Ещё

Исчезнувшие 

Фото: ИноСМИ
Исчезнувший из своих шикарных апартаментов в гонконгском отеле «Фор Сизонс» 27 января 2017 года канадский миллиардер китайского происхождения Сяо Цзяньхуа (Xiao Jianhua) отдавал предпочтение охранницам женского пола. Почему так, непонятно. Может быть, ему просто нравилось женское окружение; а может, женщинам он доверял больше, чем мужчинам.
Как бы то ни было, эта женская охрана не очень-то помогла, когда в январе в апартаментах Сяо Цзяньхуа появились таинственные мужчины и забрали миллиардера. По словам анонимных источников, которые просматривали видеозаписи с камер наблюдения гостиницы, а потом дали интервью «Нью-Йорк Таймс», Сяо, которого могли усыпить, провезли через вестибюль отеля в инвалидной коляске, закрыв ему голову простыней. Затем его погрузили на катер и отправили на материковую часть Китая.
Такие исчезновения людей происходят по уже знакомому сценарию. В данном случае родственник Сяо написал заявление в полицию, но его быстро изъяли, а сам миллиардер позднее сделал заявление, что его никто не похищал. Прошел год с лишним, а он до сих пор остается в Китае. И хотя никаких обвинений в совершении преступлений ему не предъявлено, его компании по указанию правительства должны продать инвестиции на сумму почти в 24 миллиарда долларов, причем деньги эти, согласно имеющейся информации, пойдут на расчеты с государственными банками.
Такие случаи не уникальны. В октябре 2015 года агенты китайского государства похитили работавшего в Гонконге книгоиздателя и владельца книжных магазинов Гуя Миньхаи (Gui Minhai) из его таиландской квартиры. Спустя несколько месяцев имеющий шведское гражданство Гуй всплыл в Китае, объявив на государственном телевидении, что сдался полиции, поскольку 10 лет назад его обвинили в вождении машины в нетрезвом виде. По всей видимости, коллегу Гуя Ли Бо (Lee Bo), имеющего двойное китайско-британское гражданство, тоже похитили в декабре 2015 года в Гонконге агенты китайских спецслужб, после чего он оказался на территории КНР.
С годами таких случаев становилось все больше. В 2002 году известный борец за демократию Ван Бинчзан (Wang Bingzhang) был схвачен во Вьетнаме китайскими агентами и посажен в тюрьму на территории КНР, где он остается по сей день. Спустя два года известного диссидента Пэн Мина (Peng Ming) похитили в Мьянме и бросили за решетку в Китае. В 2016 году он умер в тюрьме при загадочных обстоятельствах.
Но сегодня Пекин все активнее проводит политику насильственной репатриации людей, которых он считает китайцами, хотя некоторые из них имеют гражданство других стран. В рамках крупномасштабной кампании (как считают западные спецслужбы) Пекин похищает влиятельных бизнесменов, бывших партийных чиновников, диссидентов и активистов.
Похищения людей происходят настолько часто, что чиновники из американского Госдепартамента забили тревогу, правда, пока не поставили этот вопрос официально перед Пекином. «Об этом постоянно говорят наверху», — рассказал один действующий сотрудник Госдепартамента, попросивший не называть его имя, так как он не уполномочен делать официальные заявления по данному вопросу. Он отметил недавнюю телеграмму, в которой конкретно говорится о выдаче людей Китаю в Юго-Восточной Азии.
Такую политику проводит не только Китай. После 11 сентября Соединенные Штаты в рамках мер «чрезвычайной экстрадиции» задержали большое количество иностранных граждан, обвинив их в терроризме. Многих из них затем направили в третьи страны, где они подвергались жестокому обращению, в том числе, пыткам. Такая политика очень скоро вызвала критику внутри страны и за рубежом. Однако Китай, по всей видимости, занимается похищением только своих граждан (или бывших своих граждан), которые живут за границей и подозреваются в коррупционных или малопонятных политических преступлениях.
Такие случаи насильственной репатриации показывают, насколько серьезно коммунистическая партия относится к собственному заявлению о том, что любой человек, которого она считает китайским подданным, вне зависимости от места его проживания, работы и учебы, должен подчиняться ее власти.
Представителей западных спецслужб беспокоят не только масштабы таких действий, но и то, что Китай начал похищать людей на территории главных союзников Америки, среди которых члены разведывательного альянса «Пять глаз» (Соединенные Штаты, Австралия, Канада, Новая Зеландия и Великобритания). Американские представители опасаются, что Китай может в ближайшее время попытаться похищать людей на территории США. На самом деле, он уже наверняка делал это.
Трудно точно установить, когда Китай приступил к осуществлению своей программы насильственной репатриации. Все дело в том, что жертвы и их родственники обычно хранят молчание. Один из первых случаев, вызвавший дебаты, произошел в 2005 году, когда бежавший в Австралию китайский дипломат Чэнь Юнлинь (Chen Yonglin) обвинил спецслужбы в том, что они пятью годами ранее опоили лекарствами, а потом похитили дочь бывшего мэра города Сямынь Лань Мэн (Lan Meng). Они якобы дали ей сильнодействующее снотворное, а потом вывезли из Австралии в Китай на принадлежащем государству торговом судне.
Чэнь, который в момент бегства работал в китайском консульстве в Сиднее, заявил, что Пекин похитил Лань для того, чтобы вынудить ее отца Лань Фу (Lan Fu) вернуться в Китай из Австралии и предстать перед судом по обвинению в коррупции. (В 2000 году Лань вернулся в Китай, а теперь отбывает пожизненное заключение.) Австралийские власти опровергли утверждения Чэня, а предполагаемая жертва, как и многие другие, очевидно заявила австралийской федеральной полиции, что эта история не соответствует действительности.
Но Чэнь упорствует. Во время телефонного разговора он подтвердил свой рассказ о выдаче Лань Мэн, а потом рассказал о многочисленных беседах на тему таких похищений с китайскими военными, разведчиками и дипломатами во время своей работы в Министерстве иностранных дел. По его словам, за время своей работы в этом ведомстве он слышал еще об одном похищении в Австралии и об одном в Новой Зеландии. За это время китайские агенты также похищали людей в Вануату и на Фиджи. (Чэнь рассказал, что в Новой Зеландии была похищена женщина по имени Се Ли (Xie Li). Произошло это в 2004 году в Окленде. Ее отвезли в Китай на принадлежащем государству судне.)
Австралийские власти усомнились в рассказе Чэня, когда он 10 с лишним лет назад сделал свое заявление. Однако все более агрессивные и порой публичные действия Китая по возвращению людей придают его словам гораздо больше веса. В 2014 году Пекин официально объявил о расширении своей антикоррупционной кампании против живущих за рубежом экс-чиновников, которая получила название «Охота на лис». Согласно утверждениям китайских властей, с конца 2012 года на территорию КНР было вывезено более трех тысяч человек.
Критики оспаривают утверждения китайского правительства о том, что некоторые люди вернулись по собственной воле. «Беглецы добровольно не возвращаются», — говорит известная диссидентка Хуан Цыпин (Huang Ciping), работающая в Америке директором китайской правозащитной некоммерческой организации Фонд Вэй Цзиньшен.
В Китае практика похищений и незаконных арестов получила такое широкое распространение, что у нее даже появилось свое название — шуангуй. Чтобы изолировать подозреваемых в коррупционных преступлениях (а эти действия часто связаны с междоусобной борьбой между партийными фракциями), силы безопасности задерживают их, бросают в тайные тюрьмы, а потом выбивают из них признательные показания, применяя пытки. Шуангуй стали использовать гораздо чаще после того, как китайский руководитель Си Цзиньпин приступил к проведению своей антикоррупционной кампании.
Теперь такие методы стали применять и за границей. Среди американских союзников Австралия, по всей видимости, стала эпицентром китайских усилий. Количество похищений в этой стране измеряется двузначными числами. Очень часто людей избивают, усыпляют медицинскими препаратами, а потом отвозят на суда, направляющиеся в Китай. Об этом говорят бывшие высокопоставленные сотрудники американских спецслужб.
В других случаях китайские агенты захватывают людей в Австралии, а потом при помощи угроз заставляют их добровольно покинуть страну. Об этом рассказал один бывший сотрудник австралийской разведки. По его словам, количество людей, которых принудили вернуться в Китай, «значительно» больше 10 человек.
Свою программу экстрадиции китайцы начали применять и в других западных странах. По словам бывшего высокопоставленного руководителя из канадских спецслужб, в районе Ванкувера было два известных случая «возврата по принуждению». «Если данные случаи и не были похищением, то они очень сильно похожи на него», — сказал этот бывший руководитель. Китайские разведчики и специальные агенты лично угрожали причинить неприятности родственникам и друзьям жертвы, если она откажется сотрудничать. «Они хватают человека, а потом грузят его в самолет», — добавил этот экс-руководитель.
По его словам, китайские оперативные сотрудники используют тактику «кнута и пряника». Человеку обещают снисхождение и поблажки, если он согласится сотрудничать и вернуться в Китай, а те, кто отказывается, подвергаются все более жестким угрозам. По оценке вышеуказанного руководителя из канадских спецслужб, таких случаев в Канаде было около 20, и многие их них произошли в районе Ванкувера.
Сотрудники китайской полиции во время учений в военном лагере в Шэньяне
Имена и предполагаемые преступления жертв остаются в тайне. По словам одного бывшего руководителя из американских спецслужб, похищенных в Австралии людей обвиняют во взяточничестве, злоупотреблении служебным положением и коррупции. Однако другие бывшие представители американских спецслужб отмечают, что Китай зачастую использует такие обвинения в борьбе с инакомыслящими и предполагаемыми врагами государства. В некоторых случаях политические мотивы предельно ясны. Например, в начале 2016 года в Таиланде похитили журналиста и борца за демократию Ли Синя (Li Xin), который был вывезен в Китай для проведения непонятного расследования.
По словам бывшего китайского дипломата Чэня, правительство КНР готово использовать «любые средства» для возвращения на родину людей, объявленных в розыск по обвинению в краже денежных средств и в коррупции. «Они готовы угрожать людям и терроризировать их. Они могут пойти и на похищение», — говорит он.
Но больше всего представителей американских спецслужб беспокоит вопрос о том, насколько далеко готово пойти китайское правительство ради репатриации людей с территории США, где похищение человека может вызвать серьезный международный скандал. По словам некоторых бывших чиновников, такие случаи уже имели место.
Лет пять тому назад американские спецслужбы заметили одну закономерность. Начали исчезать граждане Китая, жившие на территории США. В то время количество исчезнувших людей было незначительно, менее шести человек.
У Китая есть официальные юридические каналы, по которым он может возвращать «экономических беглецов». По словам одного бывшего сотрудника американских правоохранительных органов, три года тому назад китайские представители передали своим американским коллегам список проживающих в США людей, которых они хотели бы вернуть в Китай. В этом списке было почти 200 человек. Только в районе Лос-Анджелеса проживали 15-20 человек из этого списка. Как сказал этот представитель правоохранительных органов, во многих случаях обвинения были надуманными. Между Китаем и США нет соглашения об экстрадиции, но в 2015 году Министерство внутренней безопасности согласилось расширить сотрудничество с Пекином в вопросе депортации проживающих в США беглых преступников.
Однако как минимум некоторые лица из этого списка ни по каким критериям не подходят на роль «лис» в китайской охоте. Обычно это экономические беженцы, владеющие большими состояниями и имеющие обширные связи. «Это не самые известные люди», — говорит один бывший сотрудник спецслужб.
Появились свидетельства того, что на некоторых исчезнувших людей оказывали давление, принуждая их покинуть США. «Было множество докладов о том, что возле школ и домов пропавших людей появлялись оперативные сотрудники китайской разведки, — сказал этот человек. — Согласно одной теории, они лично им угрожали, заявляя: „Мы уже здесь. Ваш рейс в Китай завтра“.
Случаи с похищениями людей в США не столь убедительны, как в Австралии. В американском правительстве идут споры о размахе деятельности Китая на территории Америки и о том, можно ли вообще называть эти случаи мерами „чрезвычайной экстрадиции“. По словам бывшего сотрудника спецслужб, лет пять тому назад данные случаи вызвали острые дебаты среди руководства американской контрразведки, в которых участвовал даже тогдашний директор ФБР Роберт Мюллер.
Китайское посольство в Вашингтоне не откликнулось на просьбу прокомментировать эту ситуацию. Точно так же поступили и правительства многих стран, откуда якобы выдавали китайских подданных. Представитель австралийской федеральной полиции не ответил на вопрос о выдаче людей, однако указал на результаты расследования 2000 года, которое пришло к выводу, что прозвучавшие утверждения не имеют под собой оснований.
ЦРУ и Госдепартамент посоветовали обратиться с вопросами о якобы имевших место случаях насильственной репатриации в Министерство юстиции. Представитель министерства отказался отвечать на конкретные вопросы, но сделал заявление общего характера, в котором выразил определенную озабоченность.
»Американское Министерство юстиции не допустит, чтобы Соединенные Штаты превратились в безопасное пристанище для преступников, — написал этот представитель в редакцию «Форин Полиси». — Министерство окажет содействие другим странам, если будут предъявлены доказательства преступных деяний. Но оно не согласится на односторонние меры правоприменения со стороны других стран на нашей территории».
Один бывший высокопоставленный сотрудник американских спецслужб считает, что есть «ясные и убедительные доказательства» мощного давления на проживающих в США людей, в том числе, угроз физической расправы с родственниками, проживающими в Китае, и что это равноценно выдаче таких людей. «В некоторых случаях они делали это наполовину добровольно, а в некоторых — вопреки собственной воле», — говорит он.
В ходе дебатов встал острый вопрос о том, что считать похищением. Это просто применение каких-то препаратов и нападение на похищаемого, или в это понятие также входит угроза физического насилия над человеком и членами его семьи? «Есть случаи, когда это больше похоже на явную выдачу человека властями США», — сказал другой бывший сотрудник спецслужб.
Но один из бывших руководителей американской разведки утверждает, что эти случаи не являются настоящей «выдачей», и что к ним следует относить только реальные похищения людей, как это было в Австралии. «Есть большая разница между похищением и оказанием давления, между тем, когда похитители ломают дверь, силой уводят человека прочь и при этом говорят ему: либо ты поедешь с нами, либо мы убьем твоих родственников во Внутренней Монголии», — говорит этот бывший руководитель.
Он же настойчиво утверждает, что свидетельств такой «чрезвычайной экстрадиции» из США не существует. Это был бы «огромный скачок» со стороны китайских спецслужб, если бы они от тактики мощного давления перешли к реальным похищениям людей из США, говорит этот человек. «Вы хотите приехать к нам в страну и начать красть и убивать людей? Только попробуйте!»
Но многие представители американских спецслужб согласны с тем, что Китай проводит мощные кампании по оказанию давления на людей, используя методы прямых угроз в адрес людей и членов их семей, дабы вынудить живущих в США китайцев вернуться на родину. По словам бывших американских контрразведчиков, один такой случай произошел около пяти лет тому назад в Калифорнийском университете в Беркли, где учился аспирант из Китая, который неожиданно исчез. Были улики, указывающие на то, что этого человека забрали против его воли, сказал один из бывших представителей спецслужб. (Другая жертва училась в Тихоокеанском северо-западном университете, а третья проживала в районе Бостона.)
«Мы посчитали, что кого-то из родственников этих людей взяли в заложники — такова была наша теория, — рассказал бывший контрразведчик о студенте из Беркли. — Мы даже не пытались найти подтверждение этому. Китайская община хранила полное молчание в этом вопросе».
Еще один выходец из Китая рассказал «Форин Полиси» о том, что пережил он сам и другие люди, которых в 2013 году заставили вернуться в Китай из США. Когда этот человек приехал в свою страну, его два года продержали под домашним арестом.
Подготовка к встречи Си Цзиньпина в Белом доме в Вашингтоне
То, что пережили они, отнюдь не уникально. С момента начала антикоррупционных чисток в Китае власти ведут охоту на жен и детей тех, кто живет за границей. «Они выстраивают треугольник „мать — отец — ребенок“, — рассказал этот китаец, который имеет гражданство одной из западных стран. — В большинстве случаев ребенок не может выйти на своих родителей, и поэтому он оказывается в полной изоляции».
Китайское правительство то выступает с завуалированными угрозами, то призывает людей задуматься о своих семьях. «Они используют разные хитрые фразы, чтобы заставить тебя вернуться или сообщить, когда ты вернешься, типа „Для твоего отца было бы лучше, если бы ты сделал то-то и то-то“ или „Разве ты не желаешь всего наилучшего своему отцу?“», — сказал этот человек. Очень часто агенты китайского государства пытаются взывать к патриотическим чувствам людей. «Они говорят: ты же китаец, разве ты не хочешь помочь своей Родине? А когда они хотят запугать тебя и добиться от тебя подчинения, они говорят: ты стал слишком американским человеком, ты не понимаешь, как обстоят дела в Китае», — добавил он.
Если это не срабатывает, государство переходит к более жесткой тактике действий. «Для большинства людей угроз и тюремного заключения вполне достаточно, — сказал этот человек. — Но если им попадаются по-настоящему твердые мужчины, их подвергают пыткам, либо им угрожают пытками жен и родственников».
По словам живущей в Америке диссидентки Хуан, Китай за последнее десятилетие все чаще прибегает к похищениям людей. «Они ведут себя очень агрессивно», — отмечает она. По ее словам, люди из диссидентских кругов очень боятся. Хуан рассказывает о своих обосновавшихся в США знакомых, которые подвергаются угрозам и принуждению. Одна такая женщина, чьего мужа уже бросили в китайскую тюрьму, отказалась от разговора с репортером «Форин Полиси» даже на условии соблюдения анонимности.
Религиозные и этнические меньшинства также подвергаются давлению. Как рассказал нам уйгурский активист Ильшат Хасан (Ilshat Hassan), который бежал из Китая в 2003 году и обосновался в Виргинии, один китайский полицейский в 2009 и 2010 годах много раз звонил ему в США, и уговорами, а порой и слабо завуалированными угрозами пытался убедить его вернуться. Он отказался и пригрозил позвонить в ФБР. (Был и другой случай с уйгуром, но не в США, а в Египте. Этот человек изучал там богословие. По словам родственника этого человека, который в настоящее время живет в Европе, в конце 2016 года китайские власти уговорили этого уйгура и его жену вернуться в Китай. Когда они вернулись, их арестовали и бросили за решетку.)
Можно дискутировать о том, как называть эти случаи — не предусмотренной законом репатриацией или чрезвычайной экстрадицией. Но следящие за этими проблемами сотрудники органов безопасности заявляют, что такие действия сигнализируют о том, чего нам ждать в будущем. А в будущем Китай может безмерно обнаглеть, направив своих сотрудников из системы безопасности за рубеж, причем даже в США.
В январе по прибытии в Нью-Йорк был арестован бывший сотрудник ЦРУ Джерри Чун Шин Ли (Jerry Chun Shing Lee), имеющий богатый опыт работы в Пекине. Ли, ушедшего из управления в 2007 году, обвинили в неправильном обращении с секретной информацией. В шпионаже Ли обвинять не стали, но его подозревают в том, что он предоставил Пекину информацию об агентуре ЦРУ в Китае. Это был один из самых серьезных провалов американской разведки за многие годы.
Предполагаемая вербовка Ли могла вывести китайских агентов на живущих в США китайцев. По словам трех бывших сотрудников спецслужб, разведывательное сообщество изучает вопрос о том, не привело ли разоблачение Ли к аресту и возможной ликвидации американского агента, который добровольно вернулся в Китай из Сан-Франциско. В другом случае одного жителя США, который вошел в контакт с ЦРУ, когда еще жил в Китае, вынудили вернуться на родину.
Преследование Китаем своих подданных, живущих в западных странах, указывает на наличие у него целой политики, которая вряд ли остановится на границах США. Выступая недавно с речью на партийном съезде, Си Цзиньпин подчеркнул глобальное влияние своего правительства на китайскую диаспору. «Мы будем поддерживать обширные связи с живущими за рубежом китайцами, с возвращающимися китайцами и с их родственниками, сплачивая их, дабы они могли участвовать в общем деле возрождения китайской нации», — сказал он.
«Если это так, то насильственная репатриация станет той политикой, которая вызовет негативную реакцию на действия Китая, — говорит научный сотрудник Джеймстаунского фонда и участник китайской программы Питер Мэттис (Peter Mattis). — Но пока этого не произошло. А западные страны отворачиваются от этой проблемы».
Важный вопрос заключается в том, что произойдет, когда утверждение Китаем своей экстерриториальной юрисдикции войдет в острое противоречие с американскими представлениями о территориальном суверенитете. Один бывший высокопоставленный сотрудник спецслужб, сомневающийся в том, что случаи в США можно назвать «чрезвычайной экстрадицией», тем не менее, выражает обеспокоенность. По его словам, пока китайские агенты не пытаются похищать людей на территории США, но «это вовсе не значит, что они не станут это делать в будущем».
По мнению бывшего китайского дипломата Чэня, проблема сводится к тому, что Пекин готов попирать нормы международного права, когда это соответствует его целям.
«Таков этот режим, — говорит он. — Никогда не знаешь, что еще может произойти».
В подготовке статьи участвовали сотрудники «Форин Полиси», в том числе, Мартин де Бурмон (Martin de Bourmont).
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео