Российская Газета 5 июля 2018

В Костроме инвалида исключили из льготной очереди на улучшение жилья

Фото: Российская Газета
Нет бумажки — нет человека— С 11 ноября 2004 года я стояла на очереди на получение жилья как инвалид детства, и в течение всех лет мне приходили уведомления, подтверждающие это. В 2009 году мой номер в реестре нуждающихся в жилье инвалидов был 1694, в феврале 2016-го — 625, в октябре — 530. Своего жилья у меня как не было, так и нет. Но из администрации мои документы куда-то пропали, и после этого меня из очереди просто исключили, — рассказывает Марина. В детстве Гусева стала жертвой страшного ДТП. Врачи сумели собрать раздробленные кости девушки «по кусочкам», но полностью восстановить травмированный позвоночник не удалось. Из больницы Марину выписали инвалидом первой группы, лишенной возможности передвигаться самостоятельно. На реабилитацию после аварии у девушки ушли годы. Марина перенесла целую серию тяжелых операций. Превозмогая боль, научилась ходить с палочкой. Медленно, сильно прихрамывая… Но это была победа!Нарисуйте мне домС раннего детства у Марины была сильная тяга к рисованию. Однажды мама на Новый год купила ей костюм художника. С тех пор Марина не сомневалась, кем хочет стать, когда вырастет. В школе она была лучшей ученицей по изо. А после травмы позвоночника рисование стало ее единственной отдушиной. В 2009 году Марина поступила в Российскую государственную специализированную академию искусств в Москве, из которой вышла дипломированным художником. Все эти годы Марина с мамой и братом жили в крохотной однокомнатной квартирке в поселке Шувалово под Костромой. Было тесно, но они не жаловались. В 2004 году девушка узнала, что по закону о соцзащите инвалидов их семья имеет право на дополнительную жилплощадь и на предоставление технических средств реабилитации, в том числе на автомобиль с ручным управлением. Деньги на эти цели инвалидам выделяются из федерального бюджета. Гусева сразу обратилась с заявлением в местную администрацию. На нее завели учетное дело как на нуждающуюся в улучшении жилищных условий и поставили на льготную очередь. Однако через год законодательство изменилось, и вместо предоставления автомобилей «Ока» и квартир инвалидам стали выплачивать денежные субсидии. Компенсацию на авто Марине выдали, а вот с жильем начали происходить странные вещи. — Время от времени я обращалась в органы соцзащиты и интересовалась, как продвигается моя жилищная очередь. В октябре 2016 года из государственного центра социальных выплат мне пришел ответ, что номер моей очереди — 530. Но в декабре 2017 года я неожиданно получила от чиновников протокол, согласно которому из льготной очереди, где я простояла больше десяти лет, меня вычеркнули. Поводом стало письмо из сельской администрации, в нем сообщалось, что с заявлением о постановке на льготный учет я вообще якобы никогда не обращалась и никаких документов на меня у них нет. Описать словами, какой я при этом испытала шок, просто невозможно! К моменту получения этого письма я вышла замуж и родила дочь. Наша семья находится в очень стесненных финансовых и жилищных условиях. Мы очень рассчитывали на эту выплату, чтобы обрести наконец свой угол. А тут произошло такое! — недоумевает Марина. Поводом стало письмо из сельской администрации, в нем сообщалось: Гусева с заявлением никогда не обращаласьМолодая мать пошла по всем инстанциям, пытаясь разузнать судьбу своего пропавшего учетного дела, в котором были собраны оригиналы справок и все необходимые документы. — Я даже пересказывать не хочу, каких мучений инвалиду-опорнику в Костроме стоило собрать все эти справки из списка для постановки на учет. Бесконечные очереди, лестницы, отсутствие пандусов и доступной среды! — возмущается Гусева. Раз ступенька, два ступенька…Узнав об исчезновении документов, молодая художница в течение нескольких месяцев пыталась восстановить пропавшие справки. Но сделать это оказалось непросто. Из районной администрации и органов соцзащиты на запросы ей пришли ответы, что выдать дубликаты справок «не представляется возможным, поскольку документы отсутствуют». Врачебно-трудовая экспертная комиссия тоже разочаровала: поскольку с момента освидетельствования инвалида прошло более десяти лет, документы о прохождении экспертизы во врачебном архиве также не сохранились. Оказавшись внутри замкнутого круга, Марина в отчаянии написала жалобу в областную прокуратуру. Из надзорного ведомства пришел ответ, что по ее обращению прокуратура провела проверку и выявила нарушения в действиях администрации Сущевского сельского поселения, главе вынесено представление. Гусевой зампрокурора Смирнов рекомендовал обратиться в суд для восстановления нарушенных прав. В суде представитель ответчика — департамента по труду и социальной защите населения Костромской области — Эльвира Терентьева заявила, что требования Марины Гусевой считает необоснованными и не подлежащими удовлетворению. — Очередность Гусевой за номером 530 по состоянию на 1 октября 2016 года была указана с учетом предоставленных в 2016 году выплат ветеранам, инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, а также гражданам, снятым с учета по различным основаниям. По информации главы администрации Сущевского сельского поселения Костромского муниципального района, на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях Гусева не состоит и по данному вопросу не обращалась. Комиссией департамента по предоставлению меры социальной поддержки по обеспечению жильем отдельных категорий граждан рекомендовано ОГКУ «Центр социальных выплат» исключить Гусеву из реестра, что и было сделано. Оснований для восстановления Гусевой в списках очередников с 11 ноября 2004 года не имеется, — заявила представитель социального ведомства. Почему после выплаты компенсации за «Оку» ее сняли с учета нуждающихся в жилье, Марина из этих объяснений так и не поняла. Глава администрации Сущевского сельского поселения Ирина Аристова в суде сообщила, что была избрана на эту должность в 2016 году. Что происходило с бумагами очередников до этого времени, она пояснить затруднилась, но добавила, что сейчас в администрации поселения нет никаких документов, подтверждающих постановку инвалида Гусевой на учет в качестве нуждающейся в жилье. Выслушав мнения сторон, суд решил, что инвалид детства Гусева в ходе рассмотрения дела «не представила доказательств, с достоверностью подтверждающих ее доводы о том, что она до 1 марта 2005 года в установленном законом порядке обращалась с заявлением о признании нуждающейся в предоставлении жилого помещения». — Каждый поход в суд был для меня испытанием. Я думала, что департамент соцзащиты должен защищать интересы граждан. А вышло наоборот. По закону мне как инвалиду детства положено жилье. И мне оно очень нужно! Я не знаю, как еще доказать свою правоту и куда исчезла папка с моим учетным делом, которое я видела собственными глазами в администрации. Накопить на квартиру человеку с инвалидностью у нас, к сожалению, нереально. Буду надеяться на апелляцию в областном суде. Быть может, хотя бы там мне смогут помочь, — заключила художница. КомментарийОльга Коновалова, юрист:— Я надеюсь, что в апелляции нарушенные права инвалида Марины Гусевой будут восстановлены. Полагаю, что суд первой инстанции неправильно применил нормы материального права. Центр социальных выплат (ЦСВ) представил в суд выписку, где были ссылки на исходные документы-основания постановки инвалида на учет с номерами и датами, предоставленные Гусевой до 2005 года. Имеющиеся в ЦСВ ссылки на документы доказывают то, что человек их действительно представлял, но чиновники их утеряли. Есть все основания говорить о том, что дело было просто утрачено. КстатиНа жилищной очереди люди стоят годами. При постановке на очередь заявителям часто не разъясняют их права, а инвалиды нередко не подозревают о том, что законодательство меняется и что они имеют право на внеочередное получение жилья или социальной выплаты на его приобретение. Чтобы не попасть в неприятную ситуацию, очередникам как минимум раз в год после первого апреля следует приходить в органы местного самоуправления и интересоваться, как подвигается очередь, не требуется ли предоставление каких-то дополнительных документов. Как показывает практика, чиновники не торопятся обзванивать очередников и сообщать им об изменениях. Механизм предоставления жилья четко действует только в отношении детей-сирот, поскольку этот вопрос строго контролирует прокуратура. Остальным людям приходится самостоятельно контролировать продвижение своей очереди.
Комментарии
Читайте также
Европа оправдала рост военных расходов искажением истории мировых войн
Власти Ингушетии согласовали митинг противников соглашения о границе между Ингушетией и Чечней
Ассанж отказался добровольно ехать в США
Видеофакт: в Питере экстремал прошел по натянутому между высотками канату
Последние новости
Кабмин внес изменения в план развития Комсомольска-на-Амуре
Губернатор Югры ответила на 53 вопроса журналистов за 3,5 часа часа
Минкомсвязь обеспечит трансляцию второго мультиплекса в Тверской области