АиФ-Оренбург 7 июня 2018

«Дети в храме, если родители там». Как католики воспитывают прихожан?

Фото: АиФ-Оренбург
Мы продолжаем серию материалов о религиозном образовании в Оренбуржье. Ранее нам рассказал, как учатся в Оренбургской православной гимназии, ее ректор протоиерей Георгий Горлов, затем о традициях мусульманских школ поведал ректор медресе Альфит хазрат Шарипов. На этот раз корреспондент «АиФ Оренбург» встретился с настоятелем прихода Пресвятой Богородицы Лоретанской Римско-католической церкви отцом Петром (Лахетой). Священник рассказал, как устроена система католического образования и как работают с паствой на оренбургском приходе.
Искали себя
Людмила Максимова, «АиФ Оренбург»: Отец Петр, расскажите немного о ваших прихожанах. Они католики в нескольких поколениях?
Отец Петр (Лахета): Нашему храму больше 170 лет. Его основал сосланный католический священник Михаил Зеленко. В Гродно он руководил духовным учебным заведениям, когда студенты организовали антиправительственную группу, и отец Михаил взял ответственность на себя, за что и был сослан. В 1833 году он оказался в Оренбурге, построил храм на государственные средства (его освятили в 1847 году). В Оренбурге было около двух тыс. прихожан, в основном поляки и немцы. В начале XX века открылась приходская начальная школа. В советские годы храм был закрыт, и в нем разместился цех кожевенной фабрики. В 1993 году в Оренбург приехал священник из Польши, через год снова открылся восстанавливаемый храм. Первыми прихожанами были бабушки, которые еще помнили первое причастие в нашем храме, они все эти годы как-то молились, хранили традиции. Была волна людей, которых крестили в детстве или у которых родные были верующими, и они стремились к идентичности. Как правило, это были немцы, литовцы, поляки. Последние 15 лет это люди, для которых корни и национальность не являются первоочередной причиной посещения католического храма.
«Говорить о школе сложно»
— Как вы обучаете вере своих прихожан?
— У нас нет официальных школ. Есть только обучение основам религии — катехизация. Дети по воскресеньям ходят на службу с родителями и после нее остаются на занятия в воскресной школе. С ними занимаются сестры-монахини. Мы разделяем их по возрастам. Два года они готовятся к таинствам исповеди и первому причастию, которое обычно принимают в 8-9 лет. Они должны знать заповеди, истины веры, молитвы, знать о таинствах, понятии греха и понимать богослужение. Также при храме сестры занимаются с детьми из малообеспеченных семей.
Говорить об отдельной католической школе в России сложно. В первую очередь, потому что общины верующих небольшие. В нашем городе около500 католиков, в храме бывает 200, постоянно посещают — 100 человек, из них около 20-30 детей оказывается в воскресной школе. Кроме того, 90% священников приезжает из заграницы, и у них нет гражданства, а образовательный процесс требует стабильности, постоянного финансирования. При этом часто меняются законодательные требования. В России только одна католическая гимназия в Томске (там всегда было много поляков-католиков).
На приходе я занимаюсь со взрослыми. Стараемся уделять внимание семейным людям, важно чтобы церковь объединяла семью, поскольку она сегодня претерпевает кризис.
В 90-е у нас был философско-богословский колледж — филиал института Св. Фомы Аквинского Ордена Иезуитов в Москве. Занятия вели на территории храма. Курс составлял три года. В колледже учились. Тогда это было очень интересно, все только открывалось, было мало литературы. Но со временем спрос на это образование спал: никто не будет заниматься философией, чтобы разбогатеть. Это нужно любить, или идти в науку. Колледж закрылся в середине 2000-х.
Как стать священником?
— Ваши маленькие прихожане получают особую подготовку. А у вас есть проблема, что к подростковому периоду они исчезают из храма?
— Это основная проблема. Пока им нравится и родители их водят за руку, они в храме. Но потом, подрастая, они находят более интересные вещи в мире, чем в храме, им становится не по пути, либо что-то отвлекает их. Иногда причиной становится бунт перед родителями. Однако фундамент веры заложен, и они могут вернуться обратно.
Дети очень зависят от родителей. Это я в детстве сел на велосипед и поехал из деревни в храм за несколько километров. Сегодняшние дети не могут приехать одни с другого конца города в церковь. Прибавьте морозы, болезни, дела, так что не так и часто наши ученики могут бывать на занятиях. Дети в храме, если родители там.
— А как католики могут стать священниками? С вашего прихода кто-то выбрал эту стезю?
— Чтобы стать священником Католической Церкви, нужно получить высшее образование — закончить магистратуру. Семинарии могут быть епархиальными, а могут находиться при монастырях. Обучение длится шесть лет, а монахи перед семинарией еще два года проходят обучение перед тем, как дать обет послушания. Россияне поступают в ту семинарию, в которую направит епископ. Он может оказаться заграницей. А в Санкт-Петербурге находится единственная в России семинария. Один из наших прихожан учился в ней, сейчас служит в Волгодонске (в католичестве не принято, чтобы священник возвращался в свой родной приход). Также мне известно, что в Иерусалиме служит священник родом из Оренбурга (католичество он принял в Москве, где познакомился с монахами-францисканцами).
— Почему в России в основном священники-иностранцы? Кто вас сюда направляет?
— Основная причина — маленькие общины верующих. Кроме того, мы должны жить безбрачной жизнью, поэтому у нас гораздо меньше кандидатов в священство. Не каждый человек может быть всю жизнь один. Многие уходят на этапе подготовки. Не путайте целибат с монашеством. Католический священник дает только обет целомудрия.
В России четыре епархии. Мы относимся к самой маленькой — Саратовской. Она простирается от Воронежа до Орска. В ней служит 53 священника: из Польши, Германии, Мексики, Аргентины, США, Бразилии, Словакии, Ирландии, Франции, Украины, Индии, Индонезии, Таджикистана. Есть приходы, которые относятся к епархии, а есть те, которые подчиняются монастырям. К примеру, в Уфе и Самаре епархиальные храмы, и когда там не хватает священника, епископ ищет служителя. Нередко обращается за помощью заграницу. В Орске и Оренбурге, а также Тольятти, Кемерове и Калининградской области приходы относятся к конгрегации (монашеской организации) редемптористов. Поэтому если священник уезжает, монастырь направляет другого человека. Так я из конгрегации в Польше отправился сначала в Казахстан, потом в Орск, а затем в Оренбург. Язык уже выучил на месте, когда прибыл в Казахстан (в школе изучали основы, но это было очень давно).
Комментарии
Другое , Фома Аквинский , Католическая церковь , Аргументы и Факты , Аргентина , Бразилия , Волгодонск , Германия , Гродно , Иерусалим , Индонезия , Ирландия , Калининградская Область , Кемерово , Мексика , Москва , Оренбург , Орск , Польша , Самара , Санкт-Петербург , Словакия , США , Таджикистан , Тольятти , Томск , Уфа , Франция
Читайте также
СМИ: в Мексике мафия угрожает президенту
Названа новая версия конца света
Последние новости
Под Акбулаком найден скелет мигранта - СМИ
Полпред в ПФО Игорь Комаров отчитался о доходах за прошлый год
РСХБ поддержал открытие животноводческого комплекса «Нестерово»