Forbes.ru 16 апреля 2018

Башни Козицына: как совладелец УГМК застраивает Екатеринбург

Фото: Forbes.ru
В один из мартовских вечеров 2018 года у подножия недостроенной 219-метровой телебашни в самом центре Екатеринбурга устроили лазерное шоу. На башню, которую вскоре должны были снести, проецировали трогательные надписи «Я живая» и «Путин, не сноси меня». Обращение к президенту не помогло, снос запланировали на утро 24 марта. Ночью на вершину башни пробралась группа руферов — они планировали провести на башне несколько дней, но уже через девять часов, замерзшие и голодные, спустились вниз — в объятья подоспевшей полиции. Утром башня была взорвана.
Строительство телебашни началось в 1983 году и было заморожено еще в 1991 году. С тех пор желающих застроить этот участок было не мало, предлагались, например, проекты ландшафтного парка или православного храма. Дальше всех продвинулся совладелец Уральской горно-металлургической компании (УГМК) Андрей Козицын (ему принадлежит 36% компании, остальное у Искандара Махмудова и других партнеров), который взялся построить к 2021 году ледовую арену на 15 000 зрителей для хоккейного клуба «Автомобилист». В прошлом году местные власти согласовали передачу участка под башней УГМК. Впрочем, собеседники Forbes на девелоперском рынке Екатеринбурга не уверены, что вместо башни будет построена именно арена — проект еще не прошел обсуждение на градсовете. «Казалось бы, позитивное мероприятие, ведь сносится главный недострой города, — рассуждает уральский политтехнолог Платон Маматов. — Но не было референдума по сносу башни, соцопроса или хотя бы интернет-голосования. Своевременная публикация проекта арены, которую планируется построить на месте башни? Нет, не было».
Андрей Козицын — один из немногих российских миллиардеров, не перебравшихся в Москву. Он живет в Верхней Пышме (город-спутник Екатеринбурга), где и родился. Здесь же расположена штаб-квартира УГМК. Местные жители настолько ценят заслуги бизнесмена перед родным городом, что в шутку предлагают переименовать Верхнюю Пышму в Козицинск. Ледовая арена — далеко не первый девелоперский проект УГМК в Екатеринбурге. «УГМК сейчас формирует имидж Екатеринбурга, развивая рынок недвижимости в городе и возводя знаковые объекты, — уверяет в беседе с Forbes бывший мэр города Аркадий Чернецкий. В 2010 году он наградил Козицына званием почетного гражданина Екатеринбурга, до сих пор не разочарован решением и называет миллиардера „патриотом“. „УГМК — одна из немногих крупных компаний на территории Свердловской области с местной пропиской“, — рассуждает политолог Александр Белоусов. Традиционно у УГМК хорошие отношения с властями области, правительство региона доверяет Козицыну важные проекты, например, кураторство над хоккейным клубом „Автомобилист“. По мнению Белоусова, благодаря лоббизму на самом высоком уровне УГМК достаются хорошие земельные участки в центре Екатеринбурга.
Один из таких — на правом берегу реки Исеть, в центре Екатеринбурга. В 2006 году местный предприниматель Марс Шарафулин начал возводить здесь деловой центр „Демидов“ — 130-метровую башню и конгресс-центр, который должен был принимать саммит ШОС в 2009 году. Стройку курировал лично свердловский губернатор Эдуард Россель. Но строительство вскоре застопорилось, а в мае 2008 года Россель встречался с Козицыным, который сообщил ему, что выкупил у некоего московского инвестора 50% компании „Клаас-Строй“ — застройщика „Демидова“ и обещал достроить башню к саммиту ШОС. У УГМК был прямой интерес к этому проекту: через дорогу от „Демидова“ компания Козицына одновременно с Шарафулиным начала строительство своего амбициозного проекта „Екатеринбург-Сити“, который должен был включать четыре небоскреба, отель Hyatt Regency и торговую галерею. Шарафулин на появление нового партнера отреагировал эмоционально и обвинил в рейдерстве. Через несколько месяцев он продал УГМК и свою долю в „Клаас-Строй“. Появление УГМК не спасло проект: „Демидов“ исключили из объектов саммита ШОС, строительство заморозили. В 2010 году у Шарафулина начались проблемы с правоохранителями, его обвинили в уклонении от уплаты налогов. Он эмигрировал во Францию, где скончался в 2016 году.
»Демидов» был достроен только в 2016 году, здание конгресс-центра продали «Ельцин Центру». Не лучше сложилась судьба «Екатеринбург-Сити». Был построен только отель и один небоскреб из четырех: 52-этажную башню «Исеть» сдали в эксплуатацию вскоре после «Демидова». Когда УГМК приступал к строительству своего ответа московскому Сити в 2006 году, инвестиции оценивались в $4,6 млрд, на «Исеть» планировали потратить $230 млн Местные СМИ писали, что на выкуп «Демидова» у Шарафулина компания Козицына могла потратить 4 млрд рублей. В УГМК отказались раскрывать Forbes суммарные инвестиции в эти проекты. В 2010 году УГМК выкупила на противоположном берегу реки здания Екатеринбургского мукомольного завода, снесла часть из них и сейчас строит на участке в 14 га жилой комплекс «Макаровский» за 8 млрд рублей.
УГМК оказалась втянута и в другой конфликт, связанный со строительством в Екатеринбурге небоскреба. В 2012 году крупный местный застройщик «Атомстройкомплекс» презентовал проект 155-метровой башни Opera Tower стоимостью более 6 млрд руб. Но в 2015 году строительство заморозили, хотя небоскреб не был готов и на 10%. В 2016 году УГМК заявила, что через подконтрольные компании инвестировала в Opera Tower около 140 млн рублей и потребовала вернуть их через суд. «Появился акционер, на которого мы не рассчитывали, и он пытается „раскачать лодку“, — обвинял УГМК глава „Атомстройкомплекса“ Валерий Ананьев. Но летом стороны пошли на мировую и „Атомстройкомплекс“ обещал вернуть УГМК 200 млн руб.
Исчерпан ли конфликт между крупнейшими застройщиками Екатеринбурга? Платон Маматов считает, что нет и вспоминает протесты против сноса телебашни. „Протест активно разогревался и подпитывался оппонентами УГМК — компанией „Атомстройкомплекс“, — говорит политехнолог. — Например, они оплатили лазерную установку, которая устраивала световое шоу на башне“. Валерий Ананьев лично выступал против сноса телебашни и строительства ледовой арены. „Во всем мире сейчас обратные тренды — большие стадионы, арены сейчас стараются делать за городом, где спокойно можно разместить машины, и где они не мешают людям отдыхать“, — говорил он.
Впрочем, собеседники Forbes в Екатеринбурге отмечают, что история с телебашней — одна из немногих, вызвавших недовольство общественности, до этого проекты УГМК в девелопменте воспринимались неплохо.
»Демонизировать УГМК, как это сейчас делают, не совсем правильно, — говорит Александр Белоусов. — Эта одна из немногих компаний, которая не уводит деньги из Екатеринбурга, а оставляет их на территории. Компания выполняет множество социальных обязательств в городах присутствия, образцово-показательным является город Верхняя Пышма». В родном городе Козицына в 2011-2017 годах было построено около 450 000 кв.м. жилья, сам миллиардер ежегодно проводит встречи с жителями городского округа. Сейчас УГМК планирует построить трамвайную линию между Екатеринбургом и Верхней Пышмой протяженностью 17 км в рамкаx частно-государственного партнерства.
Читайте также
Трогательные горняки: два совладельца УГМК вошли в глобальный список Forbes Приросли корнями: российские миллиардеры, оставшиеся жить в провинции
Искандар Махмудов Рейтинг Forbes: №19 Состояние: $6500млн
Узнать подробнее
Андрей Козицын Рейтинг Forbes: №28 Состояние: $4300млн
Узнать подробнее
Комментарии
Читайте также
Бортник: Больше всего поддерживают военное положение в Галичине, далекой от линии фронта
СМИ узнали о подготовке новой диверсии в Крыму
Альберто Бонисоли: культурная дипломатия — это инструмент мировой политики
Врачей роддома обвинили в убийстве младенца ради статистики
Последние новости
Организаторы Давоса сняли запрет на присутствие Дерипаски и Вексельберга
Жить дружно: советы авторитарным менеджерам и их подчиненным
Азиатская кухня: сколько стоит запустить в Китае бизнес по франшизе