ТК «Звезда» 20 июня 2018

Забвению не подлежит: почему имя русского моряка, останки которого похоронены в Аннаполисе, помнят и спустя полтора столетия

Фото: ТК «Звезда»
На мемориальном военном кладбище в Аннаполисе, столице американского штата Мэриленд, есть одно неприметное захоронение. На скромном могильном камне выбито имя N.Demidoff. А между тем история жизни и смерти человека, чьи останки лежат под этой плитой, — пример подлинного союзничества двух великих держав, России и США, важная часть летописи взаимоотношений государств, прошедших непростые испытания в разные периоды своей биографии.
Имя на мраморной плите — явно славянское, хоть начертано латиницей. Как оказался Николай Демидов, простой матрос из экипажа клипера «Алмаз» в этом далеком от родных берегов краю? Дело было в 1864 году, когда Императорский флот направил к берегам Соединенных Штатов две эскадры с целью демонстрации силы и, в случае вступления европейских держав в войну американского Севера и Юга, оказать поддержку правительству Авраама Линкольна. В ту пору в стране не первый год шло жестокое противостояние между Союзом нерабовладельческих и пограничных штатов (Север) и Конфедерацией рабовладельческих штатов (Юга). Россия поддерживала президента Линкольна, и русские корабли обеспечивали безопасность Атлантического и Тихоокеанского побережий, а по сути — самих США. Позднее сам Линкольн говорил, что именно присутствие российских эскадр у американских берегов привело к провалу попыток Британии и Франции вмешаться в ход войны между Севером и Югом.
Безусловно, в определенной степени наша страна решала и свои геополитические задачи. После проигрышной для России Крымской войны европейские монархии открыто угрожали нашей стране военным вмешательством. В случае начала боевых действий серьезной препоной планам наших недоброжелателей могли стать действия русского флота в отношении морских коммуникаций противника. Вот почему в качестве одной из мер было решено направить к берегам Северной Америки военно-морские соединения: это, во-первых, должно было бы создать угрозу английским и французским морским путям, а, во-вторых, заранее высвобождало крупные силы флота России из тесноты оперативного простора Балтики.
Налаживанию прочных взаимоотношений с американским правительством способствовала умелая и деятельная работа русского военно-морского атташе капитана 1 ранга Степана Степановича Лесовского. К слову, именно под его командой (уже в чине контр-адмирала) эскадра из шести боевых кораблей — фрегатов «Александр Невский», «Ослябя» и «Пересвет», корветов «Варяг» и «Витязь» и клипера «Алмаз» направилась к атлантическому побережью Америки. В свою очередь эскадра под командованием контр-адмирала Андрея Александровича Попова (корветы «Богатырь», «Калевала», «Рында» и «Новик», клиперы «Абрек» и «Гайдамак») взяла курс на тихоокеанский берег США. За время этого похода корабли русских флотилий посетили ряд американских портов, крейсировали в водах Карибского моря и Мексиканского залива, заходили на Кубу, в Гондурас, на Ямайку и Бермудские острова, на Аляску и Гавайи. Общественное мнение северных штатов горячо приветствовало присутствие русских военных кораблей в их портах. Пожалуй, именно тогда в первый раз Россия, ее политика, роль в мире и особенно ее отношения с Соединенными Штатами привлекли столь пристальное внимание американской общественности. Появление русских эскадр в самый разгар войны произвело настоящую сенсацию, полосы американских газет того времени пестрили рассказами о кораблях из далекой России, объявлениями о приемах в честь русских моряков. Даже по заголовкам можно понять атмосферу того периода — «Новый союз скреплен: Россия и Соединенные Штаты братствуют», «Русский крест сплетает свои складки со звездами и полосами», «Восторженная народная демонстрация», «Большой парад на Пятой улице». Наши корабли считали за честь посетить визитами представители правительства страны, сенаторы, конгрессмены.
На перепутье событий
И все же — как судьба простого русского матроса Николая Демидова, скорее всего, из бывших крепостных крестьян, оказалась столь прочно связана с политикой и взаимоотношениями двух великих мировых держав — России и Соединенных Штатов Америки? Одним из первых сведения о понесенных потерях ходе той русской экспедиции стал собирать историк флота, ныне эксперт Российского военно-исторического общества Игорь Столяров. Первые записи появились еще в 1980-е годы. Именно он и раскопал информацию о том, с какими почестями в Аннаполисе хоронили Демидова, а, кроме того, на его сайте «Военно-морском некрополе» сегодня опубликованы списки моряков фрегата «Светлана», несколько человек с которого были похоронены на кладбище города Норфолк.
Зимой 1863-1864 годов дела северян в гражданской войне шли плохо, а военная удача сопутствовала им далеко не всегда. Был объявлен дополнительный набор волонтеров, однако, если у южан, по словам русского репортера, который инкогнито присутствовал на атлантической эскадре и подписывал свои репортажи в отечественные газеты «Г.», «с геройским самопожертвованием ополчается всяк, кто только в состоянии носить оружие», то северяне «прибегают к огромным премиям и мерам, иногда чрезвычайно странным». В частности, как писал «Г.», чтобы привлечь волонтеров, кроме премии, назначенной от правительства, каждый штат назначал особую плату, а объявления о ней с виртуозностью спекулятивной рекламы появлялись в городах.
«Добро бы еще это, а то агенты, рассыпанные по пристаням и тавернам, позволяют себе такие средства, которые ни в каком случае не должны быть терпимы, — отмечал репортер. — На уду этих удальцов попадаются преимущественно эмигранты и матросы с иностранных судов, поэтому ни одно военное судно, стоящее в здешних портах, команды на берег не спускает».
Действительно, в отношении русских кораблей тогда действовал высочайший императорский указ — на провокации не поддаваться, быть до особых обстоятельств в нейтралитете. И все же русские матросы не могли избежать военной «мясорубки». Обстоятельства, при которых погиб Николай Демидов, останутся тайной навсегда: документальных свидетельств и подробностей его гибели в период присутствия на американской земле не сохранилось. Однако, похороны, которые последовали за этими трагическими событиями, соответствовали отданию воинских почестей профессиональному военному. Местная «Аннаполис Газет» в деталях и с большим уважением описала прощание с русским подданным. В частности, издание поведало о торжественном православном обряде, который произвел сильное впечатление на окружающих — многие из присутствовавших были тронуты до слез. Отпевание прошло в церкви местной морской школы (будущая Академия ВМС США), куда пришли матросы и офицеры с русских судов, а также американские флотские и армейские офицеры. По свидетельству репортеров, гроб из орехового дерева несли до военного кладбища на руках в сопровождении хора музыкантов с одного из русских кораблей: «эта церемония надолго останется в памяти жителей Аннаполиса».
Забвению не подлежит
То, что российские эскадры в ту пору выполнили роль гаранта безопасности США, сегодня не оспаривается даже в самих Соединенных Штатах. Силы Севера терпели на войне неудачу, например на тихоокеанском театре у них не было сколько-нибудь сильных военно-морских сил: единственный броненосец погиб, а южане тем временем проявляли активность, да и англичане открыто демонстрировали готовность выступить на стороне конфедератов. Благодаря же визиту русского морского отряда, сторонники Линкольна получили мощную психологическую поддержку, да и вероятность иностранного вмешательства в конфликт была предотвращена. Известно, что контр-адмирал Попов отдал приказ в случае, если ворвавшийся в порт, где находилась его эскадра, корабль начнет неприятельские действия, то возмутителя общественного спокойствия надлежало немедля атаковать. Американское правительство открыто заявляло о своей глубокой признательности России, императору и всему русскому народу. При отплытии русских кораблей домой мэр Бостона на прощальном обеде сказал:
«Русская эскадра не привезла нам ни оружия, ни боевых снарядов для подавления восстания, но она принесла с собою более этого — чувство международного братства, свое нравственное содействие».
Гражданская война по сию пору считается самой кровавой в истории США: число погибших в ней превышает воинские потери в обоих мировых войнах и составляет более 620 тысяч человек плюс свыше 410 тысяч раненых. Кстати, рабство на территории США, против которого выступал Север, было после войны полностью отменено. Надо сказать, что в дальнейшем дружеские взаимоотношения наших стран не прекратились. Когда Авраам Линкольн в 1865 году трагически погиб от рук сторонника южан, Россия выразила глубокие соболезнования американскому народу и по решению императора Александра II провела ряд траурных мероприятий. А когда годом позже сам Александр чудом избежал смерти от руки террориста Каракозова, Конгресс США принял особую резолюцию, поздравляющую царя с чудесным спасением.
Сегодня могила одного из русских союзников Северян, отдавших жизнь в борьбе за становление далекой страны, стала своеобразным мемориалом дружественных российско-американских отношений в XIX веке. На этом месте регулярно проходят памятные мероприятия, встречи, организуются поминальные службы. Во время прошлогодней акции помощник военно-морского атташе при посольстве Российской Федерации в США Сергей Коломыйцев еще раз напомнил о необходимости помнить совместную историю — и нашу, и Соединенных Штатов.
«Она подчеркивает давние и очень тесные связи между нашими вооруженными силами, между государствами в целом», — считает представитель российской дипмиссии.
Кстати, история «американской» экспедиции позапрошлого века перекликается с историей России и в другом. Во время похода эскадры контр-адмирала Лесовского на его клипере «Алмаз» служил недавно окончивший Морской кадетский корпус Николай Андреевич Римский-Корсаков — будущий всемирно известный композитор. В той же экспедиции 1863 года участвовал Ипполит Ильич Чайковский — брат другого великого русского композитора Петра Ильича.
«Поддержка Россией Соединенных Штатов началась фактически с первого дня существования Северо-Американского государства, — рассказывает научный директор РВИО Михаил Мягков. — В XVIII веке, когда штаты боролись с Англией за свою независимость, именно Россия организовала «Лигу северных государств», а Екатерина Вторая объявила декларацию о вооруженном нейтралитете, тем самым позволяя судам торговать с США. Мы одними из первых признали США, установили с ними дипломатические отношения, торговали. Известен такой факт: когда в 18-м веке Англия хотела, чтобы российские войска участвовали в боевых действиях против американцев, мы наотрез от этого отказались. В 19-м веке вновь возник вопрос о судьбе Америки: во время войны между Севером и Югом вмешательство Англии и Франции могло положить конец северянам. В этот момент Россия оказала давление на европейские страны, а две наши эскадры прибыли в Нью-Йорк и Сан-Франциско. Не было другой нации, которая так помогла бы северянам в их победе. Мы прервали возможные пути поддержки южан со стороны Великобритании, Франции и других государств, продемонстрировали свой флаг, поддержали Соединенные Штаты. У нас тогда были общие конкуренты, и мы умели находить компромиссы, вместе выходить из сложных положений».
По мнению историков, русские могилы в США — это памятные знаки нашей общей биографии, а надгробные камни — своего рода мемориальные плиты тем давним событиям. Уйдя в вечность в далеком 19-м веке, наши воины служат и сейчас ведь их имена на могилах — это русский флаг, который, будучи однажды поднятым, не должен быть спущен.
Комментарии
Читайте также
5 музыкальных жанров, которые мешают школьнику делать уроки
Трамп назвал темы переговоров с Абэ
Более 1,5 тыс. военных отразили авианалет условного противника на учениях под Астраханью
Курский «Авангард» снова победил!
Последние новости
Главному храму ВДВ переданы иконы с частицей мощей Георгия Победоносца
Продолжение традиций русского народа – Газзаев о строительстве Главного храма ВС РФ
Посольство РФ в Норвегии обеспечивает задержанному в Осло россиянину защиту