Ещё

России нужен большой авиационный прорыв 

Фото: Деловая газета "Взгляд"
Президент в послании Федеральному собранию объявил курс на пространственное развитие страны, на повышение общей связанности российских территорий. Действительно, ситуация из рук вон плохая.
Президент в послании Федеральному собранию объявил курс на пространственное развитие страны, на повышение общей связанности российских территорий. Действительно, ситуация из рук вон плохая.
У нас самая большая страна в мире, и территории существуют зачастую как бы независимо друг от друга, и не только отдельные регионы, не только целый Дальний Восток или Сибирь. Но и просто отдельные города и поселки, которые оторваны от цивилизации, не могут получить качественного образования, не могут получить медицинского элементарного обслуживания.
Да что уж говорить там про какие-то такие фундаментальные вещи! Пенсионеры, которые получают пенсию теперь по карточкам, обнаруживают, что банкомат, который у них ставили в селе или поселке, сегодня не работает, а потом не работает еще неделю, или его забывают обслуживать, и пенсионерам приходится ездить по сто, по двести километров в райцентры для того, чтобы просто снять свою пенсию.
Аналогичная ситуация с почтой. Она приходит зачастую с опозданием, к 8 марта люди получают новогодние открытки, письма ходят по полгода, посылки — то же самое.
Даже если говорить про товары народного потребления: в отдаленные деревни изредка приходят автолавки, которые привозят совершенно скудный ассортимент, и люди, что называется, забыты Богом.
Конечно эту ситуацию, терпеть дальше нет никакой возможности, и сейчас в программу пространственного развития страны, в программу повышения связанности территорий, будут вкладываться большие государственные деньги.
В первую очередь, конечно, речь шла об автомобильных дорогах, о повышении их качества. Федеральные трассы действительно приведены в хорошее состояние, сейчас займутся региональными трассами, это уже очень хорошо.
Конечно, всё, что могут, сделают и с железнодорожным транспортом, большие магистрали пойдут, по всей видимости, и по северу России, и соединение с Казахстаном, и соединение с Китаем. Будут расширять Транссибирскую магистраль. Всё это хорошо и замечательно. И, конечно, появятся между крупными городами скоростные поезда типа «Сапсанов», «Ласточек» и так далее.
Но есть транспорт, который для нас был бы наиболее подходящим и менее дорогостоящим, чем железные дороги и автомобильное сообщение.
Приведем простой пример. Между такими северными городами, как Мурманск и Архангельск, существует автомобильная дорога 1 600 километров. По ней нужно ехать 20 часов, чтобы добраться, а железной дороги между этими городами нет, и в ближайшие десятилетия точно не будет.
В то время, как расстояние по прямой между этими городами 590 километров, и по идее обычный самолет спокойно мог бы перевезти людей за 2,5 часа максимум, при этом стоимость билета такого самолета была бы 6 тысяч рублей. Но такие самолеты не летают.
Сейчас для того, чтобы из Архангельска доехать в Мурманск самолетом, ну или из Мурманска в Архангельск, нужно пролетать через Москву и тратить на это 22 часа. Отдельный какой-то прямой рейс периодически запускался, (компания «Ютэйр»), но, поскольку загрузка у людей на такой самолет очень низкая, то и цена билета — 18 тысяч.
Естественно, что при такой цене загрузка и будет низкая, потому что не так много мурманчан и архангельцев вообще собираются летать из города в город, и в принципе готовы платить такие деньги.
Могу привести такой же пример. Между городами Охотск и Магадан 450 километров по прямой. Между Магаданом и Петропавловском-Камчатским 900 километров по прямой. Во все эти города нельзя попасть не то, что железной дорогой, — там она в принципе отсутствует, — но даже автомобильной трассой, которая тоже там отсутствует.
Но если вы хотите из Петропавловска-Камчатского поехать в Магадан, то вам нужно прилететь в Москву, а из Москвы уже лететь в Магадан. Точно так же летают очень многие. Почему-то, например, из Новосибирска в Читу нельзя улететь, а нужно лететь в Москву сначала, потом в Читу уже прилетать, аналогичная ситуация с Красноярском, и так далее. И конечно, это никуда не годится.
Здесь должна использоваться малая авиация.
Не большая, которая требует обязательно большой загрузки, а этой загрузки мы не обеспечим никогда, а особые малые самолеты с небольшим количеством пассажиров — может быть, 10 или 20 человек, не более, которые были бы очень дешевыми в обслуживании и которые могли бы садиться на малые аэродромы. Для них не нужно строить больших межконтинентальных хабов, взлетных полос, которые бы принимали большегрузы, и так далее.
Малая авиация — это спасение для России с ее огромной территорией, которая растянулась на 9 часовых поясов.
Еще раз повторю: транспорт железнодорожный и автомобильный малую авиацию не заменит. На территориях, где суровые и экстремальные климатические условия, как север, Сибирь, Дальний Восток, строительство дорог, хоть железных, хоть автомобильных, никогда в принципе не окупится, тогда как самолеты могли бы возить и почту, и пенсии, деньги, и товары народного потребления, и экстренно эвакуировать больных, например. Ну и, собственно, осуществлять и само пассажирское сообщение.
Малая авиация у нас недоразвита в принципе, у нас даже обычная авиация находится, скажем так, в недоразвитом состоянии. Для сравнения, в 2016 году авиация перевезла 88 миллионов пассажиров. Железнодорожный транспорт — 1 миллиард, потому что мы гораздо чаще пользуемся железнодорожным транспортом, а автотранспорт — 11 миллиардов поездок, то есть в 100 раз больше, чем авиация.
Естественно, что нужно развивать и большую авиацию, но малой авиации нужен отдельный, особый, специальный самолет, так же, как нужно его специально разрабатывать, и нужны соответствующие порты.
Также нужны изменения законодательства, чтобы малая авиация могла спокойно в уведомительном порядке взлетать и садится. Потому что сейчас наши авиационные диспетчерские службы настроены таким образом, что нужно очень долго получать разрешение, и авиационным компаниям невыгодно вкладываться в малую авиацию хотя бы даже по причине того, что слишком много бюрократии связано с ее использованием.
Кроме малой авиации наши расстояния нуждаются и наоборот, в сверхзвуковых самолетах. Напомню, что в СССР существовал Ту-144 и некоторое время даже эксплуатировался. Но после трагедии во Франции, когда такой самолет упал, его производство было прекращено, и он был снят с линий. Французы сделали свой сверхзвуковой самолет «Конкорд», который использовался тоже в течение нескольких лет, но, опять-таки, из-за трагедии был снят с производства, перестал использоваться.
И с той трагедией, кстати, тоже не всё ясно, считается, что это досадная случайность.
Но означает ли это, что мы должны отказаться от производства? У нас есть сверхзвуковые самолеты, которые используются в армии. На их основе, и Путин уже об этом заявил, мы вполне можем сделать и пассажирский сверхзвуковой самолет, чтобы покрывать расстояние, например, от Москвы до Владивостока всего лишь за 5 часов. Это резко повысит связанность территорий.
Вообще Россия всегда была передовой страной в плане авиации. В 20 веке мы сделали огромное количество открытий и в авионике, самолетостроении, в строительстве моторов, но 1990-е годы нашу авиацию серьезно подкосили, почти, можно сказать, убили, она почти находилась в состоянии клинической смерти.
Другого пути, кроме как возрождать авиацию вообще и малую авиацию в частности, у нас нет. В свое время это хорошо видели в сталинском СССР. Авиация тогда была самым прогрессивным видом и военной техники, и транспорта вообще, поэтому в ней видели, и справедливо видели, будущее.
Было открыто огромное количество школ ДОСААФ. Дети постоянно учились прыгать с парашютом, учились водить маленькие самолеты. Летчик — была модная профессия, и была связанная с этой профессией романтика.
Сегодня летчики — это слишком узкая профессия, нет никакой романтики, а на самом деле нам нужно возрождать и спортивные школы, и школы авиации, особенно малой авиации, которые бы учили пилотировать людей малые самолеты, точно так же, как учат пилотировать или водить машины, чтобы люди легко могли получать права и их использовать.
Ничего невозможного в этом нет. В той же Америке, например, огромное количество частных самолетов, аэротакси, и это при том, что Америка по размерам гораздо меньше, чем Россия.
Остается надеяться, что в этот раз призыв президента будет услышан, и эта отрасль получит государственное внимание, и буквально лет через десять, мы будем жить в другой стране.
Олег Матвейчев, профессор НИУ-ВШЭ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео