РИА «ФедералПресс» 17 апреля 2018

Сергей Курочкин: работа в ТюмГУ для меня — движение вперед

Фото: РИА "ФедералПресс"
Дополнительное образование получил в Уральской академии государственной службы, в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, в Дипломатической академии МИД России, с 2017 года — докторант Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.
С 2003 года работал в аппарате полномочного представителя Президента РФ в Уральском федеральном округе, где прошел путь от ведущего специалиста до начальника департамента. Действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса. Все эти годы Сергей Анатольевич также занимался преподавательской деятельностью — преподаватель, старший преподаватель, доцент кафедры гражданского процесса УрГЮА (У). В интервью он приоткрывает свою профессиональную и жизненную философию, делится творческими планами в новой должности.
— Сергей Анатольевич, несмотря на немалый научно-педагогический стаж и опыт, ваша предыдущая деятельность ассоциируется, прежде всего, с государственной службой и достаточно высоким положением в ней. Поэтому, минуя этап формального представления, вопрос сразу об обстоятельствах такого поворота в вашей жизни — почему и как оказались в ТюмГУ?
— У каждого человека в жизни бывают этапы, когда он достигает определенных целей и ставит перед собой новые задачи. Наверное, в моей жизни такой этап наступил. 15 лет я отдал государственной гражданской службе, службе Отечеству, и здесь буду продолжать заниматься работой на благо Отечества.
Направление моей сегодняшней деятельности не является для меня радикально новым. Наукой и образованием в высшем учебном заведении я всегда занимался, начиная с аспирантуры, которую окончил в 2014 году. Поэтому переход в вуз как на основное место работы для меня кажется шагом закономерным, естественным, и, надеюсь, правильным.
Я давно знаком с руководством ТюмГУ, с ректором Валерием Николаевичем Фальковым. Не понаслышке знаю, чем занимается Тюменский госуниверситет, как он развивается, движется вперед. Думаю, что работа в ТюмГУ для меня — это также движение вперед.
— Жители Екатеринбурга всегда смотрели на Тюмень несколько свысока.
— Признаюсь, я такого отношения к Тюмени не встречал. Тюмень сегодня — это город, входящий в число лидеров в России по темпам развития. В некотором смысле — это город будущего. Я живу здесь чуть больше месяца, но уже ощутил его динамичное развитие.
— Вы учились и работали в одном из самых авторитетных юридических вузов страны, служба в полпредстве, иными словами — в администрации Президента РФ, дала вам управленческие навыки. Что из этого вы сможете или намерены применить в Институте государства и права ТюмГУ?
— Бесспорно, Уральский государственный юридический университет — один из ведущих вузов не только в России, но и на постсоветском пространстве по качеству подготовки выпускников, по науке, по внеучебной работе. В УрГЮУ имеются очень серьезные, передовые, не побоюсь этого слова, достижения, которые мы могли бы перенять. Но это ни в коем случае не может быть банальной ретрансляцией. Здесь есть свои серьезные конкурентные преимущества, основанные на том, что ТюмГУ — классический университет, в котором существует много различных научных и образовательных направлений. Поэтому здесь имеются потрясающие возможности для междисциплинарных исследований, внутривузовских научных коллабораций.
Что я хотел бы и привнести и на что я хочу опереться? Прежде всего — это уважение к старшим, к людям, стоявшим у истоков любого большого дела. В УрГЮУ это стало доброй традицией, ведь история Свердловского юридического института насчитывает 100 лет. Уважительное отношение позволяет передавать научные наработки следующему поколению. Научные традиции и школы, передовые направления исследований и опыт людей, которые были и моими учителями, я хотел бы использовать в своей работе здесь.
Мой первый университет также входит в число передовых вузов в части патриотического воспитания, внеучебной работы со студентами, молодежной политики вообще. Эти направления реализовывались, в том числе, и с моим участием. Мне хотелось бы подобное развивать и здесь, так, чтобы из стен Института государства и права ТюмГУ выходили не просто юристы, специалисты в сфере таможенного дела, государственного и муниципального управления и других правовых направлений, обладающие определенными знаниями и навыками, но, прежде всего, и я такую задачу перед собой ставлю, государственники, которые всю свою жизнь будут работать на благо своего Отечества, на благо граждан России.
— Вы, наверное, как-то изучили практику института, получили какие-то рекомендации ректора. Многое придется менять, перестраивать?
— Конечно, ни один социальный организм не существует без изменений. Система, которая окаменела, остановилась в своем развитии, не подвержена изменениям, оказывается нежизнеспособной, неспособной адаптироваться под изменяющиеся условия среды, под реалии жизни. Этому нас учит общая теория систем.
Процесс перемен непрерывен, поэтому естественно, что придется что-то менять. Но при всех переменах главный принцип, который буду использовать, и хочу это подчеркнуть, — бережное отношение к результатам работы всех моих предшественников, всех моих коллег, сохранение всего того хорошего, что здесь накоплено. Мы и с Валерием Николаевичем беседовали на эту тему, некоторые представители ректората высказали свои соображения. Суть этих разговоров в том, что перемены возможны и необходимы для движения вперед. Прежде всего — в науке. Здесь есть резервы. Будем стараться делать Институт государства и права частью не только общероссийского научного пространства, но и мирового.
Мне бы хотелось привлечь для работы в ТюмГУ зарубежных специалистов из стран, которые традиционно являются нашими коллегами и стратегическими партнерами. Это Китай, Казахстан, Индия, ЮАР, другие партнеры по БРИКС, Шанхайской организации сотрудничества. Безусловно, перспективно сотрудничество с коллегами из европейских классических университетов. Все это позволит освежить направления научных исследований, научного поиска, выстраивать новые, интересные и эффективные научные коллаборации.
В соответствии с Проектом 5-100, стратегией развития ТюмГУ в университете выстраиваются новые отношения внутри коллектива, новая кадровая политики. Необходимо, прежде всего, пересмотреть отношение каждого к своей роли в университете, к своему месту в образовательной, в научной сфере, во внеучебной работе.
— Что будет в приоритетах института под вашим руководством — образовательный процесс, научная деятельность профессорско-преподавательского состава и вовлечение в нее студенчества, что-то иное?
— Мне кажется нелогичным развивать одно направление в ущерб другим. Негармоничный организм странно выглядит. Поэтому каждому из перечисленных направлений я уже уделяю и буду уделять самое серьезное внимание, чтобы развивались наука, учебный процесс, чтобы студенты обучались на основе лучших мировых стандартов, были заняты внеучебной работой, чтобы все свое время максимально эффективно использовали. Если говорить о науке, это не только развитие прикладных дисциплин, но и правовые фундаментальные исследования. Надеюсь, коллектив поможет мне, а я — коллективу двигаться равномерно, но достаточно интенсивно, уделяя внимание каждому из направлений.
Мы уже несколько раз обсуждали все это с коллегами. Вообще хочу заметить, что стратегические решения в институте государства и права будут приниматься после широкого обсуждения в коллективе. Очень важно, чтобы мы все были единомышленниками и осознанно шли в понятном каждому из нас направлении, а не потому, что нас туда загоняют в силу необходимости. Только в этом случае, разделяя общие ценности, мы решим стоящие перед нами задачи, придем к поставленным целям.
— Команду планируете обновлять «своими» людьми, или «коней на переправе не меняют»?
— Безусловно, есть люди, с которыми работал не год и не два, те, кого я могу назвать своей командой и которые меня считают своим единомышленником. Я дорожу отношениями с ними. Не исключаю, что кто-то из них примет решение об изменении вектора своего развития и захочет свои силы отдать Тюменскому госуниверситету. Скорее всего, это будет не сегодня и даже не завтра, но я всегда буду рад такому стечению обстоятельств, потому что это люди проверенные, надежные, доказали свою способность работать и добиваться выдающихся результатов.
Но сразу скажу, что, пообщавшись с коллективом (за непродолжительное пока время работы здесь постарался с каждым сотрудником встретиться, поговорить), уверен, у каждого, кто сегодня здесь работает, есть свой немалый потенциал. У кого-то уже раскрыт в полной мере, у кого-то раскрывается, и я убежден, вместе мы сумеем реализовать этот потенциал на благо ТюмГУ.
Поэтому никаких внутренних, заранее принятых решений о смене коллектива либо наполнения его «своими» людьми у меня, конечно же, нет. Государственная служба научила меня работать с теми, кто есть. Менять людей — это самый простой, но далеко не всегда правильный метод. Намного важнее и чаще всего эффективнее максимально раскрыть возможности тех, кто уже работает в коллективе, состоялся в нем как профессионал.
Конечно, если какие-то известные ученые, преподаватели изъявят желание работать в Институте государства и права ТюмГУ, уверен, что они получат такую возможность. Это естественный процесс для любого вуза. В нашем случае, подчеркиваю, не с целью замещения, а для укрепления коллектива, укрепления потенциала института и университета в целом.
— Судя по количеству опубликованных работ, вы весьма плодотворно занимаетесь наукой, а должность директора института во многом административная…
— Работа на государственной гражданской службе очень интенсивная по своему характеру. Наукой занимался, преимущественно, в выходные, в отпуске, отрывая так называемое свободное время от семьи, от детей. Но я об этом не жалею. Тем более важным считаю для себя заниматься наукой на новом месте. Да, административная нагрузка существует и здесь. Однако я убежден, что руководить высшим учебным заведением немыслимо без научной деятельности. В боевой авиации есть хорошее правило: любой командир, любой начальник обязательно летает. Так должно быть и в науке, и высшем образовании. Трудно требовать от коллег каких-то научных свершений, достижения каких-то целевых показателей, оставаясь при этом в стороне от этого процесса. По крайней мере, не очень правильно. Мы все в одной команде, в одной лодке плывем по одним правилам.
И вообще занятия наукой невозможно остановить — это как ремонт, который можно начать, но никогда нельзя завершить. Надо работать и работать, хочется идти дальше, исследовать, развиваться. Мои основные направления научных исследований сохраняются. Это гражданский и арбитражный процессы, международный коммерческий арбитраж, третейское разбирательство гражданских дел, альтернативные способы разрешения правовых конфликтов. Многое мною в этом направлении уже сделано и, конечно, было бы странным все бросить в одночасье.
Надеюсь, продолжение моих личных научных поисков дополнится взаимодействием с коллегами по институту, а все позитивное, что будет создаваться и накапливаться, результаты научных исследований должны сохраняться здесь, в ТюмГУ.
По этому поводу хочу сделать некоторые пояснения и обратить внимание, что каждый человек, который занимается наукой в государственном учреждении (в нашем случае в ТюмГУ и его институте), работает за государственный счет и на благо государства. И мое твердое убеждение, что будет правильным, если результат научных исследований в государственном вузе станет достоянием государства, государственной системы высшего образования. То есть, мы должны не просто удовлетворять свои творческие потребности за государственный счет, но действовать в том векторе, который определен главой государства, идти по пути, необходимому для развития нашего государства. Это в первую очередь. Все остальное — факультатив. Поэтому мы в Институте государства и права на Ученом совете уже обсуждали передовые, новые перспективные научные направления, в ближайшем будущем сформулируем, как в университете в целом это сделано, прорывные научные направления, в которых и двинемся вперед. Я свою персональную научную деятельность также вижу в русле этих направлений — единых, передовых, стратегических. Чтобы мы все работали на один понятный научный результат. Не просто работали, а достигали его. Убежден, надо стремиться к тому, чтобы не поделать, а сделать.
— Расскажите о вашей семье, увлечениях, жизненных ценностях.
— Я женат, у меня две дочери, развитием которых также стараюсь заниматься. Всей семьей планируем жить в Тюмени. Вернее будет сказать так: я хочу, чтобы мои дочери росли в Тюмени. Это, кстати, также было в числе побудительных мотивов к тем решениям, о которых говорил в начале беседы.
Со временем я стал понимать и оценил мудрость высказывания, что «мы работаем для того, чтобы жить, а не живем для того, чтобы работать». И мне кажется, что любой человек, любой руководитель, любой профессионал должен развиваться гармонично, нельзя всю свою жизнь проводить на работе, должен находить время для семьи, общения с друзьями. Поэтому, если говорить об увлечениях, хобби, я бы сформулировал это так: правильно, когда наша работа позволит каждому из нас двигаться по самому широкому спектру направлений.
Комментарии
Читайте также
Башмет назвал композитора Россини основоположником рэпа
Полиция просит матч чемпионата Франции «Марсель» — «Бордо» из соображений безопасности
Уральские ученые выяснили, когда человек мог встретить единорога
«Кто это сделал — никто не сознаётся»: урбанисты восстановят триптих с Пушкиным, закрашенный краской
Последние новости
Депутаты Екатеринбурга повысили зарплату Высокинскому вдвое
Сотрудник Роспотребнадзора уволен за 66 машин жены
При неудачной посадке самолета «ЮТэйр» в Сургуте пострадали бортпроводники