Российская Газета 24 марта 2018

В Мексике открыли памятник Юрию Кнорозову, расшифровавшему письмена майя

Фото: Российская Газета
Композиция воспроизводит известную черно-белую фотографию, на которой он запечатлен со своей сиамской любимицей Аспид, по-домашнему — Асей. Если верить одному из апокрифов, которыми обросла жизнь Кнорозова, Юрий Валентинович не раз пытался записать Асю в соавторы научных статей, однако чопорные редакторы неизменно ее имя вычеркивали, не разделяя эксцентричных порывов гения. В России памятников «русскому Шампольону» до сих пор нет, если не считать барельефа надгробной стелы на Ковалевском кладбище в Санкт-Петербурге. Там в 1999 году основатель отечественной школы майянистики нашел последний покой — так далеко от земли вымершей, но воскрешенной его разумом цивилизации. Недаром считающие себя потомками майя простые жители Мексики и Гватемалы, где Кнорозов все-таки побывал в девяностые годы, встречали седовласого ученого из-за океана с большим почтением — словно великого мага.
Свое гениальное открытие он сделал в 1952 году, буквально не выходя из кабинета. И было ему всего тридцать. «Чтобы работать с текстами, необязательно скакать по пирамидам», — говорил Юрий Кнорозов. Его вывод о наличии у майя фонетического слогового письма был несравнимо более грандиозным, чем Жан-Франсуа Шампольона, прочитавшего египетские иероглифы: в распоряжении француза хотя бы имелись образцы одной и той же надписи на нескольких языках. Диссертация молодого гения, тихо работавшего в послевоенном ленинградском Музее этнографии народов СССР, где он разбирал экспонаты из подсобок и «выбивал туркменские ковры», стала сенсацией далеко за пределами СССР. Американец Эрик Томпсон, так и не смирившийся с тем, что не сумел разгадать письменный код доколумбовой цивилизации, называл последователей Кнорозова «ведьмами, по приказу Юрия летающими верхом на диких котах по полночному небу».
В советском ученом и впрямь было что-то от шамана. И студентом МГУ он изучал именно шаманские практики Азии, что чудом сошло ему с рук. До конца своих дней Кнорозов так и не раскрыл секрета о том, как к нему попали вывезенные из немецких архивов раритетнейшие издания — книга францисканского монаха «Сообщение о делах в Юкатане» и «Кодексы майя» в гватемальской редакции. А в 1945 году ему на глаза попалась статья немецкого профессора под названием «Дешифровка письма майя — неразрешимая проблема». «То, что создано одним человеческим умом, не может не быть разгадано другим», — сказал тогда амбициозный юноша. И оказался прав.
История
Всем места хватит: откуда в Вашингтоне памятники чужим героям
Франко-американский архитектор Пьер-Шарль Ланфан, занимавшийся подготовкой плана строительства Вашингтона в далеком XVIII веке, назвал выбранную для столицы США местность настоящим пьедесталом для памятников. Он и не догадывался, что его слова станут пророческими. Сегодня город буквально «усеян» монументами и мемориалами. В Вашингтоне можно найти немало памятников не только выдающимся американцам, но и иностранным деятелям: Тарасу Шевченко, Тадеушу Костюшко, Симону Боливару, Махатме Ганди, Жильберу Лафайету… Почему так? За ответом обратимся к американской истории. После длительных споров о месте, где будет располагаться столица новорожденного американского государства, отцы-основатели США решили построить новый город, который не принадлежал бы ни одному из штатов и стал бы самостоятельной административной единицей. Столице еще до своего возникновения суждено было превратиться в памятник независимости и свободы. Почти все неамериканцы, которым посвящены многие монументы и мемориалы Вашингтона, признаны символами борьбы за свободу и независимость в своих странах. В один каменный ряд с Джорджем Вашингтоном и Томасом Джефферсоном их поставила идея. Кроме того, иностранцев здесь чествуют не только американцы, но и потомки эмигрантов, которые нашли в Америке свой новый дом, но не забыли историю старого.
Диана Ковалева
Тургеневская барышня
Во французской коммуне Онфлёр стоит памятник… Муму из одноименного рассказа Ивана Тургенева, который часто бывал в здешних местах и встречался с Ги де Мопассаном. Небольшую скульптуру в виде собачки с русалочьим хвостом установили на берегу пруда. Считается, что на этом самом месте доведенный до отчаяния Мопассан несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством.
Комментарии
Читайте также
Названы главные угрозы для мировой экономики
«Недовольный жизнью кот» стал звездой Инстаграма
Президент Турции заявил об угрозе для страны со стороны США
Командование ВМС США сломало порядок ротации авианосцев из-за России