Кириллица 23 мая 2018

Каких викингов боялись больше других

Фото: Кириллица
Что мы знаем о берсерках? Что они дрались как звери, кусали щиты и чуть ли не шли в бой с голыми руками. Так нам про них рассказали. Между тем, о том, кем на самом деле были берсерки, ученые спорят до сих пор.
Слово «берсерк»
Неясности с берсерками начинаются уже начиная с их названия. Откуда появилось это слово? Впервые оно упоминается в Старшей Эдде, затем его использует скальд Торбьерн.
Долгое время, до середины XIX века, ни у кого из специалистов не возникало сомнений, что berserkr означает «без рубашки». Однако Свейнбьёрн Эгильссон в своем словаре предположил, что «берсерк» означает «медвежья рубашка». Предположение было охотно принято, хотя никакого альянса между медведями и берсерками в родовых ирландских сагах нет. С того времени и пошла путаница.
На образ берсерков повлияли дохристианские преставления об оборотничестве, поэтому перевод «медвежья рубашка» был встречен мифологами даже с воодушевлением. Он открывал им большой простор для интерпретаций.
Единства по поводу того, откуда все-таки это слово произошло, нету до сих пор.
Источники
Берсерки были впервые упомянуты скальдом Торбьёрном Хорнклови в стихотворении о победе короля Харальда Прекрасноволосого в битве при Хаврсфьорде (предположительно 872 год). О них скальд написал: «Берсерки рычали, / битва кипела, / облаченные в волчьи шкуры выли / и потрясали мечами».
Упоминаются берсерки и в «Эдде». Дважды. Оба раза они — как полулегендарные герои. Полулегендарными же являются и жены берсерков, которые сражаются в «Песнях о Харбарде» с самим Тором. Но здесь, вероятно, как это часто бывает в мифологии, произошло наложение образов, и автор имеет в виду под женами берсерков мифологических великанш.
Главным источником сведений о берсерках стала посвященная Одину глава из «Истории норвежских королей», написанной Снорри Стурлусоном: «Один умел делать так, что в битве его враги слепли или глохли, или их охватывал страх, или их мечи становились не острее, чем палки, а его люди шли в бой без доспехов и были словно бешеные собаки и волки, кусали щиты и сравнивались силой с медведями и быками. Они убивали людей, и их было не взять ни огнем, ни железом. Это называется впасть в ярость берсерка».
То есть здесь берсерки выступают как «люди Одина», что весьма примечательно, поскольку нигде до этого в сагах и мифах Одина не сопровождает никакая свита из воинов.
Еще есть исландские родовые саги. В них берсерки уже вполне себе реальные люди, но, скажем мягко, малопривлекательные. Они приходят в дома к простым людям накануне Рождества и устраивают там разгром, грабят и насилуют женщин. Положительным героем в таких сюжетах обычно выступает какой-нибудь бравый исландец, который побеждает берсерков либо при помощи дубины (потому что они-де неуязвимы для огня и железа), либо хитростью, потому что признается как аксиома, что берсерки глупы.
В историческом отношении именно этот образ берсерка ближе всего к истине. Принятие христианства, централизация, «переформирование армии», распад дружин викингов — все эти факторы оставили без источника пропитания большую группу бывших воинов, которые кроме как воевать больше ничего не умели. Поэтому они и грабили, и кутили, пока в Исландии не вышел «антиберсеркский» закон 1123 года, в котором черным по белому было написано: «Замеченный в бешенстве берсерка будет наказан 3 годами ссылки». Показательно, что в законе говорится именно о «ярости берсерка», как об особом состоянии, а не профессиональной черте воинов. К этому мы ещё вернемся.
Ели ли берсерки мухоморы?
Немного разобравшись с тем, откуда берсерки в принципе появились, нужно ответить на главный вопрос…
«Мухоморная тема» постоянно муссируется в разговорах о берсерках. Впрочем, никакой объективной основы эти представления под собой не имеют.
Сначала об опьянении берсерков заговорил исланский скальд Снорри, он уверял, что берсерки пьют напиток троллей. Ни одного упоминания о чем-нибудь подобном нет в сагах о берсерках.
Затем, в конце XVIII века, об одурманивании берсерков себя психотропными средствами заговорил исследователь С. Эдман. При этом он связывал религию викингов с восточносибирским шаманизмом. Почему? Одному ему это было известно… но миф начал приживаться. Ученые, такие, например, как Рейкборн-Хьеннеруд пусть и допускают, что кто-то из берсерков действительно бился в состоянии опьянения, указывают, что это не подтверждено никакими фактами, поэтому разговоры на эту тему — сущий вздор.
Если подумать логически, то весьма сомнительно, чтобы конунг окружал себя 12-ю наркоманами с мечами и топорами.
Берсерки
Тем представлением о берсерках, которые мы имеем сегодня, мы обязаны историку-медиевисту, одному из теоретиков нацизма, члену НСДАП и сотруднику Анненербе Отто Хёфлеру.
Именно он развивал мысль о том, что берсерки — воины самого Одина, некая мужская каста избранных воинов, которые за свое бесстрашие попадают после смерти прямиком в Валгаллу, где образуют союз и наслаждаются жизнью. Между тем, по мифологическим представлениям, воины в Валгалле не образуют никаких союзов. Днем они предаются «военным потехам», то есть сражаются и убивают друг друга, а ночью уже предаются веселью. Такой «вечный бой».
Именно созданный Хёфлером образ берсерка и его идеи о государственнообразующей функции мужских союзов стали для ученого «пропуском» и в партию национал-социалистов, и в Анненербе. Это была новая мифология нацизма, в которой расово-правильные берсерки признавались настоящими «псами войны», не привязанными к жизни, безрассудно следующими за Одином. Такая героизация была выгодна новой немецкой власти, она хорошо укладывалась в рамки пропаганды.
Комментарии
Читайте также
Стало известно, что дымится на набережной в Самаре
В Москве родилась редкая горилла
Проект недешевый. Трамвайную ветку из Академического могут построить по европейским технологиям
Краснодарские дольщики на Черкасской получат свои квартиры на Черкасской до конца этого года
Последние новости
Почему Россия отказалась от островов в Средиземном море
Конфликт на острове Даманский: что делали китайцы с телами советских солдат
Русский патриарх или Константинопольский: кто главнее