АиФ Ростов 18 апреля 2018

Спасти Азовию. Эксперты о том, почему умирает самое маленькое море России

Фото: АиФ Ростов
По мнению учёных, в России зреет очередная экологическая катастрофа.
30 миллионов человек проживают на территории водосбора Азовского моря. А между тем, в этот водоем бегут чёрные реки из заброшенных шахт, десятки предприятий сбрасывают туда вредные вещества, с полей стекают ядохимикаты.
Почему умирают море и люди, выяснили «АиФ на Дону».
Чёрная вода
Азовское море самое маленькое: меньше Аральского в 1,5 раза, Каспийского — в 10 раз, а Чёрного — в 11.
Есть у Азов­ского моря ещё одна особенность — оно является самым загрязнённым морским водоёмом России и стран СНГ.
При этом территория водосбора его бассейна составляет 422 тысячи квадратных километров, на этой площади живут более 30 млн населения России, Украины­, непризнанных Донецкой и Луганской народных республик. Что, конечно же, не облегчает решение экологических проблем, а лишь добавляет к ним политические и экономические.
Несколько лет назад этому географическому образованию экологи дали имя Азовия. Группа специалистов региональной общественной организации «Центр социальных инициатив» проанализировала современное состояние территории водосбора Азовского моря.
Результат оказался плачевным: на сегодняшний день море деградирует, а вместе с ним стремительно ухудшаются качество и продолжительность жизни населения на всей огромной территории водосбора Азовии. Сбрасываются промышленные и хозяйственно-бытовые стоки городов-миллионников, смываются ядохимикаты с полей, не думают о долгосрочных последствиях своих проектов строители гидросооружений.
Ничуть не лучше ведут себя и обычные граждане, не считающие нужным убрать за собой мусор после отдыха на берегу. Качество воды Азовского моря зависит от хозяйствования 18 регионов России и пяти регионов Украины.
Отдельная история — загрязнения, поступающие с Донбасса, из Харькова, Мариуполя. Учёный, профессор, доктор геолого-минералогических наук Анатолий Иванович Гавришин проводил мониторинг на загрязнение различными примесями грунтовых вод. Так вот, минерализация в последние годы возросла в разы. Сейчас только в Восточном Донбассе заброшены около 300 шахт.
Это приводит к проседанию поч­вы, выделению мёртвого воздуха (часть рудничной атмосферы, смесь двух газов N2 и CO2) и к подтоплению земель грунтовыми водами.
Так, например, пробы из скважины на ул. Заречной в хуторе Волченском (район Каменска-Шахтинского), где минерализация раньше составляла менее одного грамма на литр, сейчас показывают 12,5 г/л. Такую жидкость уже нельзя пить. А грунтовая вода, взятая из затопленной шахты, по цвету напоминает чёрный кофе.
Сточные канавы…
«Арал мы уже потеряли, принесли его в жертву хлопковой лихорадке. И Азовское мо­ре скоро может повторить его судьбу, если мы также будем преследовать только экономические интересы, совершенно не учитывая законы природы. — Кандидат геолого-минералогических наук Евгений Анатольевич Нырков разворачивает карту Азовии: красный цвет, обозначающий зону экологического бедствия, сгущается в районе городов Ростова и Новочеркасска. — Самая загрязнённая часть Азовии — Тузлов­ский бассейн. Здесь максимальная экологическая опасность. Именно на эту территорию с речной водой попадают сотни миллионов тонн всевозможных отходов.
Небольшая река Тузлов ежегодно выносит в Дон до 426 тысяч тонн в год растворённых вредных веществ. Это больше, чем по одной тонне в день. В конечном счёте, всё это попадает в Азовское море и в наш водопровод. Кроме Тузлова в Дон впадает много других рек, которые, к сожалению, всё больше становятся похожи на сточные канавы.
По данным наших экологов в Дон ежегодно сбрасывается 453 миллиона тонн загрязняющих веществ. Кроме сбросов, в последнее время растёт уровень грунтовых вод. Это отчасти происходит из-за интенсивной застройки, увеличивающей давление на грунт и перекрывающей основные стоки.
Добавляют перцу и частные фермерские хозяйства, большинство из них безобразно, и в основном бесконтрольно, безнаказанно используют сельхозземли и ирригацию. И с каждым годом темп овражной эрозии ускоряется.
Мрём как мухи?
Водосбор Азовского моря в прессе называют территорией экоцида, и Евгений Нырков не считает это определение слишком большим преувеличением.
«Давайте рассмотрим это на примере бассейна водосбора реки Дон. Он состоит из пяти участков: Верхний Дон (от истока до впадения Хопра), Бассейн Хопра, Средний Дон (между впадением Хопра и Север­ского Донца), Северский Донец (российская, украинская и дон­басская части) и Нижний Дон (ниже впадения Северского Донца).
Анализ данных за последние годы, полученных из открытых источников Федеральной службы государственной статистики РФ, позволил определить в бассейне водосбора реки Дон районы с самой сложной демографической ситуацией. Очень высокие показатели естественной убыли населения с тенденцией к ухудшению в бассейнах Хопра, Верхнего Дона и Северского Донца.
К примеру, если в 2012 году в районе Северского Донца число смертей (на каждые 10 тысяч населения) превышало число рождений на 49 человек, то уже в 2017 году этот показатель вырос до 110. Не так плохо обстоят дела в районе Нижнего Дона, здесь в 2012 году (в пересчёте на те же 10 тысяч человек) умерших было на шесть человек больше, чем родившихся, а в прошлом году эта разница составила всего два человека».
Конечно, не все демографические провалы связаны с экологией. Никто не отменял традиционные деградирующие факторы российской глубинки: высокий уровень безработицы, плохое медицинское и жилищно-коммунальное обслуживание, бездорожье, дискомфортные условия проживания, и, как следствие, пьянство, депрессии, болезни. Но, в любом случае, состояние окружающей среды и наше здоровье напрямую связаны.
Если мы и дальше будем бездумно брать от природы, ничего не отдавая взамен, то экологиче­ская катастрофа Азовского моря неминуема, уверены учёные.
Нужна программа спасения
Руководитель региональной общественной организации «Центр социальных инициатив» и исполнительный директор проекта «Спасём Азовию» Михаил Ивантей:
«Необходима отдельная государственная программа для Азовского моря. В ней должны учитываться все функциональные направления: от экологии до дележа ресурсов (рыбных, например) и всех нюансов судоходства. Не надо забывать, что отношение к Азов­скому морю имеют два субъекта: Россия и Украина. Поэтому такая программа не может быть реализована только нашей стороной.
Сейчас Украина не может и не хочет заниматься проектом Азовии. Наоборот, идёт расторжение всех ранее достигнутых договорённостей с Россией. Пока политический вектор не изменится, все наши начинания по спасению Азовского моря можно считать лишь благими намерениями.
Солёное море?
Заведующая лабораторией гидрологии Азовского НИИ рыбного хозяйства Светлана Жукова:
«Да, солёность Азовского моря повышается, сейчас её среднегодовое значение составляет 13,80 промилле. Это максимальное значение солёности за период наблюдений с 1911 по 2017 годы. Подобная солёность отмечалась ещё в 1976 году. Тогда она составляла 13,76 промилле.
Повышение солёности приводит к уменьшению ареалов обитания проходных и полупроходных видов рыб Азовского моря, и возможны изменения видового разнообразия: на смену современным обитателям моря могут прийти солоноватолюбивые гидробионты.
Но процесс осолонения не связан с загрязнением воды. Формирование солёности — это климатообусловленный процесс. В многолетнем разрезе изменение солёности — явление циклическое. Современное повышение солёности Азовского моря связано главным образом со снижением материкового стока, и особенно реки Дон. Маловодная фаза (значения ниже среднемноголетних) стока началась в 2007 году.
Забудем о границах
«Беда в том, что административные границы — это не водные границы. Реки текут, не считаясь с политическими ам­би­ци­я­ми, — говорит международный эксперт по экологической безопасности Владимир Данилов. — Чтобы эффективно заниматься вопросами состояния Азовии и природообустройством её межрегиональных территорий, необходимо создавать совместные дирекции всех водосборов.
Проблему можно решить только в комплексе! Нужно, чтобы согласованно действовали все представители территорий водосбора Азовского моря. При управлении бассейнами рек человек должен отвлечься от геополитики и сосредоточиться на экологии.
Ведь есть же положительные примеры: в Европе созданы общие дирекции для Рейна (Франция, Германия) и Одра (Чехия, Польша, Германия), бассейном реки Парана занимаются Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай. В Северной Америке США и Канада объединили усилия для спасения Великих озёр.
У России тоже есть опыт участия в таких межгосударственных программах, как «Возрождение Днеп­ра» (Россия, Белоруссия, Украина), «Каспий» (Россия, Казахстан, Азербайджан, Туркмения, Иран), «Балтика» (Россия, Финляндия, Швеция, Эстония, Латвия, Литва, Поль­ша, Германия).
Нужно создать систему, опирающуюся не на административные границы, а на законы природы, это должна быть единая система мониторинга и управления состоянием окружающей среды. Но у нас по проекту спасения Азовии всё вязнет в чиновничьей волоките. И хотя эти проблемы уже обсуждались депутатами Государственной Ду­мы, нужно выходить на президента РФ.
Комментарии
Читайте также
Во Владивостоке отпраздновали 80-летие Приморского края
Главный тренер «Челси» просил своего ассистента извиниться перед Моуринью
Северный вестибюль станции «Марьино» закрыли из-за ремонта
Обзор московских событий в СМИ за 21 октября
Последние новости
Шум большого города. Как бороться с громкими строителями и водителями?
Пропавшего 32-летнего мужчину разыскивают в Таганроге
Пропавшего 28-летнего мужчину ищут в Батайске