Ещё

Почему российские заводы не могут создать газовую турбину 

Почему российские заводы не могут создать газовую турбину
Фото: Российская Газета
Председатель комитета по энергетике отмечает две главные проблемы энергетической отрасли — ее технологическую отсталость и высокий процент износа действующего основного оборудования.
— По данным Минэнерго РФ, в  свыше 60 процентов энергетического оборудования, в частности турбин, выработало парковый ресурс. В УрФО, в  таких более 70 процентов, правда, после ввода новых мощностей этот процент несколько снизился, но все равно старого оборудования достаточно много и его нужно менять. Ведь энергетика — не просто одна из базовых отраслей, здесь слишком высока ответственность: представьте, что будет, если зимой отключить свет и тепло, — говорит заведующий кафедрой «Турбины и двигатели» Уральского энергетического института УрФУ доктор технических наук Юрий Бродов.
По данным Завального, коэффициент использования топлива на российских ТЭЦ — чуть выше 50 процентов, доля считающихся наиболее эффективными парогазовых установок (ПГУ) — менее 15 процентов. Отметим, ПГУ вводили в России в строй в последнее десятилетие — исключительно на базе импортного оборудования. Ситуация с арбитражным иском по поводу якобы незаконной поставки их техники в  показала, какая это западня. Но решить проблему импортозамещения быстро вряд ли получится.
Дело в том, что если отечественные паровые турбины со времен СССР достаточно конкурентоспособны, то с газовыми дело обстоит гораздо хуже.
— Когда перед Турбомоторным заводом (ТМЗ) в конце 1970-х — начале 1980-х была поставлена задача создания энергетической газовой турбины мощностью 25 мегаватт, на это ушло 10 лет (изготовлено три образца, требующих дальнейшей доводки). Последняя турбина выведена из эксплуатации в декабре 2012 года. В 1991-м начинали разработку энергетической газовой турбины на , в 2001-м РАО «ЕЭС России» несколько преждевременно приняло решение об организации серийного производства турбины на площадке компании «Сатурн». Но до создания конкурентоспособной машины все еще далеко, — рассказывает кандидат технических наук Валерий Неуймин, ранее работавший заместителем главного инженера ТМЗ по новой технике, в 2004-2005 годах — разработчик концепции технической политики РАО «ЕЭС России».
Инженеры в состоянии воспроизводить ранее разработанную продукцию, о создании принципиально новой речи не идет
— Речь не только об Уральском турбинном заводе (УТЗ — правопреемник ТМЗ. — Прим.ред.), но и о других российских производителях. Некоторое время назад на государственном уровне было принято решение покупать газовые турбины за границей, в основном в . Тогда заводы свернули разработку новых газовых турбин, перешли по большей части на изготовление запчастей к ним, — говорит Юрий Бродов. — Но сейчас в стране поставлена задача реанимировать отечественное газотурбостроение, потому что зависеть от западных поставщиков в такой ответственной отрасли нельзя.
Тот же УТЗ в последние годы активно участвует в строительстве парогазовых блоков — поставляет для них паровые турбины. Но вместе с ними устанавливают газовые турбины зарубежного производства — Siemens, , Alstom, Mitsubishi.
Сегодня в России работают две с половиной сотни импортных газовых турбин — по данным , их 63 процента от общего количества. Для модернизации отрасли требуется около 300 новых машин, а к 2035 году — вдвое больше. Поэтому поставлена задача создать достойные отечественные разработки и поставить производство на поток. В первую очередь проблема в газотурбинных установках большой мощности — их просто нет, а попытки их создания до сих пор не увенчались успехом. Так, на днях СМИ сообщили о том, что в ходе испытаний в декабре 2017-го развалился последний образец ГТЭ -110 (ГТД-110М — совместной разработки , и ).
Государство возлагает большие надежды на  ("Силовые машины") — крупнейшего производителя паровых и гидравлических турбин, имеющего к тому же совместное предприятие с Siemens по выпуску газовых турбин. Однако, как отмечает Валерий Неуймин, если изначально у нашей стороны в этом СП было 60 процентов акций, а у немцев 40, то сегодня соотношение обратное — 35 и 65.
— Немецкая компания не заинтересована в разработке Россией конкурентоспособного оборудования — об этом свидетельствуют годы совместной работы, — выражает сомнение в эффективности такого партнерства Неуймин.
По его мнению, для создания собственного производства газовых турбин государство должно поддержать как минимум два предприятия в РФ, чтобы они конкурировали между собой. И не стоит разрабатывать сразу машину большой мощности — лучше сначала довести до ума малую турбину, скажем, мощностью 65 мегаватт, отработать технологию, что называется, набить руку и тогда уже переходить к более серьезной модели. Иначе деньги будут выброшены на ветер: «это все равно что никому не известной фирме поручить разработать космический корабль, ведь газовая турбина — отнюдь не простая вещь», констатирует эксперт.
Что касается производства других типов турбин в России, тут тоже не все гладко. На первый взгляд, мощности довольно велики: сегодня только УТЗ, как сообщили «РГ» на предприятии, способен производить энергетическое оборудование суммарной мощностью до 2,5 гигаватта в год. Однако назвать выпускаемые российскими заводами машины новыми можно весьма условно: скажем, турбина Т-295, призванная заменить спроектированную в 1967 году Т-250, кардинально от предшественницы не отличается, хотя в нее и внесен ряд новаций.
— Сегодня разработчики турбин занимаются преимущественно «пуговицами к костюму», — считает Валерий Неуймин. — Фактически сейчас на заводах остались люди, которые еще в состоянии воспроизводить ранее разработанную продукцию, но о создании принципиально новой техники речи не идет. Это естественный результат перестройки и лихих 90-х, когда промышленникам приходилось думать о том, чтобы просто выжить. Справедливости ради отметим: советские паровые турбины были исключительно надежными, многократный запас прочности позволил электростанциям проработать несколько десятилетий без замены оборудования и без серьезных аварий. По словам Валерия Неуймина, современные паровые турбины для ТЭС достигли предела своей экономичности, и внедрение любых новшеств в существующие конструкции кардинально не улучшит этот показатель. А на скорый прорыв России в газотурбостроении пока рассчитывать не приходится.
комментарий
, генеральный директор УТЗ:
— Самое лучшее, что в данном случае может сделать государство для турбостроителей, — создать защиту от агрессивной импортной экспансии в период обновления основных фондов энергетики. При нормальной конкуренции это позволит российским производителям поддерживать уровень внутренних инвестиций для постоянного повышения качества выпускаемых турбин. Учитывая имеющийся в стране потенциал, следует активно загружать отечественные энергомашиностроительные предприятия, такие как Уральский турбинный завод, «Силовые машины», ЭЛСИБ, Таганрогский котельный завод, Подольский машиностроительный завод и другие, в целях их развития и поддержания энергобезопасности РФ.
Трансляция жесткого порно всерьез напугала зрителей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео