ИноСМИ 7 августа 2018

«Вы потеряли Ислам». Как ОАЭ лишились своей арабской и исламской идентичности?

Фото: ИноСМИ
Выступая перед соотечественниками в Соединенных Штатах во время мероприятия, организованного Коалицией мусульман Эфиопии в штате Вирджиния, премьер-министр Эфиопии сделал несколько примечательных заявлений. В частности, он поведал о своей личной беседе с наследным принцем Абу-Даби Мухаммедом бен Заидом, которая состоялась во время его визита в ОАЭ на прошлой неделе. Так, в ходе беседы принц выдвинул план создания в Эфиопии религиозного образовательного учреждения, в связи с чем Аби Ахмад спросил: «Чем именно вы можете нам помочь?» Бен Заид ответил: «Мы будем с вами во всем и научим вас». В свою очередь Аби Ахмад заявил: «Что касается нашего обучения исламу, то вы нам не нужны, так как вы утратили веру. Чего мы хотим, так это быстро выучить арабский язык, хорошо разбираться в религии, после чего и вас вернем на путь истинный».
Заявление премьер-министра Эфиопии подняло множество важных вопросов, и необходимость ответить на них призывает нас отправиться в путешествие, чтобы увидеть, как была разрушена арабская и исламская идентичность Эмиратов с согласия местных властей или без их согласия, в результате чего религией для страны стал не ислам, а деньги.
Города мира. Дубай
Новые Эмираты: «нарушающие закон Божий»
Это не единственное, о чем премьер-министр говорил в своей речи в Вирджинии, однако по множеству причин именно эти слова привлекли внимание наблюдателей. Так, следует отметить, что после вступления в должность в начале апреля его политика, судя по всему, была направлена ​​на укрепление позиции этой большой страны и запуск новой фазы в отношениях с соседями, которая подразумевает решение хронических проблем. Это стало очевидно на примере двадцатилетнего конфликта Эфиопии с эритрейским соседом, в отношении которого она сделала шаг, названный историческим на Африканском Роге.
Встреча Аби Ахмада и Мухаммеда бен Заида, состоявшаяся на прошлой неделе и затронувшая такие темы как ислам и изучение ислама, и была не первой, а третьей по счету за четыре месяца с момента вступления Аби Ахмада в должность премьер-министра. Так, Ахмад посетил ОАЭ в мае, затем нанёс визит наследному принцу в Абу-Даби в середине июня, и наконец, вернулся в Эмираты с лидером соседней страны Эритреи, чтобы провести трехсторонний саммит с Мухаммедом бен Заидом.
В последние месяцы ничто не омрачало двусторонние отношения между Эфиопией и Объединенными Арабскими Эмиратами до тех пор, пока премьер-министр Аби Ахмад не высказался столь красноречиво в диалоге, содержание которого в глазах наблюдателей пролило свет на то, что уже стало широко рассматриваться в качестве деструктивной роли Абу-Даби в исламских вопросах.
Примеров того, что противоречило бы заявленному обучению исламу, множество, и ОАЭ больше не скрывают своих амбиций на африканском континенте, особенно на Африканском Роге. И хотя Эфиопия не является партнером Эмиратов на этих берегах, тем не менее, береговая линия и богатство ее ресурсов удерживают ее в центре внимания страны, стремящейся к расширению своего влияния любой ценой. Где же здесь связь с исламом?
Каким бы ни был ответ на этот вопрос, нельзя проигнорировать суть намека, который премьер-министр Эфиопии сделал в беседе с наследным принце Абу-Даби, а именно — разрушение столпов религии, которые призывают к миру и терпимости. Такое мнение сложилось об ОАЭ как о государстве, отношения с которым кажутся многообещающими, однако в конце концов, приводят к негативным последствиям по причине экспансионистских устремлений Эмиратов.
Этим дело не ограничивается. ОАЭ интересуются не только политическими, экономическими вопросами, актуальными на данный момент, они обратились также к истории и географии, чтобы нарисовать образ имеющей глубокие корни цивилизации и надеясь создать свою империю. Таким образом, Эмираты стремились приписать себе то, чего у них не было, и исказить исторические факты в попытке найти свою идентичность.
Путь утраты самобытности: от ввоза памятников культуры до ввоза рабочей силы
Если вернуться к периоду образования государства ОАЭ, что произошло менее полувека назад, то мы вспомним, что пожилые эмиратцы провели свое детство среди палаток и выросли в простых бедуинских семьях, использовали соколов для охоты и погружались в море в поисках жемчуга. Сегодня они видят, как их страна процветает. Они могут кататься на лыжах в одном из моллов, увидеть произведения современного европейского искусства в другом, а также наслаждаться горячими напитками, поданных в украшенных золотых чашках.
Можно сказать, что ОАЭ — страна, не обладающая идентичностью, особенно если учесть, что доля коренного населения не превышает 12%. Остальная часть населения — выходцы из Южной Азии и Европы. Каждый год Эмираты посещает 21 миллион туристов. Однако почему многие из тех, кто посещает эту страну Персидского залива, считают, что в ней установлена диктатура и отсутствует самобытность?
Заслуживает внимания тот факт, что многое из того, что привлекает в этой стране, было позаимствовано из других культур. Это связано с тем, что до нефтяной революции Эмираты не имели своей культуры и культурных достопримечательностей, и поскольку страна импортирует все из-за границы, то она также не против ввоза рабочей силы и зарубежных памятников культуры.
Интерьер мечети шейха Зайда в Абу-Даби
Об этих достопримечательностях и других парадоксах арабского исламского государства пишет немецкий журналист Вон Иво Лигети (Von Ivo Ligeti) в своей статье, опубликованной в газете Die Welt. В сердце пустыни, вдоль шоссе в направлении к Дубаю, стоит белое здание. Оно выглядит как купол индуистского храма, но на самом деле является частью парка Bollywood Parks Dubai. Это место находится рядом с водным парком Legoland Dubai и рядом других парков аттракционов.
Неподалеку от всех этих достопримечательностей находится курортный отель Labita в полинезийском стиле. В вестибюле стоят статуи Санта Клауса, как на острове Пасхи, и вы можете просматривать арабские газеты, в то время как в крытой галерее индийский повар готовит рыбное карри. Снаружи в ожидании посетителей кары для гольфа, которые доставят вас в другое место.
Лувр Абу-Даби, который открылся в ноябре 2017 года, знаменует собой первый шаг по реализации стратегии мягкой силы, которой ОАЭ придерживаются в течение многих лет. В этом музее выставлены картины и статуи из разных культур и цивилизаций, отношение к которым Эмираты не имеют.
Несмотря на появление Лувра, Большая мечеть Шейха Зайда остается самой популярной достопримечательностью в Абу-Даби. Помимо отделки лазуритом, ракушками и камнями Сваровски эта мечеть сочетает в себе красоту и простоту конструкции. Мечеть носит имя Шейха Зайда Аль Нахайяна, который объединил Эмираты и является движущей силой экономического возрождения и финансового процветания в глазах населения ОАЭ.
Как в дизайне мечети все в стране указывает на то, что настоящая религия этого государства сегодня не ислам, а деньги. В обмен на огромное богатство, в котором в настоящее время живут граждане ОАЭ, их изначальная идентичность должна была быть разрушена. Таким образом, сегодня Эмираты живут в полной свободе, освободившись от ограничений, налагаемых религией.
Например, женщинам-туристам, приезжающим в ОАЭ из западных стран, разрешено носить любую одежду, алкоголь доступен во всех туристических местах и курортах, и порой это считается позитивным явлением, когда христиане и индуисты могут практиковать свои религиозные обряды в церквях и храмах.
Девушки на пляже в Дубае, ОАЭ  Однако, считается, что ОАЭ не настолько толерантны. Многие европейские женщины находились в местных тюрьмах месяцами, поскольку сообщали, что подвергались сексуальному насилию, в то время как местные власти считают, что изнасилование — это не что иное как секс вне брака. Кроме того, есть законы, которые основываются на исламском шариате. Следует также вспомнить о консервативном эмирате Шарджа, в котором полностью запрещено распространение алкоголя.
Ранее британская газета The Guardian опубликовала отчет под названием «Ночная жизнь в Дубае». Его автор, журналист Уильям Батлер рассказывает о сексуальной жизни в Дубае, после того как прожил там четыре года. По словам британского журналиста, невозможно определить точное число проституток в Дубае, поскольку власти никогда не предоставят такие цифры. Кроме того, сложно определить, сколько проституток, которые скрывают свою деятельность, или предоставляют сексуальные услуги на досуге.
Одержимость поиском идентичности. У кого нет истории, пытается ее создать
Заявление о том, что евреи принимали участие в строительстве пирамид, не было обычной шуткой, которую бывший премьер-министр Израиля Менахем Бегин решил озвучить в присутствии бывшего президента Египта Анвара Садата. Это была первая искра, которая способствовала тому, что данное утверждение стали воспринимать как действительность. В 2014 году режиссер Ридли Скотт снял фильм об истории жизни пророка Моисея, получивший название «Исход: цари и боги». В своём фильме режиссер представил участие евреев в строительстве пирамид как исторический факт.
К таким инструментам прибегают те, кто не имеет богатой истории, но пытается ее создать. Ярким примером такого государства считаются ОАЭ, которые до 1971 года считались прибрежной частью Омана. История этого государства небогата, однако особое внимание привлекает то, что эмиратцы плохо ее знают, либо не знают вовсе, о чем свидетельствуют слова Мухаммеда бен Заида, который сказал: «Мы — это факт, а не событие, у нас есть история, которая насчитывает тысячи лет».
С момента создания ОАЭ не прекращают поиски и создание своей идентичности и истории, в которой не упоминалось, что это современное государство на самом деле — центр мира до нашей эры. Пустыня — это не только море песка. Она может скрывать множество вещей. И поскольку история — это мерило, а все остальное гибнет со временем, Эмираты запустили ряд важных кампаний. Так, в начале мая прошлого года генеральный директор информационного департамента при правительстве Дубая Муна Аль-Марри выдвинула инициативу под названием «Дубай до нашей эры», которая нацелена на продвижение некой истории цивилизации ОАЭ, которая, возможно, была центром международной торговли во времена фараонов.
Посетительница фотографируется в дубайском торгово-развлекательном центре The Dubai Mall
ОАЭ продолжают свою историческую гонку за идентичностью, которую они пытаются создать. Поэт Султан Аль-Умейми заявил, что эмиратский диалект был языком арабов столетия назад. По этому вопросу также высказался эмир Шарджи Султан бен Мухаммед Аль-Касими. «4 тысячи лет тому назад набатеи пришли на территорию нынешних Объединенных Арабских Эмиратов из восточной части Иордании, когда в этом регионе еще никто не проживал. Таким образом, это регион, который начал развиваться еще за тысячи лет до появления китайской цивилизации», — заявил он. ОАЭ так часто пытаются доказать свое присутствие на этой территории на протяжении столетий, что некоторые эмиратцы становятся одержимыми поиском идентичности. Так, бывший начальник полиции Дубая Дахи Халфан заявил об обнаружении в этом эмирате центра торговли, которому насчитывается 3 тысячи лет. Местная газета Al Bayan процитировала заявление эмиратского поэта Султана Аль-Умейми, который сказал, что эмиратский диалект был языком арабов XV веков назад.
Исторические фигуры тоже часть этой погони за идентичностью. Так, ОАЭ приписывают себе таких исторических личностей как Антара ибн Шаддад и путешественник Ахмед бен Маджид. В 2002 году информационное агентство ОАЭ сообщило, что Антара ибн Шаддад имеет эмиратское происхождение, сославшись на «полевое исследование», которое провел эмиратский учёный Хусейн аль-Бади. В этом исследовании он цитирует ряд пожилых людей из региона Лива, которые сообщили, что согласно рассказам их предков могила Антара аль-Абси находится в Ливе недалеко от Абу-Даби.
ОАЭ не ограничиваются пополнением исторического багажа: география также стала частью этой гонки. Так, в январе 2005 года в музее Лувра Абу-Даби была выставлена карта провинции Мусандам в Омане. Было заявлено, что жители Сокотры в Йемене происходят от эмиратских племен, что, в частности, отметил исследователь из ОАЭ Джума Аль-Джунайби.
Таким образом, уже не постыдно взять подходящий для вашей версии источник, а затем преподнести его публике. В своей программе «Рахик аль-Иман» на телевидении Абу-Даби шейх Васим Юсуф приписал эмиратский диалект к языку священного Корана. Кроме того, в аудиозаписи, опубликованной им в социальных сетях, говорится, что традиционная одежда эмиратцев — одежда, о которой говорится в Сунне.
Именно таким способом ОАЭ пытаются закрепить в сознании людей то, что, по их мнению, является элементами, необходимыми для написания истории цивилизации, серьезных свидетельств существования которой не существует. История этого относительно консервативного региона не имеет крупных пробелов, которые можно было бы заполнить новыми гипотезами и теориями. Какие еще глупые альтернативы найдут ОАЭ для своей арабской и исламской идентичности?
Комментарии
Читайте также
О чем писала «Вечерка»: Рассеянный слесарь чуть не попал под суд
Беларусь готова поделиться опытом работы финансовой разведки
Великие имена и критические показатели в Татарстане
Планы на выходные: песни про любовь, реклама и «Фантастические твари»
Последние новости
В России стоит бояться лишь одного (Ilta-Sanomat)
Россию будут наказывать по американским законам (Bloomberg)
«Лада Веста» — уютная, как русская душа (Heute)