Праздник не для всех. О чём заставляют молчать преподавателей ВГУ 

Столетие Воронежского госуниверситета — большой праздник для всего региона. Но из-под парадного костюма торчит грязная подкладка: на днях ректор ВГУ потребовал опровергнуть через СМИ слова профессора, назвавшего руководство вуза неэффективным, а майские указы президента — выполненными лишь на бумаге. Были ли основания у преподавателя высказываться столь категорично? И почему классическое университетское свободомыслие в нынешнем ВГУ не в чести?
Успехи и провалы
День рождения ВГУ намечен на 15 сентября и будет отмечаться широко: по городу пройдёт тысяча студентов в мантиях, у Адмиралтейки проведут Петровскую регату, а на Университетской площади откроют новый сквер с арт-объектами в честь нобелевских лауреатов.
Перед юбилеями принято хвалиться успехами, и они действительно есть: например, ВГУ второй год подряд признают лучшим инновационным вузом области, здесь был запущен сверхмощный суперкомпьютер. Впрочем, в последние годы мы наблюдали и серьёзные провалы. Так, в 2015 году четыре из пяти факультетов филиала в Старом Осколе не прошли аккредитацию .
Ещё раньше, в 2012 году, ректор Дмитрий Ендовицкий заявлял, что ВГУ — «в одном наношаге» от статуса Центральноевропейского федерального университета. Шаг этот так и не был сделан. Не стал ВГУ ни национально-исследовательским, ни опорным. Первый статус достался Белгородскому университету — с тех пор во многих рейтингах этот вуз опережает ВГУ. Второй — объединил политех и архитектурно-строительный университет.
А ведь статусы — не только приятный атрибут, но и дополнительное финансирование, которое было бы очень кстати. Так, в июне прошлого года разразился скандал: вуз оказался злостным неплательщиком за электроэнергию — накопил долг за три месяца и начал его гасить только после отключения света в бассейне и ещё трёх зданиях.
Сор из избы
Без сомнения, качество преподавательской и научной работы напрямую зависит от морального и материального самочувствия сотрудников. При встрече с преподавателями ВГУ беседа зачастую начинается с жалоб на нищенское существование и пуды бессмысленной бюрократической писанины. Но тут же звучат просьбы оставить разговор «между нами» — университетский демократизм давно отошёл в область преданий.
И всё же недовольство не могло не прорваться наружу. Недавно в интервью изданию «Блокнот-Воронеж» профессор журфака ВГУ  прямо назвал управление университетом «крайне неэффективным». «Майские указы выполнены на бумаге, преподаватели и лаборанты бедствуют, люди боятся сказать что-то, хотя возмущаются все, — пояснил он. — Кому угодно могу объяснить, почему у меня зарплата радикально уменьшилась весной в результате сомнительнейшей финансовой схемы. Я не знаю, чем занимаются люди в ректорате, — такого ухудшения качества жизни я за 20 лет не видел. И кому ваше 100-летие университета нужно! Это просто настоящий позор».
В ректорате критику восприняли очень болезненно. Вскоре в издание пришло письмо, в котором Дмитрий Ендовицкий назвал слова профессора несоответствующими действительности, заявил, что сокращение его зарплаты связано с уменьшением нагрузки, майские указы выполнены «в полном объёме», и потребовал опровержения.
Владимир Сапунов, как обещал, на своей странице в соцсети Facebook подробно рассказал о том, как лишился части зарплаты. «АиФ-Черноземье» обратился за комментарием в ВГУ, но там говорить на эту тему отказались. Что очень характерно: университет, по-видимому, превращается в банальную бюрократическую структуру, где не принято выносить сор из избы. Впрочем, если люди доведены до отчаяния, заставить их молчать получается далеко не всегда.
Засуньте язык поглубже!
Станислав Хатунцев, кандидат исторических наук, сотрудник ВГУ в 2006-2016 гг. :
— Ситуация в вузах одинакова по всей стране. Создаётся слой бонусополучателей. Появилась масса административных подразделений. И всё это очень жирно. Есть базовый оклад и так называемые стимулирующие надбавки, которые распределяет ректорат. Наверх даётся средняя цифра. Но, скажем, если проректор имеет какие-то часы, то он уже не просто административный работник, а представитель профессорско-преподавательского состава. А значит, его зарплата — скажем, 100 тыс. руб. — плюсуется с зарплатой тех, кто получает 15-25 тысяч.
Кроме того, ставка регулярно урезается. Я начинал с полной ставки преподавателя в 2006 году, потом пришлось перейти на четверть: в 2015 году сократился набор, а значит, сократилось и финансирование, которое напрямую зависит от количества студентов-бюджетников.
Сейчас надо быть мазохистом или идиотом, чтобы лезть в преподаватели. Из тебя вытаскивают нервы, но не платят. Ты должен думать, где подработать, чтобы хоть как-то прожить самому — о детях даже не заикайся! При этом ещё нужно засунуть язык поглубже и молчать.
Увеличивается бумажная нагрузка. Нужно несколько раз в году готовить идиотские рабочие программы. Но это имитация, а на настоящую, качественную научную работу времени нет. При этом сами ректоры вращаются в кругу людей, на порядок более богатых — скажем, менеджеров госкорпораций. И ректорам, естественно, хочется повысить свои доходы. А как это сделать? Только за счёт фондов, которые находятся в их распоряжении. В итоге усиливается поляризация — большая проблема нашего общества. Случай в ВГУ — яркий пример: красивая картинка существует только на бумаге.
Мнение преподавателя. Зарплата меньше, нагрузка та же Владимир Сапунов, профессор ВГУ — Немного фактов о зарплатах. До осени 2016 года преподаватели факультета журналистики ВГУ получали заработную плату из двух основных источников — бюджетный оклад и деньги на условиях почасовой оплаты, — рассказывает на своей странице в соцсети Facebook Владимир Сапунов. — Никто никогда не возмущался такими условиями начисления. Кроме того, существовали честно заработанные средства факультета журналистики, на которые преподавателям выдавали достойные отпускные.
Осенью 2016 года ситуация изменилась. Почасовая оплата сменилась на дополнительные доли ставки, которые реально соответствовали нагрузке преподавателей. Тогда моя ставка составляла 1,5. Ещё раз ситуация кардинально изменилась на рубеже 2017-2018 годов, когда базовая часть и часть дополнительной ставки действительно увеличилась.
По словам Владимира Сапунова, с 1 марта преподавателям было предложено написать заявление об уходе по собственному желанию с дополнительной доли ставки. В результате зарплата профессора уменьшилась на 10 тыс. руб. — при том, что нагрузка нисколько не сократилась.
— Господа из ректората, я понимаю, что уменьшение оплаты на 10 тыс. в месяц — это для вас ерунда, — продолжает преподаватель. — А для меня — человека, ведущего очень скромный образ жизни, у которого практически на полном иждивении неизлечимо больная мать, — это существенные деньги. Я всю свою жизнь учил детей, положил на это здоровье и добивался всего своим трудом. Господин Ендовицкий, вы можете меня уволить, посадить и т. п., но как мужчину вы меня никогда не раздавите.
Сколько зарабатывают ректоры? (Официальные сведения о доходах за 2017 год) Дмитрий Ендовицкий (ВГУ) 2 373 828 руб. Сергей Колодяжный (ВГТУ) 2 982 765 руб. Евгений Чертов (ВГУИТ) 3 275 707 руб. (ВГПУ) 2 305 745руб. Михаил Драпалюк (ВГЛТУ) 2 505 592 руб.
Видео дня. Житель Тулы сдаёт себя в аренду за 689 рублей из-за скуки и спора
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео