АиФ 11 апреля 2018

Вода повсюду. Как воронежцы переживают весенний потоп

Фото: АиФ
Если воронежцы на прошлой неделе радовались долгожданному солнцу, то новости из других городов и сёл области напоминали сюжет фильма-катастрофы. Пострадали тысячи людей. Конечно, можно всё списать на сверхснежные февраль и март, но порой жителям глубинки приходилось расплачиваться за безалаберность и нерасторопность чиновников.
Предсказуемое бедствие
То, что в этом году половодье натворит много бед, было ясно заранее. По данным метеорологов, такого снежного марта в регионе не было за всю историю наблюдений: снега выпало на 274% выше нормы.
Вода стала прибывать с начала апреля и уже к третьему числу затопила три моста в Калачеевском и Петропавловском районах. Уже на следующий день в Калаче и соседних сёлах начали тонуть огороды, дворы, дома… 5 апреля в районе была объявлена чрезвычайная ситуация. На пике паводка разлившаяся речка Подгорная залила 358 домов и 1146 дворов — со стихией пришлось столкнуться 2,5 тыс. человек.
В Калаче спасатели эвакуировали из собственных домов 126 горожан, в том числе 13 детей. Большинство пострадавших разместились у родственников, семь нашли пристанище в пункте временного размещения. К счастью, никто не погиб и не покалечился. В воскресенье Подгорная понемногу начала возвращаться в берега.
Вскоре режим ЧС пришлось ввести в селе Гвазда Бутурлиновского района, затем — в Новой Усмани и соседних Шуберском и Нижней Катуховке. Отдельные случаи затоплений происходили в Воробьёвском, Грибановском, Павловском, Аннинском, Эртильском районах. Всего же под водой оказались около 2 тыс. приусадебных участков, 19 мостов.
Пожертвовали дорогой
С содроганием ждали большой воды жители Шуберского. Село находится в низине и всегда страдало от паводков, но в последние годы дело было совсем плохо: наводнения происходили даже после сильных дождей.
Всё началось огненным летом 2010 года, когда пожар прошёл узким клином по центру села. Казалось бы, беда обернулась всеми благами цивилизации — взамен сгоревших здесь построили не только новые дома, но и детсад, школу, спорткомплекс, здание администрации, пожарную часть, канализацию и водопровод, заасфальтировали дороги.
Между тем дорожники, по мнению шуберцев, грубо нарушали технологию: не досыпали песок, щебёнку, но главное — не делали лотки и переливы. В итоге насыпи дорог задерживают воду в «лоханке» бывшего русла, в которой стоят полторы сотни домов. Классическая детская задачка оказалась строителям не под силу: там, где вода втекает в посёлок, установлены трубы диаметром в метр, а там, где она должна вытекать на луг, — больше чем вполовину у´же — 400-миллиметровые. Шуберская «лоханка» и луг — одна и та же низина, сообщающиеся сосуды: достигнув общего уровня, вода перестаёт уходить.
Худшие опасения сбылись: весной 2012 г. случился первый серьёзный потоп. С тех пор бедствие повторялось уже несколько раз.
В этом году потребовались особые меры. Жители преду­преждали об опасности и просили разрыть дорогу — лишь бы вода беспрепятственно уходила из посёлка. Но насыпь была разрушена только в воскресенье, когда наступила кульминация бедствия. Накануне вода прорвала сооружённую в полях временную плотину и в считанные часы затопила посёлок.
«Местные власти до последнего момента боялись взять на себя ответственность, — говорит депутат сельсовета Владимир Акиньшин. — А ведь давно было ясно, что трубы не справляются с водой. Надо, как в посёлке Воля, сделать канал и автомобильный мост».
После того, как препятствие убрали, вода в Шуберском постепенно стала спадать.
Комментарии
Читайте также
Назван список опасных мобильных приложений
РПЦ: миллионы лайков в соцсетях — не показатель успешности церковной миссии
Воронежцы возмущены возведением пристройки к их многоквартирному дому
Эксперт ООН очертил сроки повсеместной вакцинации от ВИЧ‐инфекции