АиФ Ставрополье 7 марта 2018

Война без романтики. На Ставрополье вспоминают героев локальных конфликтов

Фото: АиФ Ставрополье
Их судьбы — в ставропольском проекте «Герои нашей земли».
Пули свистят одинаково
В Минводах шел митинг в честь 75-летия освобождения Кавказа от фашистских захватчиков. Ветеранов благодарили за подаренное мирное время.
«Погодите! Для кого-то это мирное время, а кто-то и сейчас погибает, получает ранения, выполняет боевые задачи», — заявил депутат краевой Думы Сергей Шевелёв.
Он сам воевал за Грозный, освобождал заложников в Буденновске и Кизляре, разоружал террориста в Иргаклах, очищал от бандитов Нальчик. За боевые заслуги Сергей Арнольдович награжден тремя орденами Мужества, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и двумя медалями «За отвагу».
С 2012 года он возглавляет краевое отделение Российского военно-исторического общества. Оно увековечило память многих достойных сынов и дочерей ставропольской земли. На зданиях школ, которые окончили Герои Советского Союза и полные кавалеры ордена Славы, закреплены мемориальные доски. В Минводах и Михайловске установлены памятники Советскому солдату. В Ставрополе появился бюст Евдокии Бершанской — командира легендарного авиационного полка «ночных ведьм».
«Ветеранов самой страшной войны осталось в живых единицы. Но у нас в крае 42,5 тысячи ветеранов последующих войн — в Афганистане, Эфиопии, Анголе, Египте, Вьетнаме, Корее, Чехословакии, Венгрии. Наши военнослужащие принимали участие в 40 вооруженных конфликтах и войнах за эти 70 «мирных» лет. Над ними так же летали пули, и снаряды одинаково взрывались, руки и ноги отрывало, и калечило, и убивало. Среди них 27 Героев Советского Союза и России. 18 награждены посмертно. Недавно мы вспоминали подвиг нашего земляка Владислава Духина, погибшего в Чечне под Улус-Кертом в 2000 году. Но молодежь о нем ничего не знает. Более 600 ставропольцев не вернулись из «горячих точек». Их портреты в этом году понесут в колонне Бессмертного полка на 9 Мая. А многие участники войн и сейчас живут рядом с нами. Это чьи-то отцы, родители, друзья, одноклассники. Давайте вместе расскажем о героях нашей земли», — предлагает Сергей Шевелев.
В тылу у душманов
В Георгиевском районе проект «Герои нашей земли» будет курировать Александр Титоренко. После афганской войны он выбрал мирную профессию — стал ветеринаром. У него прекрасная семья, две дочки. Но не менее важное место в его жизни занимает общественная работа в Союзе ветеранов Афганистана.
«Меня призвали в 1981 году. После «учебки» я попал в разведроту Витебской дивизии в Афганистане. Мы собирали информацию, где расположены душманы, — вспоминает «афганец». — Уже через месяц в провинции Лагман нашей разведгруппе пришлось принять неравный бой. Более двух суток мы под обстрелом сидели в тылу у противника. Несли большие потери: 11 тяжелораненых, четверо убитых».
Оставшихся ребят спасли «вертушки» — вертолеты. За этот бой Александр Титоренко заслужил медаль «За отвагу».
В дальнейшем он не раз был старшим дозора: шел впереди группы, предупреждал об опасностях. Дважды подрывался на БТРах, но чудом избежал ранений. Незадолго до дембеля с помощью местного жителя на территории душманов он нашел схрон с оружием и передал координаты вертолетчикам. Склад уничтожили, а смелого разведчика представили к награде. Увы, он так ее и не получил.
Благодарны «шурави»
Председатель минераловодской организации «афганцев» Евгений Коников служил в провинции Кунар, через которую из Пакистана проникали вооружённые моджахеды.
«Нас группами по 40 человек забрасывали на «точки» на вершинах гор, и мы по месяцу сидели там и передавали сведения о передвижениях караванов сотрудникам спецподразделений. Как только душманы нас замечали, открывали огонь на уничтожение. Выручали только вертолеты», — говорит Евгений.
Самым тяжелым выдался август 1987 года. Моджахеды обстреливали базу батальона в долине реки Кунар каждый день, кроме пятницы.
«Мы ничего не могли поделать. Они постоянно меняли места дислокации, а мы были у них, как на ладони. Асадабад, центр провинции, вообще считался страшным местом. Там было много душманских банд, — вспоминает наш собеседник. — Во время одного из ночных обстрелов я получил очень тяжёлое ранение и почти перед самым дембелем был комиссован».
Евгений перенес три операции, но врачи не смогли вернуть ему полноценное здоровье.
Минераловодского бойца дважды представляли к наградам, однако героя они не нашли: в 1992 году архивные данные по Афганистану спешно ликвидировали.
«Наша страна много хорошего принесла афганскому народу, — считает наш собеседник. — Мы не только воевали, но и возрождали медицину, образование. Афганцы до сих пор вспоминают «шурави» добрым словом. Мы рано оттуда ушли. Моджахеды — те же «игиловцы»*. Мы первые в Афганистане встретились с террористической угрозой, которая сейчас расползлась по всему миру».
У Евгения взрослая дочь и двое маленьких детей, которых он учит любить свою Родину, какой бы она ни была, и верить в Бога.
Непотерянное поколение
У Ремарка, Хэмингуэя, Моэма молодые ребята, пройдя мясорубку войны, оказались «потерянным поколением». Нашим «афганцам», напротив, военный опыт помог занять активную гражданскую позицию.
Сергей Цвиркунов после Афганистана два года служил в милиции, потом возглавил комсомольскую организацию в Железноводске, затем работал в администрации, некоторое время возглавлял завод. Сейчас он заместитель главы города.
18-летним парнишкой Сергей в 1985 году попал в гаубичный полк в Закарпатье. Двух ребят из части отобрали для загранкомандировки «в страну с жарким климатом». Комсомольцы — отличники стрелковой подготовки полгода гадали, куда же их пошлют: на Кубу, в Мозамбик или Анголу?
«Нам хотелось за границу. Война представлялась романтичной. Но когда нас построили в Москве и сказали, что полетим в Афганистан, мы были слегка напуганы. Через несколько часов мы уже приземлялись в Кабуле. Смотришь в иллюминатор, а там — горы, разбитая бронетехника», — память Сергея запечатлела этот пейзаж навсегда. Служить ему довелось сначала в столице страны, в аппарате главного военного советника, а потом в западной провинции Герат.
«Мы организовывали связь, охраняли помещения, сопровождали офицеров в колоннах и отбивали атаки, — рассказывает Сергей. — Впервые было жутко страшно, когда мне пришлось бродить в ночи по незнакомым окраинам Кабула. У нас на пустыре закипела машина, и прапорщик отправил меня искать воду. Казалось, что я ушёл на километры и что прошла целая вечность, пока я наткнулся на какую-ту грязную лужу».
Смерть ходила в Афганистане за каждым бойцом по пятам. Пережитое там навсегда объединило «афганцев».
«У нас возникло настоящее боевое братство. Мы часто собираемся вместе, помогаем друг другу, — говорит Сергей Цвиркунов. — У многих подорвана психика, есть проблемы со здоровьем. Но мы не потерянное поколение. Мы поняли цену жизни. Мы видели, как погибали другие ребята. Живём за себя и за того парня, который не вернулся. Да, часто на наших слётах говорят о депрессиях, но у кого их не бывает?»
Сергей Цвиркунов тоже не получил награду, к которой его представляли. Но ему не менее дороги медаль воина-интернационалиста и орден «За заслуги» от Российского союза ветеранов войны Афганистана.
* ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация
Комментарии
Читайте также
Работы по подготовке к зимнему сезону начались на ж/д вокзалах Москвы
Екатеринбургский горздрав прокомментировал смерть пятиклассника посреди урока
«Таким методом надо школьников гнать на уроки, а не депутатов на заседания»
В микрорайоне «Щ» пропал 13-летний школьник