Ещё

Когда прекратится тополиный «бух»? 

Фото: Все новости Новосибирской области
Мэрия утверждает, что это не так. «Специалистами администраций районов города регулярно проводятся обследования зеленых насаждений, чтобы выявить аварийные деревья и определить вид работ, которые необходимы для предупреждения чрезвычайных ситуаций и для удаления больных, сухостойных и аварийных деревьев», — ответили нам в департаменте транспорта и дорожно-благоустроительного комплекса мэрии.
Также в администрациях района работают с заявками граждан: каждый, кто считает, что во дворе растет дерево, которое в любой момент может упасть, имеет право оставить заявление о его сносе, замене, пересадке или обрезке. После выявления аварийных деревьев и оформления необходимых документов объекты вносятся в графики и планы работ администраций и муниципальных казенных учреждений города. Так, в 2017 году в Новосибирске снесли 4454 аварийных дерева и провели омолаживающую обрезку 3620 деревьев.
Казалось бы, работа ведется, но почему же тогда старые деревья продолжают падать, порой причиняя вред имуществу, а то и здоровью новосибирцев? Да и почему, собственно, становятся старыми деревья, посаженные в 50-х годах прошлого столетия, хотя срок жизни тополя (а именно на их падения чаще всего жалуются горожане) может доходить до ста лет? Казалось бы, этим деревьям еще жить и жить. Но к досрочной старости приводит неправильная обрезка растений.
Тополя обрезают по нескольким причинам. Иногда ветки просто необходимо спилить ради удобства людей в том случае, если они мешают движению пешеходов, загораживают дорожные знаки или обзор водителям, задевают провода и газопроводы. Но чаще всего ветки тополя обрезают, чтобы исключить появление пуха. Белые пушистые хлопья всячески досаждают новосибирцам: залетают в окна и скапливаются по углам комнат так, что уборку приходится делать каждый день, являются причиной пожаров, поскольку легко воспламеняются от брошенной нерадивым курильщиком сигареты, а главное — превращают в ад жизнь аллергиков.
Кстати, сам тополиный пух не является аллергеном. Но на него хорошо цепляется пыльца других растений, которую он и разносит по всему городу, залетая в квартиры. Поэтому в Новосибирске активно борются с образованием пуха. Чтобы он не скапливался по обочинам дорог, ежедневно поливают и очищают улицы при помощи спецтехники — в сутки на очистке улиц работает 200–250 машин. А еще обрезают тополиные ветки. «В Новосибирске ведется плановая работа по омолаживающей обрезке тополей (в среднем от трех до шести тысяч деревьев в год), — сообщают в департаменте транспорта и дорожно-благоустроительного комплекса мэрии. — Так, в 2017 году произведена омолаживающая обрезка 3,7 тыс. тополей. В этом году с 1 января по 2 июля оформлены разрешения на проведение работ по омолаживающей обрезке на 2157 деревьев по всем районам города».
Да, с ветками, на которых позже могут гроздьями повиснуть хлопья пуха, борются. Но, увы, порой делают это неправильно, повреждая дерево, и такая обрезка может привести к его болезни и гибели. К такой неудачной процедуре можно отнести топпинг, при котором удаляется крона и вся верхняя часть дерева. В итоге после этого остается только ствол. Считается, что таким образом дерево делают безопасным: предупреждают падение сухих веток, защищают от распространения вредителей. Но после топпинга выживают только 50% деревьев, да и те становятся ослабленными. Новые ветки слабее крепятся к дереву и как следствие легко могут обрушиться под тяжестью снега и льда. Есть еще и поллярдинг. С виду такая обрезка похожа на топпинг, но остаются пеньки 5-10 см. высотой, не меньше (иначе спящие почки могут не проснуться, и дерево зачахнет). Если все сделано правильно, то на месте среза появляется множество побегов. Если технология нарушена, получается замкнутый круг: пытаясь избавить горожан от падающих веток и летящего пуха, тополя обрезают, при этом повреждая дерево. Оно становится сухим и падает на тех самых горожан, которых от него спасали.
Понять, правильно ли осуществлена обрезка, может лишь специалист, поэтому все работы должны проходить под контролем профессионалов. Именно агрономы должны давать задание по обрезке рабочим и на месте следить за верностью исполнения техзадания. Присутствует ли рядом с бригадой специалист, который будет ответственен за качество исполнения, может проследить каждый житель — просто подойти к тем, кто обрезает деревья, и поинтересоваться, кто следит за верностью действий рабочих.
Стоит отметить, что частое падение тополей обусловлено в Новосибирске еще и тем, что в середине прошлого века городские улицы активно засаживались именно бальзамическим видом этого дерева — эта порода хрупкая сама по себе. Сейчас ситуацию решили исправлять. «Замена породного состава зеленых насаждений происходит в Новосибирске ежегодно, — рассказали в мэрии. — Работа по анализу, определению и выбору породного и видового состава для замены зеленых насаждений осуществляется силами специалистов администраций районов города совместно со специалистами главного управления благоустройства, озеленения и правового обеспечения мэрии города Новосибирска. Этим летом высадят 7,3 тысячи деревьев: березы, рябины, вязы».
Кроме других пород, будут высаживать и тополя. Но особенные! Такие, которые не пушатся. Молодой ученый из СО РАН Анна Эрст получила грант на разработку формы растений, которые не сбрасывают пух. К тому же они более устойчивые к неблагоприятным условиям нашего города.
— Те тополя, которые у нас растут сейчас, в основном бальзамические. Такой тополь довольно хрупкий и дает много пуха, — рассказывает Анна ЭРСТ, старший научный сотрудник лаборатории биотехнологий Центрального Сибирского ботанического сада. — Наши деревья, созданные с сотрудниками ЦСБС и, в частности, докто­ром биологических наук Виктором Бакуриным, отличаются тем, что они либо мало пылят, либо вообще не пылят. В ботаническом саду уже созданы такие гибриды, в том числе с привлечением местных видов — тополя белого и черного. Эти гибриды имеют декоративную компактную крону, быстро растут и не пылят. Они более крепкие по сравнению с бальзамическим тополем. Получение гранта позволило нам продолжить научные исследования. Уже частично сделана работа по отработке методик размножения новых видов, мы проводим дополнительные исследования этих тополей на устойчивость к неблагоприятным условиям города — морозу и засухе. Мы заложили небольшой питомник и уже готовы часть тополей высадить на территории города, в следующем году штук 40 планируем передать Новосибирску, так что, может быть, следующим летом в городе появится аллея из крепких и непылящих тополей.
Целый «урожай» рухнувших деревьев собрали коммунальщики 26 июня 2018 года. После сильной грозы один ствол оказался сверху на припаркованном неподалеку от станции метро «Красный проспект» автомобиле. Еще несколько машин подмяло упавшее дерево на улице Ударной в Ленинском районе. В этот же день по адресу улица Немировича-Данченко, 8 обрушившийся ствол перегородил весь двор. К счастью, никто не пострадал.
В случае повреждения машин автовладельцам крайне трудно добиться возмещения материального ущерба: падение деревьев обычно квалифицируется как форс-мажор.
КСТАТИ
А вот 22 июня 2017 года дерево упало прямо на голову 51-летней женщине. Эта страшная роковая случайность произошла в лесочке за остановкой «ДК „Юность“ на проспекте Строителей в Академгородке. Женщина почти сразу скончалась. А следователи стали искать виновных в этой трагедии.
Но, оказывается, деревья падают не только летом. Один такой случай произошел зимой — 3 февраля 2018 года. Мужчина с семьей ехал на легковом автомобиле по Бердскому шоссе. Неожиданно на его машину упала береза. К счастью, никто не пострадал, но свои претензии автолюбитель предъявил нерадивым коммунальщикам. Также год назад в столице Сибири был зарегистрирован случай, когда зимой из-за обильных снегопадов упало сразу 750 деревьев.
Опубликовано в газете „Вечерний Новосибирск“ №31 от 3 августа 2018 года
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео