Свободная пресса 16 апреля 2018

Большой «хапок» британской королевы

Фото: Свободная пресса
Британская группа Tax Justice Network, занимающаяся финансовой аналитикой, опубликовала примечательный доклад. Согласно ему, в западных банках и офшорах накопился колоссальный объем иностранных средств, полученных в результате отмывания нелегальных доходов и ухода от налогов — до 32 триллионов долларов. Это — капиталы представителей крупного бизнеса России, Южной Кореи, Бразилии, Кувейта, Мексики, Венесуэлы, Аргентины, Индонезии, Саудовской Аравии, Китая, Малайзии, Таиланда, Украины, Казахстана, Азербайджана и др.
Английские аналитики сравнили эти накопления с размером суммарного государственного долга США и Великобритании (около 24,8 триллиона долларов) и пришли к выводу, что эти суммы… «коррелируются». Подразумевать под этим словом можно одно: конфискацию иностранных активов (ввиду «незаконности их происхождения») с целью обеспечения внешней задолженности.
На первый взгляд подобный сценарий мог бы показаться фантастическим. Но юридический прецедент уже создан. Доклад британской группы словно невзначай совпал с принятием закона «О криминальных финансах» (Criminal Finances Act). Согласно этому документу правоохранительные органы наделены правом арестовывать любые иностранные активы без всякого суда. Для этого достаточно просто предъявить ордер о «неподтвержденном богатстве». Формально собственник имеет право после этого объяснить происхождение своих средств. Но на практике такие объяснения никого не интересуют. Подтверждением этому стали первые же аресты иностранных активов в рамках принятого закона — они затронули российских миллиардеров.
То, что страна, провозглашавшая на протяжении столетий «неприкосновенность частной собственности», отбросила принцип презумпции невиновности и занялась конфискацией — само по себе является нонсенсом. Но самое абсурдное то, что все мошеннические схемы по отмыванию капиталов и уходу от налогов были придуманы самими же англосаксами. Они же и вовлекли в них иностранцев.
Начало было положено еще в XVI веке, когда с распространением протестантизма в Англии, удалось переформатировать сознание британского общества. Навязанная британцам протестантская «этика» (в ее радикальной версии) объявила высшей добродетелью стремление к неограниченному обогащению, сняв всякие религиозные запреты с ведения коммерческой деятельности. Под воздействием этой коммерциализации сознания у англичан сформировался особый взгляд на мир — они везде, в любом занятии стали искать максимальную материальную выгоду.
К тому времени в руках королевского двора оказалось огромное имущество за счет конфискации собственности католических монастырей. Часть этого имущества была передана в распоряжении общества, у наиболее влиятельных граждан которого сразу же возник соблазн пустить эти средства в оборот. Тогда же обнаружилось, что в силу удобного географического положения, наиболее прибыльным занятием является международная торговля, а наиболее привлекательным регионом для нее — Азия.
Для установления с ней коммерческих связей британские купцы и стали объединяться в торговые компании, которые по своей организационной форме оказались предшественниками акционерных обществ. Первоначальный капитал этих компаний формировался за счет вкладов участников. Вначале в торговых компаниях участвовали исключительно британцы, но затем стали вовлекать и иностранцев.
Хотя на иностранных пайщиков нередко перекладывали коммерческие потери, тем не менее, участие в будущих АО все равно было крайне выгодным.
Прежде всего потому, что в Англии была достаточно лояльная налоговая система. Это позволяло торговцам оставлять значительную часть прибыли себе. Объяснялась такая лояльность государства достаточно просто: правительство, объявив «свободу предпринимательства», одновременно отказалось от каких-либо социальных расходов. И это тоже был результат господства «протестантской этики», характерной чертой которой (в отличие от католицизма или православия) было негативное отношение к благотворительности.
Другим важным фактором стало то, что коммерческая деятельность британцев постепенно стала приобретать характер посредничества. Торговля свелась к транзиту товаров, при которой расходы на развитие логистики фактически перекладывались на местные власти. В качестве примера служит «Московская компания». Созданная едва ли не самой первой в 1551 году, она поначалу занималась доставкой товаров в Архангельск. Но вскоре получила от царя привилегию торговать с Персией и Китаем. Эта деятельность оказалась особенно прибыльной, т.к. в процессе транспортировки своих товаров британцы ни гроша не вкладывали в создание транспортной инфраструктуру — использовали уже существующую, созданную Россией.
По мере накопления капиталов, алчность англосакских торговцев все возрастала. Чтобы еще больше минимизировать затраты и максимизировать прибыль, они переключились на предоставление финансовых услуг. Торговые компании были преобразованы в акционерные общества, роль которых свелась к эмиссии ценных бумаг и найму подрядчиков. Главным же направлением деятельности вчерашних торговцев стала разработка различных схем ухода от налогов, сокрытие и легализация незаконных средств. В качестве инструментов реализации этих схем и финансового прикрытия выступили биржи и банки, к созданию которых англичане активно приступили в XVII веке. А чтобы распространить свои мошеннические схемы на весь мир, создали громадную колониальную империю. Словно спрут, опутали коррупцией весь мир, а Лондон превратили в мировой финансовый центр по аккумуляции и отмыванию международных капиталов.
Все это время эта спекулятивная пирамида успешно функционировала, коррумпируя и вовлекая в очередные мошеннические схемы весь мира. Парадокс заключался в том, что несмотря на все перипетии ее существования, главным ее хозяином оставалось одно и то же лицо.
В Великобритании нет обязательной нормы резервирования для коммерческих банков, а главной гарантией их платежеспособности были их инвестиции в недвижимость. Но все дело в том, что в англосаксонской правовой среде до сих пор действует средневековый принцип «property rights». В соответствии с ним полное право собственности допускается только на движимое имущество. Вся недвижимость в стране находится в ограниченном владении, а единственным полноправным ее собственником является… королева. Ей принадлежит вся земля в Соединенном Королевстве, а также все, что на ней расположено. Таким образом, раздав обществу в XVI веке часть активов, конфискованных у католической церкви, королевский двор юридически сохранил над ними контроль, а заодно контроль над созданной в результате глобальной финансовой пирамидой.
Но все пирамиды рано или поздно рушатся и если сегодня в Англии заговорили о конфискации, не значит ли это, что ее создатели заранее готовят пути отхода?
Новости политики: МИД РФ: наша страна готова дать ответ на любую попытку силового давления США
Комментарии
Читайте также
Устремляясь к звёздам: подборка книг о космосе в день астрономии
Что главный русофоб Европы заметил в русских
Субботник стартовал на берегу Волги в Дубне
Клычков отчитается о работе правительства перед депутатами