Ещё

Одна вокруг света: ночь в мужском монастыре в Буркина-Фасо 

Фото: Forbes.ru
Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. За ее передвижениями можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина и Грета любовались океаном в Гане.
В Буркина-Фасо я въехала быстрее, чем выезжала из Ганы сквозь многочисленные пункты проверок. Впрочем, в плане виз иностранцам эта страна тоже оказалась одной из самых лояльных. В моем личном рейтинге — на втором месте после Гвинеи-Бисау, где оформление заняло не больше 10 минут. А в консульстве Буркина-Фасо в Аккре мне еще и помогли заполнить анкету, сделали все необходимые копии документов и через два часа уже вернули паспорт.
Главная цель моего пребывания здесь — посольство Нигерии в Уагадугу, столице Буркина-Фасо. Но сегодня пятница, конец недели, да и документы на визу принимают только по вторникам. Есть время посмотреть южную часть страны, и я отправляюсь в национальный парк Назинга.
Грунтовая дорога ведет мимо деревень. Типичное домохозяйство в деревне южного Буркина-Фасо выглядит так: круглое подворье за невысоким забором, вдоль него тоже круглые строения. Большой глинобитный дом — хозяйский, маленькие постройки — для скота и хранения предметов деревенского быта.
Вокруг раскинулись хлопковые поля. Хрупкие коробочки с белой ватой в форме цветка свисают на сухих стеблях, просятся в руки. Их бережно собирают женщины, укладывая в мешки. Тяжелый кропотливый труд под палящим солнцем.
Буркина-Фасо — аграрная страна, такого количества овощных плантаций я не видела нигде в Африке. На рынках продаются свежие, красивые, сочные овощи, несмотря на жару и горячий ветер в это время года.
Первая остановка на пути — в уютном кемпинге. Отдых, нехитрый обед, затем идем с Гретой смотреть окрестности, поросшие высокой сухой травой. Рабочие дружной артелью собирают ее, связывают особой вязкой в небольшие снопы — готовят покрытие на крыши местных строений. Такая кровля распространена в Африке, строительный материал растет буквально под ногами.
Перед национальным парком — ворота, тяжелую цепь с них снимает смотритель после оформления документов.
— Вы останетесь на ночь? — спрашивает он меня.
— А можно?
Получив утвердительный ответ и соответствующую разрешительную бумагу, еду смотреть на слонов — главную достопримечательность. Ограничение скорости до 50 километров в час и знак «Осторожно, слоны»! Встречаю следы пребывания хозяев парка: в мягкой почве оставлен тяжелый отпечаток, а дорожка из сухой травы тянется за явно большой ногой. Очень хотелось увидеть слона в дикой природе, но это желание из серии «и хочется, и колется». Встреча с огромным животным на грунтовой колее не представлялась мне безопасной. Вообразила, что такой гигант переходит мне дорогу, — в лучшем случае, а то и навстречу пойдет. И куда я денусь с узкой дорожки? Вспомнила видеоролик, кочующий по просторам интернета, когда слон, вероятно напуганный кем-то, сокрушал все на своем пути, включая мотоциклы и машины, проезжающие мимо. Но поездка по национальному парку обошлась без приключений, мне встретились только антилопы, обезьяны и множество невиданных птиц. А на слонов любовалась уже издалека — со смотровой площадки, на которую указал мне служитель кемпинга. Она выходит на красивое озеро, животные приходят сюда на водопой.
Ближайшая автозаправка — в 110 километрах от границы, и то к ней надо сделать приличный крюк. Во всех населенных пунктах бензин продается, внимание… в бутылках! Самый распространенный вид транспорта здесь — байки, на них и рассчитан бутылочный сервис. Не рискую опробовать такое топливо, и почти на нуле доезжаю до Манга — провинциального центра. С полным баком и запасом бензина в канистре ехать веселее!
Уже стемнело, когда я обнаружила на карте католический монастырь недалеко от Уагадугу. Я искала ночлег, а в городе не хотелось останавливаться абы где, не оглядевшись. И я свернула к монастырю. Отличная дорога к нему, широкий, почти ровный асфальт. Затем навигатор резко свернул направо, я оказалась в густом лесу. Заяц шмыгнул в кусты, как только попал в свет фар моего автомобиля. Узкая дорога все время виляла, пока не привела к большим железным воротам. Я постучала, никто не подал признаков присутствия во дворе. Я постучала громче, опять тишина. Справа стена монастыря прерывалась окнами, в них горел свет. Пробираюсь сквозь густые кустарники и стучу в окно. В большом зале ужинают мужчины. Пауза и взгляд дюжины пар глаз в мою сторону, по выражению их лиц понимаю, что темнота скрывает источник внезапного шума за стеклом. Один из них подошел, приоткрыл окно, заговорил по-английски. Скрип ворот, знакомство со странными путниками, горячий чай и, наконец, сон. Как же мне хорошо спалось в монастырских стенах, окруженных лесом!
В нигерийском посольстве в Уагадугу встречаю уже знакомых путешественников из Европы. Томас и Клавдия — из Германии, едут по Африке на грузовике, оборудованном под автодом. Познакомились мы еще в Либерии, в одном из посольств, и так идем след в след друг за другом. Даниель — португалец, путешествует автостопом с небольшим рюкзаком за спиной. Его я впервые встретила в Кот-д'Ивуаре, мы жили в одном отеле в городе Ман, где я восстанавливала здоровье после малярии. Потом случайно встретились в Абиджане, в посольстве Буркина-Фасо. Не удивлюсь, если наши дороги пересекутся еще неоднократно, ведь и маршруты похожи.
Мое личное достижение — собеседование с консулом Нигерии на английском языке. Во время экспедиции по миру вольно или невольно приходится общаться с людьми разных стран и народов, языковой барьер снимается сам собой. Сдаю документы на визу, ждать нужно три дня. Не теряя времени, отправляюсь исследовать западные территории Буркина-Фасо.
В стране отличные дороги, при этом автомобильный трафик небольшой. Основные участники движения — мотобайки и велосипеды, и ездят на них абсолютно все, в том числе женщины с маленькими детьми. По утрам наблюдаю велопробег школьников в форме и с рюкзаками за плечами — торопятся на учебу. На трассах есть выделенные полосы для них, что очень удобно и для автомобилистов, никто друг другу не мешает.
Рядом с деревней Базоле — озеро, оно буквально кишит крокодилами. Огромные и маленькие рептилии в 30 метрах от меня греются на солнце, лениво поглядывая на любопытных посетителей. Местные жители навязчиво напрашиваются в сопровождающие. В живой природе интересно смотреть на животных, но не настолько, чтобы нанимать гида в очевидном месте. Вежливо отказываюсь. Детвора окружила машину — не знаю, что их больше интересовало, Грета или содержание салона, а то и все сразу, но не отходили долго и откровенно заглядывали в окна, с готовностью убежать в любую секунду, испугавшись собачьего лая.
Ночью в тишине слышно, как тяжелые крокодильи туши плюхаются в прохладную воду. Вдалеке — лай собак и фары редко проезжающих байков. Хочется спать.
Просыпаюсь на рассвете от странных звуков. Это работает механический насос. Двое мужчин в четыре ноги приводят его в движение. И так — каждый день в пять утра, озеро снабжает водой местную деревню.
Еще немногим более 400 километров пути, и попадаю в город Банфора. Отсюда — к озеру Тингрела наблюдать за жизнью бегемотов, затем поднимаюсь к водопаду Карфигуела с восхитительными видами. Посещаю неожиданно красивое, затерянное в неизвестности, совершенно не туристическое место Домес де Фабеджоу. Брожу среди останцев горного песчаника причудливой формы, отражающих солнце на закате. Почему я оказалась здесь, даже не планируя поездку в эту страну? Зачем я осталась один на один с этим камнем? Что хочет сказать мне мир сегодня? В Африке нужно всегда держать уши и глаза открытыми, перестать думать и строить планы. Планы здесь не работают, а «многодумание» мешает чувствовать. Именно чувствование помогает в путешествии по Черному континенту, будто кто-то, знающий про тебя абсолютно все, уверенно ведет за руку. Тебе остается ему только довериться.
За 70 километров от границы с Того на панели приборов в моей машине загорелась лампа неисправности аккумулятора и двигатель остановился. Я «прикурила» у попутной машины, но проехала совсем немного и снова остановилась. Совсем.
На буксире меня довезли до ближайшего города и сдали мастерам в руки. Буксирным спасителем оказался начальник военизированной полиции Идрис в штатском. А я все удивлялась, почему ему все радостно улыбаются и машут на каждом блок-посту, и никто нас не останавливает. А мы проехали их три!
Мастер заменил аккумулятор и заглянул посмотреть, что случилось с генератором. А там полетели щетки, они просто износились. История с ремонтом благополучно завершилась к вечеру, и я радуюсь, что проблема обозначила себя сейчас, в относительно спокойной стране, а не где-нибудь в Нигерии. К тому же теперь я знаю, что brushes по-английски — «щетки»!
Уже в Того планирую сделать полное техническое обслуживание моей Элантры у проверенного мастера, ведь совсем скоро предстоит сложный этап маршрута, который надо пройти быстро и без лишних остановок — транзитный перегон через Нигерию, Камерун, Габон, Конго и Демократическую Республику Конго.
Читайте также
Одна вокруг света: чем путешествие в Гану напоминает Кавказ Одна вокруг света: все симптомы малярии
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео