АиФ Красноярск 8 мая 2018

«Неба вам чистого». Ветераны желали нам никогда не узнать, что такое война

Фото: АиФ Красноярск
В Уяре команда автопробега уже была два года назад. Тогда здесь проживало 10 участников войны. Сейчас осталось только шестеро. Никто из них на встречу уже прийти не смог. Но мы заехали к тем, кто мог нас принять, и поздравили их дома.
Зал ожидания железнодорожного вокзала, где состоялась наша встреча-концерт, был полон. Труженики тыла, дети войны, бывший узник, школьники, случайные пассажиры — все здесь подпевали «Катюшу» и «День Победы», которые наши артисты впервые исполняли на вокзале.
Родом из ада  На встречу с нами смог прийти бывший малолетний узник концлагеря Анатолий Овчаренко. Местом его рождения стал фашистский лагерь в г. Зёммерда — один из 138 филиалов Бухенвальда. Туда в 1943 году с Украины угнали женщину, тогда она ещё не знала, что беременна.
И, конечно, Анатолий Иванович ничего не помнит с тех времён, а выведать у матери удалось лишь сухие факты: каждый вопрос давался ей мучительно, потом она долго плакала. На третий день после рождения сына женщину погнали на работу, детей, как щенят, оставили на грязных ледяных нарах, где они порой находились до самой ночи. Матери иногда удавалось прибежать и покормить ребёнка, но то были скудные капли жидкого молока. Фашисты привозили машину гнилой картошки или свёклы, вываливали во дворе, как свиньям, — кто успевал схватить, тот ел. Маленький Толя был тихим и спокойным — это и сохранило ему жизнь. Однажды одного беспокойного малыша, который долго кричал, надзиратель взял за ножку, вынес из барака и бросил в топку котельной.
В конце войны стало легче — женщину с маленьким ребёнком взяла к себе в домработницы одна немецкая семья. Кормили и не обижали. В мае 1945 года всех пленных освободили. Тогда выяснилось, что и отец Анатолия был в одном из лагерей, и его родители чудом встретились в Германии. И снова попали в лагерь — уже к своим, в фильтрационный, и только потом семью отпустили домой.
В этом году малолетнему узнику исполнится 75 лет, но выглядит он моложаво, несмотря на голодный первый год жизни: «Генетика. У нас в семье все крепкие, дистрофики там, где я был, не выживали», — сквозь слёзы шутит Анатолий Иванович.
Посылки на фронт
Екатерине Хамидуллиной было 10 лет, когда началась война. Тогда же закончилось её детство. «Мы работали от темна до темна, а порой даже ночью, чтобы помочь нашим отцам победить немцев». Днём женщины и дети трудились в полях, на фермах и лесозаготовках, а вечером вязали носки и перчатки с тремя пальцами, чтобы стрелять было удобно. Катя вместе с мамой послали на фронт 112 посылок и всё время думали о родных мужчинах. Похоронки приходили ежедневно, и трагедия соседа в деревне на сто дворов становилась своей. Отец Кати вернулся живым, но четверо его братьев навсегда остались лежать в братских могилах.
Девушки на охране границы
Мария Дёмина — участница войны с Японией. Служила в 187-м отдельном зенитном дивизионе 17-й армии. Официально — ефрейтор, электрик-прожекторист. Однако ей пришлось пройти уроки выживания настоящего солдата: уметь обращаться с оружием, выполнять боевые приказы. Нельзя было отличаться от мужчин даже причёской. Поэтому стригли «под мальчика», что для девушек тоже было испытанием. Но Мария Васильевна пошла на войну добровольно, в 18 лет. Оказавшись в Монголии вместе с 49 девчатами, училась управлять звукоулавливателями и прожекторами, ходить строем, стрелять из винтовок, зениток и пулемётов. То бежали марш-бросок на 25 км, то рыли окопы и даже сами строили себе жильё! В случае падения Сталинграда советские войска ожидали нападения со стороны Японии, и девчонки должны были идти воевать. Но, к счастью, всё обошлось… В 1945 году Марию Васильевну перевели в Улан-Удэ охранять авиационный завод. Когда объявили о Победе, девушки от радости полночи стреляли в небо.
«Наш командир нам всегда говорил: Москву спасли сибиряки! Ведь именно наши солдаты из части были отправлены туда». Себя Мария Васильевна не считает героем, ведь в сражениях участия не принимала. Она скромно говорит: «Мы, девчонки, просто охраняли границу с Маньчжурией». Но мы-то понимаем, что эта милая стеснительная старушка своей доблестной службой тоже приближала страну к Победе.
Подвиг связиста
Иван Александрович Лепа по национальности латыш, но родился в Сибири.
17-летнему мальчишке, младшему сержанту и связисту, довелось пережить все ужасы войны: голод, обстрелы, ранения… Он воевал на II Прибалтийском и Забайкальском фронтах, участвовал в обороне Ленинграда и войне с Японией. На станции Невель, куда Иван с солдатами прибыл на помощь боевым товарищам, попал под обстрел немецких бомбардировщиков. Снаряды градом сыпались с неба, многих убило и покалечило. Через сутки пошёл в наступление и угодил в засаду под миномётный обстрел.
«Хочешь — не хочешь, а идти надо было! — вспоминает ветеран. — Помню, на глазах погиб мой начальник штаба. Молодой парень был, снаряд попал прямо в штаб… Тогда шесть человек умерло. Хоронили всех в братской могиле. А когда меня перевели из пехоты в артиллерию, мучили вопросами, не буду ли бояться пушек. А почему я должен бояться? Я воевать пришёл!»
Когда Иван Александрович получил ранение, его направили в другую часть. Товарищи потеряли друга, подумали, что его убили. Мать солдата и три младших брата получили ошибочную похоронку. Спустя какое-то время солдат написал матери письмо с фронта, и через несколько лет она увидела сына живым.
Ветеран прошёл всю Латвию до Балтийского моря и надеялся, что это конец пути. Но его перебросили на восток, где Ивану пришлось прослужить ещё долгих пять лет. Наград у Ивана Александровича много. Но самая дорогая — медаль «За отвагу». Когда журналисты спросили, за что, герой на какое-то время замолчал. Признался: вспоминать трудно.
Его дочь, Ольга Ивановна, рассказала: между штабом и группой бойцов была нарушена связь — в ходе бомбёжки провод оборвался и кусок потерялся. Найдя место разрыва, отважный боец Лепа зажал концы проводов зубами, передавая электричество через своё тело.
Три ранения и два парада
Мы с нетерпением ждали встречи с Василием Емельяшиным. Несколько лет назад наша команда встречалась с ветераном. Как радостно, что, несмотря на годы, а герою уже 98 лет, он находит силы, чтобы пообщаться с нами.
Во время беседы Василий Степанович не мог сдержать слёз — начинал плакать на каждом вопросе. Было видно, как тяжело ему даются воспоминания о страшной войне. Нам хотелось услышать все подробности его военной службы, но в то же время разрывалось сердце при виде того, как ветеран снова и снова пропускает через себя те события.
Когда началась Великая Отечественная война, коренной житель Уяра работал учителем младших классов. Грамотного 22-летнего специалиста на фронт не пускали, ведь учить детей было некому. «Я пришёл в военкомат и говорю: „Хотите, я на колени упаду, но возьмите меня воевать!“ Я, молодой здоровый парень, не мог оставаться в городе в то время, как мои товарищи уходили на фронт!» Кавалер орденов Славы 3-й степени и Отечественной войны 1-й степени, он ушёл на фронт рядовым солдатом, а вернулся в родной Уяр уже майором. Защищал Москву, затем был отправлен на Северо-Западный фронт. Там получил три ранения и контузию. Привёл нескольких языков, у которых были очень важные сведения для нашей армии. К слову, ранения дают о себе знать до сих пор.
«В горле уже 71-й год сидит захрящевавшийся осколок, в ноге тоже часть какого-то снаряда, пережил тяжёлую контузию. Я как-то 12 часов лежал в ледяной воде в наблюдении, из-за чего получил хронический бронхит».
Полученная контузия заставила Василия Емельяшина демобилизоваться, но по рекомендации политработника части его отправили учиться на офицера в военно-политическое училище. И там 24 июня 1945 года в числе курсантов училища его пригласили на легендарный парад Победы в Москве. Он прошёл по Красной площади и получил благодарность от самого верховного главнокомандующего Сталина!
«Помню, мы смотрели чёрно-белую запись Парада по телевизору, с детьми и внуками, — рассказывает невестка ветерана. — И когда увидели деда, как он сидит в первом ряду, чуть в обморок не упали. Мороз по коже прошёл… »
А через 50 лет, в 1995 году, в честь 50-й годовщины Победы ветеран снова приехал в Москву на парад. Василия Степановича с тех пор каждый год 9 мая зовут, но здоровье не позволяет приехать. Об этих двух памятных событиях ему напоминает книга «Два парада».
Слёзы победы
К Надежде Лысенко мы специально заехали в село Толстихино. В годы войны она служила в войсках НКВД, охраняла железную дорогу. Когда мы запели ей «Смуглянку», она заплакала. «Я ведь в 16 лет добровольцем попросилась на фронт. Отец у меня к тому времени уже погиб, а я тогда училась в физкультурном техникуме, и нас часто вызывали разгружать эшелоны с ранеными. Вот всё это в нас, девчонках, и побудило желание идти воевать. В военкомате командир сказал, что возьмёт, если реветь не будем и домой проситься. Я поклялась не плакать. Первые слёзы пролила в День Победы».
На фронт Надежду всё-таки не отправили, служила она в Красноярском крае. Но хрупкой девчонке заступать в наряд, да ещё ночной… — то ещё испытание. Стояли по одному с разных сторон моста, при себе была только винтовка. Потом её перевели связистом в штаб полка, она принимала и передавала шифровки. После войны ещё оставалась на сверхсрочную. «Чистого вам неба на долгие годы, пусть всегда будет мир», — такими словами Надежда Анатольевна проводила нашу команду.
Комментарии
Читайте также
Военные связисты подвели итоги второй Военно-технической конференции
Судьба «империи» Минца под угрозой
Определение облика российской подлодки пятого поколения «Хаски» завершено
NextEra Energy покупает у Southern практически все энергоактивы во Флориде за $5,1 млрд