Ещё

Манифест беспринципности. У Джонсона появились планы на Мэй 

взялся за старое. В смысле, за стило. По первой профессии, ведь, журналист. Он вновь начал вести свою рубрику в Daily Telegraph. И сразу так, будто кто-то сказал: «Борис, засунь ей под ребро свое ты острое перо». Засунул — не засунул, но ребра пересчитал. Это была жесткая критика за ее «мягкий Brexit». В ее представлении это: чтобы одна нога была там, а другая — здесь. И судя по тому, что на этом Джонсон не успокоится, свою колонку он вполне может назвать «пятой колонкой». Тем более что под ней охотно подпишутся и прочие вип-консерваторы.
Хотя в Британии правительственные отставники три месяца не имеют права браться за какую-либо платную публичную деятельность. Запрет ввели, чтобы бывшие не пытались заработать на инсайдерской информации. А через время, дескать, она уже будет не так актуальна. Но, во-первых, Джонсон ничего нового не сказал. Во-вторых, а что делать, если через время это действительно уже будет не актуально. Ну и, в-третьих, это совсем не ради личной наживы. «Аванс» он уже получил. От Трампа. Президент признал экс-главу Форин-офиса своим другом и увидел в нем задатки «замечательного премьер-министра». Это перед встречей-то с Мэй.
В , правда, похвала от Дональда считается «медвежьей услугой». Но даже отчаянные трампоненавистники понимают, что все-таки приятней, когда он хоть кого-то в их стране ставит в пример, чем ни во что не ставит премьера. Сама она еще вертится. Пригрозила однопартийной фронде досрочными выборами. Вряд ли забыла, каким провалом закончилось это год назад. А сейчас ситуация еще хуже. уже лидеры опросов. Возможно, на то и расчет — что тори-оппортунисты тоже это знают и не отважатся доводить дело до крайности.
Но у них есть вариант и получше. Зачем идти на выборы, если можно послать того, кто ими угрожает. Винни-Пух бы об этом сказал: «Кажется, Джонсон начинается, кажется, Джонсон начинается». Только не кажется. Тучи над Терезой действительно сгустились. «Еще не поздно спасти Brexit. Мы изменили курс один раз, и мы снова можем изменить его», — пусть от Джонсона это и прозвучало как манифест беспринципности, но это все же больше походило на призыв к бунту, чем на объяснения отставника.
Есть у них в палате общин традиция такая — бывшие министры раскрывают перед депутатами свои мотивы увольнения. Как бы последнее слово. Но в его случае и последнее стало вступительным. Кто же потерпит переход к «злосчастной неопределенности». Так он обозвал Brexit от Терезы. Между прочим, сам Борис для Мэй — что добрый фей. Она же хотела превратиться во вторую Маргарет Тэтчер. А у него на этот счет есть «ноу-хау». В смысле, он знает и помнит Хау. Джеффри Хау.
Глава Форин-офиса при «железной леди», он по той же традиции тоже объяснялся с парламентом после отставки. И тоже — не выбирая выражений в адрес премьер-министра. Эту речь до сих пор называют знаменитой. Спустя две недели после нее ушла и сама Тэтчер. Ее сменил, правда, не Хау. А . Но у Джонсона, судя по всему, «ноу-хау» простирается дальше, чем у Хау. А, может, и не у него. Может, и у друга из США. Кто-то же ему сказал: «В общем, не тяни резину, я прощаю все, кончай ее, Борис».
Автор , радио Sputnik
У радио Sputnik отличные паблики ВКонтакте, Facebook и Одноклассники. А для любителей короткого, но емкого слова, — Twitter.
Липовые пенсионеры: чиновник вышел на пенсию в 28 лет
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео