Российская Газета 16 апреля 2018

Лукьянов: Войну в конечном итоге выигрывает или проигрывает общество

В минувшие выходные международную среду, в которой находится Россия, горячо обсуждали под Москвой, на XXVI ежегодной Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике. Эта организация всегда оказывалась на переднем крае внешнеполитических коллизий, но столь острой международной обстановки не припоминают даже ветераны СВОП (он существует с 1992 года). Тем более что ранним утром основного дня заседаний США вместе с Великобританией и Францией нанесли-таки ракетный удар по Сирии, которого все ожидали с напряжением.
Главное — войну, какую бы форму она ни принимала, в конечном итоге выигрывает или проигрывает общество
Лейтмотив дискуссии весьма прост: готова ли Россия к противостоянию, в которое вступила. В том, что противостояние имеет место, сомнений ни у кого не было. Часть (меньшая) участников придерживалась точки зрения, что Москва сама в него ввязалась, не рассчитав соотношения сил и без плана действий. Правда, и сторонники этой точки зрения не считают, что возможно «отрулить назад» и, нормализовав отношения с Западом, вернуться к прежнему положению вещей. Они скорее предвидят тяжелые, если не фатальные, последствия для России. Другая часть (большинство) уверена, что противостояние — неизбежный итог усилий по восстановлению российского влияния в мире. Они вызывают мощное противодействие, ведь речь не просто о возвращении конкретной державы в «высшую лигу», где ее особенно не ждали, но и о кардинальном переустройстве мирового стратегического баланса в экономике и политике.
Как неоднократно подчеркивал за последние месяцы основатель СВОП Сергей Караганов, глубинной причиной общемировой эскалации является утрата Западом неоспоримого военного преимущества, которым тот обладал столетиями и которое позволяло доминировать во всех остальных сферах. Так уж вышло (в силу субъективных и объективных причин), что именно Россия — первоочередная мишень. Отчасти из-за собственного желания доказать, что провал конца ХХ века был исторической случайностью. Но ставки много выше того вопроса, какое место в мире займет Россия, — на кону глобальное господство в целом.
Как бы то ни было, точкой консенсуса в обсуждении, несмотря на поляризацию взглядов, стал пункт о необратимости изменений. Соответственно, о необходимости выработки совсем новой модели поведения как на международной арене, так и внутри страны. Далее дискуссия выявила много расхождений, которые показывают, что такой модели пока нет даже в приблизительном очертании. Имеет место ситуативное реагирование — когда-то удачное, когда-то нет — на постоянные раздражители нарастающей интенсивности.
Звучало мнение, что, как ни странно, современная Россия, возможно, лучше готова к противостоянию, чем формально намного более мощный СССР. Россия способна проявлять гибкость и оперативно реагировать, в то время как многие преимущества Советского Союза были номинальными. Например, наличие союзников, которые на поверку оказывались либо нахлебниками, либо друзьями по принуждению. Но конфронтация несет огромные риски — прежде всего в силу неосознанности ее реального характера. Не раз говорилось о пагубности употребления термина «холодная война», он отсылает к прежней схеме противостояния, которая не воспроизводится, природа конфликта и формы совсем другие. Андрей Безруков еще несколько лет назад предложил понятие «многомерная война», в которой классический военный фронт является не единственным и, вероятно, даже не главным.
Именно поэтому участники ассамблеи немалую часть дискуссии посвятили экономике и состоянию умов.
Вспоминали печальные примеры из прошлого, когда, как в середине XIX века, к болезненным поражениям вела неспособность административной системы адекватно реагировать на потребности времени. По поводу экономики разброс мнений, как всегда, крайне широк, все сходятся, что дальше так нельзя, но о следующих шагах мнения диаметральные. Одно, впрочем, споров не вызывает — необходимость раскрытия потенциала общества, создания условий для деловой, культурной, инновационной самореализации на всех уровнях. Это и будет эффективным ответом на попытки изоляции России.
Как заметил, резюмируя двухдневную дискуссию, Вячеслав Никонов, ни одна страна и ни одно правительство никогда не бывают готовы к войне — это иллюзия. Но главное — войну, какую бы форму она ни принимала, в конечном итоге выигрывает или проигрывает общество. И решающий фактор — насколько оно едино и целостно в своем самоощущении. Уровень военных технологий — это уже инструмент, хотя и важный.
Комментарии
Другое , Андрей Безруков , Сергей Караганов , Вячеслав Никонов , Москва , Сирия , США , Великобритания , Франция
Читайте также
Общероссийский проект Экодвор пройдёт во дворе Соборной мечети Ижевска
Украинский замминистра экономики рассказал, как футбол чудом спас гривну
Последние новости
Чайка объяснил нарушение прав осужденных непрозрачностью системы ФСИН
МЦД улучшат сообщение для шести млн москвичей и жителей Подмосковья
Пассивность властей убивает предпринимательскую активность на Ямале