Konkurent.ru 8 июля 2018

Минвостокразвития оказалось в зоне рисков

Фото: Konkurent.ru
Территории опережающего развития, свободный порт Владивосток, адресная инфраструктурная поддержка инвесторов, программа «дальневосточный гектар», электронная виза для иностранных туристов и другие механизмы развития не помогли Дальнему Востоку развиваться ускоренно. Более того, в процессе реализации вся государственная политика начала сталкиваться с новыми внешними и внутренними вызовами. Такие выводы содержатся в ежегодном национальном докладе о развитии региона, подготовленным Минвостокразвитием.
Внутренние проблемы
Главными проблемами, сдерживающими развитие Дальнего Востока, являются многолетний масштабный отток населения и связанный с ним дефицит трудовых ресурсов, низкий уровень развития инфраструктуры и системы социальных услуг, дороговизна жизни и ведения бизнеса в макрорегионе, удаленность внутренних рынков сбыта.
За четверть века численность населения Дальнего Востока сократилась в 1,3 раза (с 8,06 млн человек в 1991 г. до 6,17 в 2017 г.) и продолжает сокращаться ежегодно на 0,3-0,5% в результате миграционного оттока населения. «Следует отметить, что в последние годы благодаря принятым на федеральном и региональных уровнях мерам ситуация несколько улучшилась — уровень миграционного оттока населения снизился, однако он остается ключевым фактором, сдерживающим ускоренное развитие макрорегиона», — говорится в докладе.
Как показал социологический опрос, проведенный ВЦИОМ в 2018 г., основными факторами, формирующими негативные миграционные настроения жителей Дальнего Востока, являются дороговизна жизни (30%), низкий уровень развития инфраструктуры (28%), уровень доходов (23%), недостаточные возможности для образования детей (18%), отсутствие возможностей для самореализации (17%) и приобретения жилья (13%).
«Дальний Восток потерял имевшиеся преимущества в области доходов населения, — пишет Минвостокразвития. — Если в 1995 г. среднедушевые номинальные денежные доходы населения макрорегиона превышали среднероссийский уровень на 25%, то в настоящее время это превышение сократилось до 12%».
Хуже ситуация складывается с реальными доходами населения. Дальний Восток традиционно является самым дорогим регионом для жизни — его жители несут дополнительные затраты на более высокие платежи за коммунальные услуги, транспортное обслуживание, продукты питания, приобретение одежды. Рост потребительских цен традиционно выше среднероссийских в силу высокого дефицита продовольствия и товаров массового потребления местного производства.
«Это оборачивается снижением реальных доходов населения. Покупательная способность среднедушевых доходов населения Дальнего Востока оказывается ниже, чем в среднем по России. Как следствие, регион отличается повышенной долей населения с доходами ниже прожиточного минимума — 15,3% (по России — 13,2%), наиболее высокие показатели отмечаются в Еврейской автономной области — 24,3% и Республике Саха (Якутия)  — 18,9%», — подсчитали в Минвостокразвития.
Плотность автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием в 6,4 раза ниже среднероссийского уровня (9,5 км на 10 тыс. кв. км. против 61 км) и в 3,7 раза ниже соответствующего показателя соседнего макрорегиона — Сибирского федерального округа. Обеспеченность населения жильём на Дальнем Востоке находится на уровне 23,2 кв. м/чел., что незначительно ниже среднероссийского показателя (24,4 кв.м. /чел.). При этом новое жилье на Дальнем Востоке вводится в ограниченных объемах, не покрывающих существующую потребность. Темпы ввода жилья на территории Дальнего Востока более чем в 1,5 раза ниже среднероссийских, а его стоимость на 18% выше, чем в среднем по России.
В результате значительного отставания темпов обновления жилищный фонд теряет свои потребительские качества. Доля ветхого и аварийного жилья достигает 6%, что в 2,5 раза превышает средний показатель по России. По уровню благоустройства жилищного фонда Дальний Восток также отстает от среднероссийского уровня по всем основным показателям (обеспеченности водопроводом, канализацией, водоснабжением). Коммунальная инфраструктура Дальнего Востока характеризуется большим износом сетей и сооружений (до 60%, а на отдельных участках и до 100%).
Внешние проблемы
В 2016 г. 50% прямых иностранных инвестиций в мире пришлись на АТР — $177 из $353 млрд, что естественным образом связано с быстро растущим потребительским рынком, в основе которого — динамично формирующийся средний класс, а также с ускорением урбанизации и цифровизации экономики. В связи с масштабными задачами по развитию инфраструктуры, существенному расширению производства товаров массового потребления и, в первую очередь, продовольствия в этом регионе мира развернулась серьезная борьба за внешние инвестиции. Страны АТР разрабатывают и внедряют все более преференциальные режимы для инвесторов, стараясь создать лучшие условия для ведения бизнеса на своей территории.
«Победу в конкурентной борьбе одержали 5 стран региона –Индия, Китай, Вьетнам, Малайзия и Индонезия. На их долю пришлось 57% всех прямых иностранных инвестиций, поступивших в АТР. Следующие в рейтинге 5 стран — Филиппины, Сингапур, Республика Корея, Япония и Таиланд — в совокупности привлекли всего 8,6% иностранных инвестиций», — говорится в докладе.
Индия второй год подряд становится лидером Азии по притоку прямых иностранных инвестиций, оставив далеко позади себя прежнего лидера — Китай. На территории Индии на конец марта 2017 г. создано 345 специальных экономических зон (СЭЗ), из которых 218 уже полноформатно заработали. Объем привлеченных в действующие СЭЗ инвестиций составил $63 млрд
Предприятия, расположенные в СЭЗ Индии, рассматриваются как находящиеся вне таможенной территории страны. Им предоставляется возможность беспрепятственного импорта оборудования и сырья, необходимых для осуществления их производственной деятельности, свободная продажа и перемещение товарных потоков внутри зоны. Движение товаров из СЭЗ в порты и обратно осуществляется без помех и ограничений. В СЭЗ разрешено открытие отделений банков, для которых Резервным банком Индии установлены льготные нормативы деятельности, что облегчает доступ резидентов СЭЗ к финансовым ресурсам.
Есть и другие тренды, которые, по мнению Минвостокразвития, серьезно сказываются на развитии Дальнего Востока. Во-первых, продолжается трансформация модели социально-экономического развития Китая. Прошедший в октябре 2017 г. XIX съезд КПК продемонстрировал, что объявленные ранее структурные реформы ускорятся. В марте 2018 г. внесены изменения в Конституцию Китая, и теперь для Си Цзиньпина открыты возможности остаться во главе страны на третий срок. Это означает, что никаких существенных изменений в экономической политике Китая не предвидится.
Во-вторых, трансформация Китая продолжает менять экономический ландшафт в регионе в целом. Укрепляет позиции модель «Азия для Азии», в рамках которой цепочки добавленной стоимости все больше замыкаются внутри Азиатского региона, а Китай превращается в основной рынок сбыта товаров, производящихся в других азиатских странах.
В-третьих, после небольшой паузы, связанной с осмыслением провала Транстихоокеанского партнерства (ТТП) после отказа от участия в нем со стороны США, вновь активизируются интеграционные процессы внутри Азиатского региона. В ноябре 2017 г. 11 стран, прежде заключивших ТТП (Канада, Япония, Вьетнам, Бруней, Сингапур, Малайзия, Новая Зеландия, Австралия, Мексика, Чили, Перу) договорились о возобновлении сотрудничества без американского участия, и 8 марта 2018 г. было подписано новое Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение для Транстихоокеанского партнерства.
«Это соглашение несколько более слабое, чем ТТП — в нем заморожены ряд элементов оригинального соглашения, на которых ранее настаивали американцы (например, посвященных вопросам интеллектуальной собственности). В то же время очевидно, что участники нового ТТП не исключают возвращения США за стол переговоров», — признает Минвостокразвития.
Одновременно с успехами обновленного ТТП активно идет подготовка к заключению другого мегарегионального соглашения — Всестороннего регионального экономического партнерства (ВРЭП), включающего АСЕАН, Китай, Японию, Республику Корея, Индию, Австралию и Новую Зеландию. По итогам 22-ого раунда переговоров по заключению ВРЭП, который прошел в Сингапуре в мае 2018 г., потенциальные участники выразили надежды на заключение соглашения к ноябрю 2018 г. Успех данного процесса будет зависеть в первую очередь от результата проседающих пока переговоров между Китаем и Индией, которые не считают текущие условия ВРЭП выгодными для себя.
Тем не менее, потенциальная торговая война с США, заключение Всеобъемлющего и прогрессивного соглашения для ТТП и все еще существующая возможность присоединения США к ТТП могут заставить Китай пойти на значительные уступки.
Что в итоге?
Обозначенные тенденции влияют на Дальний Восток России двояко. Трансформация Китая неизбежно приведет к постепенному замедлению роста спроса на российское сырье и будет оказывать понижающее давление на его цены. С другой стороны, появляются и новые возможности диверсификации экспорта в направлении поставок в Китай потребительских товаров и продовольствия, спрос на которые с продолжением трансформации будет расти. Это особенно вероятно, если в рамках сопряжения ЕАЭС и китайской инициативы Пояса и пути удастся добиться развития связывающей Россию и Китай транспортной инфраструктуры.
«В то же время, риски окажутся значительнее возможностей, если регион окажется изолированным от протекающих в Азии процессов либерализации торговли — это затруднит экспорт российских товаров и снизит их конкурентоспособность на китайском рынке по сравнению с товарами из других азиатских стран», — боятся в Минвостокразвития.
Россия в процессах либерализации торговли пока участвует слабо, а для стран «вне» региона рынки азиатских стран в целом очень закрыты, причем барьерами выступают как высокие таможенные пошлины, так и многочисленные нетарифные ограничения (санитарные и фитосанитарные нормы, технические стандарты, требования к упаковке и маркировке и др.)
Для реализации открывающихся возможностей России необходим переход к более активной торговой политике — в ее рамках должны быть усилены инструменты поддержки экспорта, активность торговых представительств, меры по снижению торговых барьеров для российских товаров на азиатских рынках.
Комментарии
Читайте также
Гран-при «Формулы-1» в Мексике может прекратить свое существование
CNN опубликовала последние слова Джамаля Хашкаджи перед смертью
В мясном ларьки во Владивостоке «кидают» людей на деньги
СПЧ опубликовал обращение Алексеевой о ценности уроков Второй мировой войны
Последние новости
Опубликован список 1000 дворов Приморья, где пройдет благоустройство
Бизнес-омбудсмен высказался о конфликтах российских и китайских предпринимателей
Место, где наши олигархи не стесняются тратить миллиарды