Ещё
Москвичам предсказали двухдневные страдания
Москвичам предсказали двухдневные страдания

Застряли по-черному 

Фото: Lenta.ru
Африканский континент принято ассоциировать с дефицитом воды и медикаментов, а также с вечно голодным населением. Чудовищное расслоение в социумах здешних стран — практически библейское: «всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет». «Лента.ру» выяснила, что это распространяется и на интернет.
Несколько недель назад у берегов Мавритании произошла интернет-трагедия: по неизвестным причинам был перебит подводный кабель ACE, связывающий африканский континент с Европой. Ближайшая к аварии страна оказалась без доступа к сети на двое суток, перебои с интернетом были зафиксированы более чем в десяти странах, в некоторых из них — к примеру, в Сьерра-Леоне — никакой связи с внешним миром не было более 24 часов.
Некоторые исследователи и правозащитники в диалоге со специалистами компании Oracle в Twitter предположили, что оптоволокно могли повредить умышленно — по заказу правительства одного из государств, где в это время проходили выборы.
Подводный кабель African Coast to Europe проводит связь в 22 страны континента — 17 тысяч километров вдоль всего Западного побережья с севера на юг, потенциально он может пропускать более пяти терабит в секунду. Однако полная ликвидация выхода в интернет из-за, по сути, пустяковой аварии демонстрирует большие уязвимости в инфраструктуре: множество африканских государств связаны с внешним миром единственной подводной пуповиной, а у некоторых нет даже ее.
В 2017 году исследователи компании M-Lab провели замеры скорости интернета 189 странах мира. Согласно рейтингу, большинство государств не могут обеспечить своим гражданам скорость соединения выше, чем 10 мегабит в секунду, — такой показатель, по мнению исследователей Ofcom, был бы удовлетворительным для типичной современной семьи. Наихудшие результаты показали африканские страны: из 30 аутсайдеров списка 17 регионов представляют этот континент.
Для наглядности исследователи рассчитали среднюю скорость скачивания фильма высокого качества (около семи с половиной гигабайт) на территории каждой страны. Гражданам Демократической Республики Конго, Сомали и Буркина-Фасо понадобится до полутора суток, чтобы дождаться окончания загрузки. Для сравнения: сингапурцы (лидеры рынка) смогут запустить файл уже через 18 минут.
Исследование международной консалтинговой компании McKinsey показывает, что в Африке интернет-сектор составляет около одного процента ВВП (в развитый странах этот показатель стремится к четырем). Одной из главных проблем африканского континента доклад Internet Society называет нехватку местной инфраструктуры (серверов, дата-центров и так далее) — это приводит к упадку в медицине, промышленности и сфере финансов. То есть бедности и болезней, по мнению специалистов, можно избежать путем развития интернета.
Степень проникновения интернета в разных африканских странах отличается: в ЮАР или Марокко доступ к сети имеет почти половина населения, а в некоторых государствах вроде Бенина и Габона о существовании выхода в интернет абсолютное большинство граждан лишь догадывается. При таком масштабном расслоении всего 30 процентов жителей континента имеют доступ к сети (для населения в один с четвертью миллиард человек такой показатель очень невелик).
Одним из африканских ноу-хау является мобильная денежная служба M-Pesa, запущенная в Кении. Придуманный как система микрозаймов, этот сервис позволяет абонентам использовать счет собственного мобильного телефона как банковский. По сути, это близкий к отечественному принцип возвращения долга «скинь на телефон», но в этом случае взаимообмен возведен в ранг общегосударственного. Сейчас M-Pesa работает в нескольких странах Африки и проводит миллионы транзакций каждый день: это просто и доступно множеству пользователей.
Система похожа на банк с депозитными счетами — с оговоркой, что на самом деле банки в этом не участвуют. Абонент заводит специальный аккаунт, на который переводит деньги, чтобы потом расплачиваться за все — от билетов в кино до продуктов в супермаркете. Сейчас M-Pesa даже предоставляет систему кешбеков и скидок, такая замена интернет-банкингу и приложениям быстро прижилась. Нехитрая система безналичного расчета действительно была нужна жителям континента: в ситуации тотальной бедности, близкой к нищете, у большинства нет возможности даже доехать до отделения банка.
При этом M-Pesa не является разработкой местных стартаперов: сервис запустила «дочка» компании Vodafone — оператор Safaricom. Предоставление услуг мобильного интернета вкупе с администрированием приложения вылилось для нее в десятимиллионный долларовый годовой оборот. В связи с этим Кения входит в пятерку лидеров Африки по общему числу пользователей мобильного интернета и занимает наивысшую позицию в общемировом рейтинге качества соединения из всех государств континента (51 место). При этом вся страна обходится несколькими центрами обработки данных (ЦОД), в то время как в европейских государствах один город может обслуживать несколько десятков центров.
Еще полтора года назад, согласно исследованию OpenSignal, число африканских стран, обеспечивающих хотя бы минимальное интернет-соединение, не превышало пяти (за исключением ЮАР, где скоростной доступ был обеспечен для мундиаля 2010 года). То есть на территории большинства африканских стран фактически не было никакой связи. Согласно обновленному рейтингу, сейчас число «информатизированных» увеличилось почти вдвое: неплохая связь появилась на Мадагаскаре, в Нигерии, в Тунисе и в Замбии — все они находятся в середине общемирового списка (показатель колеблется между четырьмя и двумя с половиной мегабит в секунду). Однако эти цифры все еще существенно ниже мирового стандарта, а остальные страны Черного континента и вовсе демонстрируют показатели вдвое ниже кубинского «отсталого» соединения через спутник (полмегабита в секунду).
В последние годы африканские страны, отличающиеся невысоким качеством связи, тем не менее возглавляют рейтинги высокой стоимости интернета: самый дорогой выход в сеть — в западноафриканском государстве Буркина-Фасо (924 доллара). Третье место в списке занимает Намибия, которая также не отличается гуманными ценами: там за связь платят 463,5 доллара каждый месяц. У скольких африканцев есть такие суммы свободных денег — можно догадаться по ничтожному количеству подключений к сети. При этом на средиземноморском побережье цены совсем иные: гигабайт мобильного трафика там можно получить по стоимости, сопоставимой с российской, — очередной пример колоссального расслоения в обществе.
Потенциал развития сети в Африке огромен, однако явного информационного голода большинство жителей не испытывает: две трети континента озабочены иными проблемами, чем выход в сеть. А на помощь страждущим приходят партнеры со всего мира. Facebook еще в 2015 году пообещал обеспечить весь континент спутниковой связью — доступом к новостным порталам и собственно социальной сети. Однако будущее этого проекта, нарушающего принципы интернет-нейтральности, пока неясно.
А российская ракетно-космическая корпорация «Энергия» (входящая в «Роскосмос») создала для Анголы спутник связи AngoSat-1. Для этого ряд крупных российских банков кредитовал правительство африканской страны на почти 280 миллионов долларов. Производство обошлось дороже: помимо цены аппарата, нужно было оплатить инфраструктуру для разработки и запуска, а также орбитальную позицию. Предполагалось, что запуск аппарата позволит Анголе создать национальную систему спутниковой связи.
AngoSat-1 был выведен на орбиту в декабре 2017 года, однако вскоре спутник стал выходить на связь с перебоями, а затем и вовсе неконтролируемо задрейфовал. Со слов специалистов, всему виной перебои в системе питания — в «Энергии» приняли решение перевести аппарат в режим энергосбережения. В апреле этого года, после очередных проблем с функционированием, телекоммуникационный спутник окончательно потерялся.
«Роскосмос» предложил правительству Анголы оперативно разработать AngoSat-2, который бы технологически превосходил первый вариант. Министр телекоммуникаций и информационных технологий африканской страны Жозе Карвалью да Роша согласился, тем более что финансовых вливаний со стороны заказчика больше не понадобится: расходы покроют страховка первого спутника и российская госкорпорация. На днях «Энергия» отправила запрос на получение страховых выплат, которые покроют половину ущерба. На время конструирования второго аппарата Ангола получит в безвозмездное пользование спутниковые частоты двух российских орбитальных аппаратов.
Сейчас в Анголе средняя стоимость месячного подключения к интернету составляет 140 долларов. Вероятно, создание национальной системы связи существенно удешевит эту услугу.
При общей плачевной ситуации с интернетом во многих африканских странах свирепствует сетевая цензура. Основное «закручивание гаек» произошло в 2011-2012 годах — тогда власти испугались массовых протестов, приведших к отставкам правящих верхушек сразу нескольких государств (гражданская война в Ливии, революции в Тунисе и Египте в 2011 году). И если власти бушевавших уголков Африки в моменты активности повстанцев отключали сеть полностью или жестко фильтровали трафик для их дезорганизации, то прочие страны предпочли нанести упредительный удар по своему населению.
Кот-д’Ивуар некоторое время запрещал все порталы, на которых содержалась информация, подвергающая сомнению авторитет главы государства. В Судане местные силовики ловили оппозиционеров «на живца»: они внедрялись в сообщество для координации протестующих в одной из социальных сетей и арестовывали присоединившихся к нему активистов. Власти Эфиопии ограничивали доступ ко множеству порталов (несмотря на то что тогда проникновение интернета в стране оценивалось всего в полпроцента) — новостным агрегаторам, а также сайтам оппозиционных сил и международных организаций, защищающих права человека. Это стало возможным из-за правительственной монополии на услуги связи.
Эпизодическое усиление контроля в сети свойственно многим странам по сей день, в последние годы это происходило в Эфиопии и Мозамбике. Нынешняя предвыборная цензура в Уганде практически побеждена тотальным правовым нигилизмом и саботажем со стороны населения: там стремительно набирают популярность различные VPN-сервисы, программы для обхода блокировок Psiphon и браузер TOR. Противостояние ограничениям достигло таких масштабов, что ситуация в этой стране привлекала внимание ООН.
Правительство Уганды периодически блокирует доступ к международным сервисам Twitter и Facebook, особенно в преддверии важных событий. К наиболее «несвободным» странам сейчас причисляют и Тунис, где функционирует система централизованной фильтрации трафика и контроль над блогерами (информацию о них обязаны выдавать провайдеры), и Эритрею, власти которой существенно ограничивают доступ своих граждан к мобильному интернету.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео