему. Если бы мака не было, онкологические больные выбрасывались бы из окон пачками, будучи не в силах терпеть.
В этом огромная польза мака. И в то же время огромный вред, потому что морфин — не только обезболивающее, но и наркотик. Со всеми вытекающими последствиями, не будем перечислять.
Помимо опийных сортов мака есть еще масличные (пищевые) сорта.
В пищевых сортах стебель и коробочка тоже содержат опий, но в ничтожных количествах, непригодных для изготовления болеутоляющих и наркотиков. Этим пищевые сорта отличаются от опийных.
А вот зернышки у опийных и пищевых сортов одинаковы: ни те, ни другие не годятся ни для промышленного производства наркотиков, ни для кустарного.
«Все части растения мак содержат опийные алкалоиды, в том числе наркотически активные: морфин, кодеин, тебаин, — утверждает А. А. Смирнов, директор Пензенского НИИ сельского хозяйства, который предметно занимается сортами мака. — Общеизвестно, что в пищевом маке содержание наркотически активных алкалоидов так мало (следовое), что не определяется весовым методом анализа и не позволяет использовать их для достижения наркотического эффекта. Поэтому многовековым опытом человечества пищевой мак признан безопасным пищевым продуктом. Семена мака и пищевой мак не включены ни в один из списков Перечня наркотических средств, утвержденного постановлением №681 от 30 июня 1998 г. «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации».
Тем не менее лет восемь назад ФСКН — тогда еще действующая — принялась цепляться к кулинарному маку: черным зернышкам, которые продаются свободно в обычных бакалейных отделах.
■ ■ ■
По версии ФСКН, наркоманы научились делать наркотик из опийных «следов», которые содержатся в пищевом маке. Что-то добавляют, варят, сушат — и в результате получают наркоту.
Рецепт, который озвучивали наркополицейские, проверяли опытным путем эксперты . У них наркоты не получилось.
По словам директора Пензенского НИИ, в распоряжении института есть «три заключения экспертов Минюста России, которыми была сделана безуспешная попытка получить наркотические средства из пищевого мака, содержащего морфин по результатам первичных экспертиз, выполненных в экспертных подразделениях ФСКН. Вывод экспертов однозначен: „Изготовление наркотического средства из представленных семян мака по описанной методике невозможно“.
ФСКН тем не менее не желала отказываться от „маковой“ идеи и старалась ее творчески развивать.
Было два основных направления, по которым бакалейщикам предъявлялись „творческие“ обвинения в то