RT на русском 13 августа 2018

Российские путешественники рассказали о своём походе через Чёрное море на плоту

Российские путешественники Юрий Бурлак и Владимир Лихачёв попытались доплыть из Севастополя до турецкой Антальи на плоту, преодолев 2 тыс. км через Чёрное и Средиземное моря. Россияне стартовали 20 июля и планировали прибыть в пункт назначения в начале ноября. Однако их поход завершился 10 августа — турецкие пограничники задержали путешественников у пролива Босфор. В интервью RT Бурлак и Лихачёв рассказали, как проходило плавание и готовы ли они ещё раз попытаться осуществить задуманное.
Российские путешественники Юрий Бурлак и Владимир Лихачёв отправились в морской поход из Севастополя, проплыв на плоту «Расшива» Чёрное море и подойдя вплотную к проливу Босфор. Затем они намеревались добраться до противоположной стороны Турции через Мраморное и Эгейское моря, завершив путешествие в Анталье. Однако воплотить планы в жизнь им не удастся. В пятницу, 10 августа возле Стамбула их задержали сотрудники службы береговой охраны Турции за нелегальное нахождение на территории страны.
— Что произошло, когда вы приблизились к турецкому берегу? Что помешало вам зайти в Босфор?
Юрий: От курса нас отклонял очень сильный северо-восточный ветер. Мы не могли в это время плыть, настолько мощным он был. В итоге мы не дошли до Босфора примерно 50 км.
При этом возле турецкого побережья я по рации связался с береговой службой. Это было необходимо для легального прохождения таможенного и пограничного контроля. Мы сообщили о координатах, помощь нам не требовалась. Просто было нужно, чтобы нам помогли встретиться и пройти погранконтроль.
Вероятно, из-за недопонимания турецкие власти подумали, что мы терпим бедствие. К нам приплыл турецкий катер, экипаж которого настоятельно пригласил нас на борт. Затем привезли на пост турецкой береговой охраны, допросили, составили протокол. Отмечу, что в целом была доброжелательная атмосфера, но мы всё-таки находились в ограниченном пространстве порядка двух суток. В это время выяснялись все обстоятельства.
К сожалению, когда они нас забирали, то повредили плот и его сильно залило водой. Вдобавок, из лодки пропала часть ценных вещей… Видимо, судьба такая. Я немного расстроился, но уже пережил это.
Владимир: Комментируя эту ситуацию, скажу, что лично у меня от путешествия остались только позитивные воспоминания. Те моменты, когда мы шли по морю и увидели турецкий берег, были очень радостными.
— Были ли сотрудники береговой охраны удивлены? Сразу ли они поняли, что вы из России?
Юрий: Мы сами представились, сказали, что мы из России, но они очень удивились. Вообще, в море очень много кораблей подходило к нам. По морским законам, проходящее судно, если видит оранжевый плот, обязано задать вопрос: «Терпите вы крушение или нет»? Это очень радует, конечно.
Мы для многих выглядим сумасшедшими, хотя после накопленного опыта могу сказать, что ничего экстраординарного нет. Просто к этому надо подходить серьёзно. Конечно, было очень тяжело, но когда в душе есть цель и истинный порыв, то всё получается.
Владимир: Я хотел бы предупредить остальных. У нас не обычный плот, а подготовленный. Такого, чтобы люди взяли и пошли на нём в море, не было. На нём есть специальные переборки, палуба, специальные продукты. Когда турецкие спасатели прибыли, то первая мысль могла быть, что где-то потерпело крушение судно, но когда узнали, что мы пересекли Чёрное море, то были очень удивлены.
— Ваш плот поврежден, сможете ли вы его забрать с собой? Расскажите про его конструкцию. Это ваша разработка?
Юрий: Восстановить его не получится, поскольку очень сильно разорвалась его оболочка и отошли крепления. Мы его оставили здесь.
Это не моя разработка, это конструкция спасательного плота советского ГОСТа 1956 года. До 1986 года несколько советских заводов выпускали однотипные плоты. Конструкция очень надёжная, но после распада СССР появились новые материалы, и сейчас используют плоты в основном американского типа, но его тянуть неудобно. Я же доработал только для более удобного и длительного нахождения в море.
— Как вы отбирали нужные вещи в плавание?
Юрий: Всё приходит с опытом. Эта лодка была очень серьёзно оборудована. У нас была большая солнечная батарея для различных приборов, была система оповещения, предупреждающая другие корабли о нашем приближении, спутниковый космический буй, две морские радиостанции. В общем, плот был оснащён по максимуму, я к этому подошёл как моряк, поскольку любой недочёт мог грозить трагедией.
Мы не брали опреснитель воды, поскольку у нас было достаточно запасов. Мы взяли 40 пятилитровых бутылок — 200 литров — расположили их балластом по периметру лодки, чтобы плот был более устойчивым. Дойдя до Турции мы израсходовали чуть более половины запасов — при этом мы не сильно экономили, нормально питались.
Из одежды у меня было два костюма для плавания, ласты, трубки, маски — целый гардероб.
Владимир: Если вы когда-нибудь соберётесь идти в поход на плоту, оборудованном как у Юрия, то обязательно берите подушку, поскольку те резиновые, что продаются должны иметь клеймо «фуфло». В пути я был вынужден, хоть я и не швея, сшить себе импровизированную подушку. Ещё стоит взять тёплые вещи. У меня было что-то в виде охотничьего костюма с комбинезоном и берцы.
— Сколько в день вы находились в воде? Сколько км проплывали в среднем?
Юрий: При хорошей погоде мог в воде работать до 10 часов. Утром залезал в воду и плыл до заката солнца с периодическим отдыхом в течение дня. Шторм пережидал внутри.
— Владимир, из чего состоял ваш день?
Владимир: В основном спал.
Юрий: Это он шутит.
Владимир: Если серьёзно, то день был расписан, но всё зависело от погоды, особенно ночью. Рано утром вставали и начинали работать — Юра в воде, а я на плоту в качестве медика и кока. Иногда перекусы были прямо на ходу, я был вынужден его кормить своими руками, как тюленя (смеётся).
— Произошли ли какие-то чрезвычайные ситуации с вами во время плавания?
Владимир: Я считаю всё наше плавание чрезвычайным. При этом был приятный момент, когда мы встречали дельфинов. Это было раза три. Однажды мне довелось вместе с ними плавать, к сожалению, не сохранились кадры, на которых был слышен звук их разговора. Они в этот момент охотились, а потом шок — они увидели человека, что-то обсудили и ушли.
— Владимир, как вы приняли решение участвовать в этом путешествии?
Владимир: Решение принял не сразу. Прошло определённое время между предложением Юрия и осознанием вообще этой возможности. Я ему вначале сказал: «Юра, ты сумасшедший». Но затем посмотрел различные материалы и видео, увидел оборудование, то прикинул, что это возможно. Это был бросок в омут.
— Юрий, что вас вдохновляет на ваши приключения?
Юрий: Я сам себе пытаюсь задавать этот вопрос. Когда я начинаю жить просто, то мне становится скучно. Я смолоду такой. Что заставляет альпинистов лезть на Эверест? Им ведь никто не платит за это, как и мне. Ты чувствуешь себя самодостаточным и удовлетворённым в этой жизни, только когда достигаешь поставленной цели.
Если честно, я бы очень хотел, чтобы с меня люди брали пример и не из-за славы, а потому что мой метод вытягивания позвоночника в воде достаточно эффективен. Он мне в своё время позволил избавиться от костылей. Но никто этим не интересуется: ни учёные, ни телевизионщики. Самостоятельно у меня нет столько финансов.
— Несмотря на то, что Стамбул должен был быть лишь первый остановкой по пути в Анталью, с каким чувством вы возвращаетесь домой?
Юрий: Во-первых, с чувством не до конца выполненного долга. Есть небольшое чувство отчаяния, но то, что мы дошли до Стамбула, тоже хорошо.
Владимир: У меня чувство радости, что мы на берегу. Если поход состоялся и нет потерь личного состава, то всё хорошо. При этом ещё раз я бы не поплыл. Такие экстремальные условия можно принимать только определённое время, поскольку можно потерять здоровье.
— Юрий, планируете ли вы сделать ещё одну попытку и проплыть запланированные 2 тыс. км?
Юрий: Пока не знаю. Я всегда себе говорю: «Юра, ты уже старый, тебе 54 года, какой из тебя спортсмен». А потом душа просит. Я в 2016 году прошёл до Севастополя и сказал, что это был последний поход, а затем понял, что сижу просто так.
— Сколько продлилось путешествие? Сколько километров вы проплыли?
Юрий: В итоге получилось, что мы прошли более чем 900 км за 20 дней.
Юрий Бурлак также передал привет тем, кто поддерживал и верил в них, своим друзьям и близким, а также тем, у кого «чистая душа и совесть».
Кроме того, Владимир Лихачёв особо отметил помощь сообщества байкеров.
Владимир: Я услышал, что в августе они будут проводить фестиваль. Поэтому хотел бы передать привет, в первую очередь, своим друзьям байкерам, — Олегу Николаевичу Пономарёву, который поддержал меня в этом походе, Алексею с Майкопа и Назару, помощнику Хирурга.
Комментарии
Читайте также
И пришел Смиритель
Курское городское собрание рассмотрит новые правила содержания и выгула домашних животных
Глюкоза опубликовала «полураздетый» снимок
Лавров рассказал о попытках политизировать дискуссию на заседании СМИД ОЧЭС
Последние новости
«Яндекс» прокомментировал появление «даты смерти» Порошенко
В СНБО Украины не исключили глобального конфликта в ближайшие годы
В ЛНР сообщили о пяти случаях обстрела со стороны ВСУ за сутки