Ещё

Эксперимент над предпринимателями. В Нижнем Новгороде ликвидируют минимаркеты 

Фото: nn.ru
Людмила Окунева рассказала, что с нового года предпринимателям повысили расценки на размещение нестационарных торговых объектов (НТО). Она, например, платила 48,5 тысячи рублей, а будет — около 200 тысяч. Это за павильон в 75 кв. м в Гордеевке — не слишком проходном месте.
— Обоснование повышения мы не услышали. Расценки для нас нереальные, мы не выживем. Если нам расценки не снизят, мы свои торговые точки уберем. Это выгодно для бюджета? — спросила Людмила.
Панов был возмущен и назвал ситуацию экспериментом над предпринимателями — насколько их хватит. И проиллюстрировал свое отношение анекдотом: «Штирлиц вколол шприц бензина мышке. Мышка пробежала три метра и упала. „Бензин кончился“, — догадался Штирлиц».
Оказалось, что в 2016 году поменяли методики расчета. Бизнес поделен на группы с различными повышающими коэффициентами, пояснила и.о. директора департамента экономического развития . Но жалоб много, на следующей неделе соберется рабочее совещание. Скорее всего, его итогом будут изменения в методических рекомендациях.
— Я понимаю, что было сделано. Надо увеличить доходы бюджета. Решили: а давайте повысим — супер! Заложили в доходную часть, уже придумали, куда потратить. Только на выходе у нас получится отсутствие предпринимателя, — сказал мэр. — Нужно срочно найти механизм, чтобы это скорректировать.
Еще одна проблема торговли — озелененные территории. Точнее, их соседство. Торговые точки, которые стояли по 20 лет, вдруг оказались вне закона. Их исключили из схемы размещения НТО и не продлили договор с владельцами. Павильоны — под снос.
Об этом говорила , представитель фирмы, которая торгует своей продукцией — хлебобулочными изделиями. Предприниматель уже лишился нескольких киосков из своей сети. Недавно пришло уведомление о сносе одного из последних — на улице Горной, рядом с Мызинскими дубами. Не помогло ни заступничество окрестных жителей, ни экологическая экспертиза, которая не обнаружила ущерба памятнику природы.
— Предприятие брало кредит на хорошее оборудование. Теперь павильон за павильоном сносятся, кредиты не понятно как платить, 250 человек придется сокращать, — рассказала Наталья.
Такая же проблема и предпринимателей Канавинского района. От их лица выступал Илья Барышев. У них в озелененные зоны попали больше 10 объектов, а ведь стояли там с 90-х годов.
Причина оказалась в законе об озелененных территориях общего пользования, на которых торговые объекты размещать нельзя. Но там есть исключения — это объекты, которые способствуют их функционированию.
— Если мы во всех парках уберем, например, киоски «Мороженое», разве это правильно? Здесь возникает правовая неопределенность, — пояснил глава Нижнего Новгорода. — Поэтому самое правильное — это выйти в Законодательное собрание, чтобы уточнить эти моменты. Сейчас я в ручном режиме позицию администрации сформировал по-другому. Но так не должно быть.
Пока мэрия пытается найти «творческие решения» в рамках действующего законодательства. Создана комиссия, которая 16 июля начнет рассматривать списки торговых точек. Если объект способствует развитию озелененных территорий — поддержат, наносит экологический ущерб или не соответствует общественным интересам — снесут. В будущем эти полномочия перейдут к районным администрациям и согласительным комиссиям.
— Муниципальный служащий — он человек поднадзорный. Ему проще снять с себя ответственность — сказать, что не соответствует, — пояснил . — Потому что если он примет неправильное решение, придет Андрей Игоревич (прокурор Нижнего Новгорода Гальченко. — Прим. ред.) и скажет: иди-ка сюда, будет тебе взыскание и проверка.
— Не надо пугать всех муниципальных служащих, — возразил прокурор. — Если он нарушил закон, мы его накажем. Но мы не нацелены заниматься формалистикой, мы нацелены на защиту прав предпринимателей. Есть много ситуаций очень сложных и неоднозначных, и всегда надо искать пути выхода из них.
Директор и совладелец ООО «Стройдор» считает, что нужно привлечь бизнес в многочисленные новые благоустроенные территории.
— Опыт больших и малых европейских городов показывает: чтоб они не запустевали, были привлекательными для горожан, их нужно населить предпринимательской деятельностью — общепит, разнообразные ярмарки, мини-аттракционы, — заявил бизнесмен. — Будет ли это делаться?
— Я не согласен в одном: благоустроенных территорий в городе критически мало. И благоустройство имеет часто неактуальный характер, очень часто — низкую культуру исполнения. Иногда обидно, что деньги потрачены, а решение низкокачественное, — посетовал мэр. — А насчет предпринимательской деятельности, она должна быть обязательно. Пустое общественное пространство — это глупость.
Сейчас, когда Институт развития городской среды планирует общественное пространство, у него в ТЗ стоит обязательное размещение НТО. А распоряжаться этими территориями будет Управление парками и скверами.
(его бизнес — цветы) озаботился внешним видом палаток на цветочных рынках, благоустройством улицы Черниговской как продолжения набережной и фасадами:
— Я надеюсь, что вы не пытаетесь использовать текущую коммуникацию для устранения конкурентов. Я сделал все возможное, чтобы стандартизировать НТО, создать определенные типы НТО, чтобы они были едиными. Работа идет, к сожалению, медленней, чем хотелось. Институт развития городской среды перегружен общественными пространствами.
Улица Черниговская не вошла в список программы «Комфортная городская среда», который был составлен по результатам городского референдума. Поэтому глава города ответил честно, что займется благоустройством этой территории, если будут федеральные или региональные деньги.
Что касается фасадов, то за них отвечают владельцы домов. За последнее время они получили 700 предписаний, 500 из них выполнили. Работа идет.
Разговор директора ТЦ «Верхнепечерский» с гендиректором «Нижегородского канала» Николем Николюком сопровождался взрывами смеха. Золотов тоже споткнулся о распоряжение сверху. В 2011 году приказом Министерства регионального развития были введены двухставочные тарифы на воду для юридических лиц. Все, кто заключает новый договор, подписывает его на этих условиях.
Александр Золотов пытался поменять юрлицо и заключить договор с «Водоканалом», но обнаружил, что стоимость воды для него выросла в 7,5 раз — с 20 тысяч рублей до 150 тысяч. Сейчас его пугают отключением воды.
— Как только выкатили договор, я сразу пошел на попятный. Я же не идиот — в шесть раз больше платить, — возмущается Александр. — У меня есть прежний действующий договор на руках. Попытался его вернуть — говорят: все, ловушка захлопнулась.
— Двухставочная система носит заявительный характер. Вы свои технические условия заявляете сами, — объяснил руководитель «Водоканала» Николай Николюк. — После этого вы их пытаетесь изменить, но, к сожалению, закон обратной силы не имеет. Вы либо меняете техусловия сообразно изменению мощностей энергопринимающих устройств, либо… ну, другого варианта у вас нет (смех в зале. — Прим. ред.).
— Если у вас техусловия не меняются, то и тариф для вас не меняется, — продолжил Николюк. — Обратитесь с письмом ко мне или к Павлу Михайловичу (уполномоченный по защите прав предпринимателей Нижегородской области . — Прим. ред.), мы вашу ситуацию попытаемся решить. Если она, конечно, имеет решение (смех в зале. — Прим. ред.).
Павел Солодкий отметил, что жалоб на подскочившие тарифы на воду очень много. Это происходит, когда предприниматели уходят от ДУКов и переходят на прямые договоры с «Водоканалом» — повышение происходит в 25–40 раз. И двухставочный тариф. В качестве примера он привел «Седьмое небо» и «Небо». Площади одинаковые, а цены на воду отличаются в 11 раз: 150 тысяч против 1,6 миллиона рублей. Глава города предложил обсудить справедливость самого двухставочного тарифа, но на другом уровне.
Как и в прошлый раз, очень жесткий разговор произошел у мэра с частными перевозчиками. Президент Союза перевозчиков Нижегородской области посетовал, что городская администрация так и не стала для них партнером.
— Муниципалитет непоследовательно действует в отношении частных перевозчиков. Создается неконкурентная среда, процент частных перевозчиков падает и в ближайшее время, по нашим прогнозам, может упасть до 25%. А Путин в майских указах говорил, что доля частного бизнеса на рынке должна быть не меньше 40%, — заявил Романычев.
С его слов, под программу транспортных изменений, озвученную прежним руководством города, многие частники купили транспорт в кредит или в лизинг. Но весной все конкурсы были отменены, и частный перевозчик не знает, как будет развиваться ситуация. По его мнению, лучшие маршруты сейчас переходят к муниципальному перевозчику, а нерентабельные или менее рентабельные остаются частникам.
— Ваши интересы — предпринимательские. Вы хотите зарабатывать деньги, иметь максимально стабильный бизнес. А еще желаете, чтобы была монополия в идеале, — ответил Владимир Панов, перекрывая протест из зала. — Не лукавьте! Честно говоря, если бы не вмешательство в процессы, которые были инициированы, то с крайне высокой вероятностью мы бы сегодня говорили только о частном общественном транспорте в городе. Не лукавьте, что вы не знали, как принимались решения. Не лукавьте, что вы не были в тех кабинетах, в которых принимались решения. Моя задача — чтобы этот рынок был честным.
По мнению главы города, как раз муниципальный перевозчик чувствует себя хуже всех, его доля на рынке — 30%, «танцует на одной ножке». И да, проблем в общественном транспорте много, с точки зрения рынка перевозок мы находимся в 90-х годах прошлого века.
— Я согласен, что в муниципальном предприятии неэффективное управление. Вот приходите директором «Нижегородпассажиравтотранса», мы конкурс объявили, — пригласил мэр. — Эффективно им управляйте, сделайте доброе дело городу. Если он станет безубыточным, я своими руками пойду вам памятник делать.
На прощание Владимир Панов попросил у бизнес-сообщества помощи в создании совета по улучшению инвестиционного климата и развитию предпринимательства. На вопрос, каким мэр его видит, ответил, что ждет предложений от них. Им ведь в этом совете работать.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео