Forbes.ru 6 марта 2018

Цена дружбы: почему для России США экономически ближе, чем Белоруссия

Фото: Forbes.ru
Соединенные Штаты — больший друг России, чем Беларусь, а страны Евросоюза ближе экономически, чем государства СНГ. На фоне официальной риторики эту утверждения кажутся странными, но их легко проверить, ознакомившись с динамикой внешней торговли.
Лучшие и худшие
По сравнению с мирным, досанкционным 2012 годом, в 2017 году оборот внешней торговли России уменьшился почти на треть (в 2016-м положение было еще хуже), и долларовое измерение дружбы народов, вроде бы, дает основание для риторики осажденной крепости — «враги не желают иметь с нами дело» или даже «пытаются задушить нашу экономику». Но экономическое взаимодействие разительно отличается от страны к стране, явно вырисовываются группы изгоев и приближенных.
«Успехи внешней торговли, особенно в условиях санкций, — индикатор политический дружественности, — говорит украинский политолог Гергий Чижов, — Если торговля развивается выше общего тренда, можно уверенно говорить, что отношения между странами теплые. Если доля в обороте растет, значит, отношения улучшаются. При этом риторика может противоречить реальному положению дел. Но слова политиков часто определяются запросами электората, который можно обмануть. А экономику не обманешь».
Нетрудно догадаться, что среди аутсайдеров торговли с Россией — Украина, товарооборот с которой рухнул в 3,5 раза — с $45 млрд до $13 млрд Но торговля с «деофшоризированным» Кипром (с 1 января 2013 года это государство официально исключено Минфином из перечня офшоров) снизилась гораздо больше — почти в семь раз, а с офшорными Британскими Виргинскими островами — более чем в десять.
Несмотря на общее падение, торговый оборот с пятнадцатью государствами вырос. Среди этих лучших друзей с самыми теплыми взаимоотношениями с МосквойКуба, Вьетнам, Армения. Но возглавляет список Грузия, особых реверансов в сторону которой политический истеблишмент России не допускает. Между тем, торговля с Грузией выросла более чем вдвое, превысив $1 млрд
Политолог, заслуженный научный сотрудник Международного научного центра Вудро Вильсона Блэр Рубле, поясняет, чем могут объясняться «непредсказуемые» успехи Грузии и неудачи офшоров: «Часто политика отстает от экономики, поэтому реальность может не соответствовать теории. Но политика ‒ „независимая переменная“, и она может влиять на экономику, вызывая нетипичные случаи динамики торговли».
Впрочем, с суммой в $1 млрд доля Грузии во внешней торговле России так и не дотянула до 0,2%. Гораздо интереснее ситуация с партнерами, оборот с которыми превышает $20 млрд, а таких стран в 2017 году было лишь семь.
Америка нам ближе Беларуси
Чтобы деятельная, отраженная в реальном экономическом взаимодействии, дружественность была нагляднее, «выпрямим» график процентного изменения торгового оборота с 2012 года, показав отклонение динамики отдельных стран от тренда, задаваемого изменениями торгового баланса со всем миром.
Динамика оборота торговли лишь трех крупных партнеров России отклоняется вверх от «средней температуры по больнице». Несмотря на агрессивную риторику с обеих сторон, дающую иллюзию бескомпромиссного противостояния, торговля с США до 2016 года развивалась лучше, чем вся внешняя торговля России. В 2017 году рост чуть замедлился, и Америке не хватило $5 млрд, чтобы выйти на результат 2012 года.
«Поворот на Восток» тоже заметен — динамика торговли с Китаем наконец-то превзошла успехи экономического сотрудничества с Соединенными Штатами. Более чем сорокапроцентный отрыв от общей тенденции почти перекрыл падение внешнеторгового оборота России и КНР лишь немного не дотянула до результатов 2012 года в абсолютных цифрах. А вот верный друг — Белоруссия — выглядит как бедный родственник, которому весьма далеко до успехов США. С 2012-го по 2015-й объемы российско-белорусской торговли падали быстрее, чем внешняя торговля России в целом. Затем был небольшой отскок, но по итогам 2017-го объем оказался на $8,6 млрд ниже, чем в 2012 году. Важно понимать, что почти девятимиллиардное падение торговли с Россией гораздо сильнее бьет по экономике Белоруссии, чем пятимиллиардное — по экономике США. Для ближайшего соседа и партнера «недостача» превышает 11% от внешнеторгового оборота, а для США — всего лишь чуть более 1%. По мнению ведущего аналитика вашингтонской консалтинговой компании GSA Теодора Карасика, Минск сознательно отрывается от Москвы, чтобы не зависеть от России. «Расчет Лукашенко может быть в создании для его будущего преемника пространства для маневра, пространства, связанного со всем миром, а не только с Россией, — говорит Карасик, — Внешняя политика Белоруссии ориентирована на спокойные двусторонние торговые связи, как с непосредственными соседями, так и с арабскими государствами».
Изломы дружбы
Италия, уверенно державшаяся выше падающего тренда до 2015 года, вдруг резко сдала позиции. Торговля с Турцией приобрела неплохую динамику в 2015-м, но в конце года случился инцидент, известный как «нож в спину», и результаты 2016 года были провальными. В 2017-м торговля с Турцией также шла хуже, чем со всем миром в целом. Торговля с Нидерландами сокращалась ускоренными темпами, причем процесс этот начался за два года на введения санкций.
Германия идет в русле общей тенденции. А дружба со странами СНГ начала остывать еще в 2013-м и с введением санкций ближайшие соседи не сильно поддержали Россию ‒ падение торговли немного замедлилось, но осталось на 15% ниже общего тренда. А динамика торговли со странами ЕС показывает, что, скорее, Европа ‒ больший друг и и более надежный партнер, нежели независимые государства, входящие в содружество.
Конкуренция друзей
Еще одним инструментом для измерения дружбы в финансовом эквиваленте может служить изменение доли партнера в обороте. Рост ее — сродни благосклонному приближению, падение — аналог отстранения.
Профессор Карлова университета Карел Свобода указывает, что политическая риторика может противоречить реальному положению дел: «По моему, все зависит от готовности вводить санкции, или, с другой стороны, углублять сотрудничество, что может быть и вопреки риторике».
С 2012 года опальная Украина утратила более половины — 59% своей доли во внешнеторговом обороте России. Но ненамного отстала и Туркмения, потерявшая 56%.
Среди крупных партнеров лидером по увеличению своей доли, и, соответственно, влияния, стал Китай с приростом в 43%. На втором месте ‒ США (19%), на третьем ‒ Белоруссия (12%). Германия с 2012 года утратила чуть менее 2% своей доли в торговле России, Турция потеряла 9%, Италия — почти четверть, Голландия — 31%.
Что является первопричиной — реальная политика или реальная экономика — вопрос открытый. «Легко понять пути, прямые или косвенные, посредством которых потепление политических и дипломатических отношений между двумя странами может влиять на темпы торговли между ними. Но во многих случаях „потепление“ может быть не причиной, а побочным эффектом расширения торговых отношений. Во многих случаях решающими являются неполитические факторы», — комментирует приглашенный лектор Новой школы социальных исследований Нью-Йорка профессор Джефф Вайнтрауб. Но, вне зависимости от первопричины, Соединенные Штаты оказались лучшим другом России, который только-только начал уступать место фаворита Китаю. А вот дружба в рамках СНГ дальше разговоров не идет. Белоруссия действительно остается России очень близкой и ее позиции несколько лучше остальных членов Содружества независимых государств, но несравненно хуже, чем у Китая и США.
Читайте также
Путин был не прав: мусульманская Индонезия закупила свинину в России Белоруссия занимает в России и не проводит реформы
Комментарии
Читайте также
На строительной площадке в Петербурге рабочего придавило краном
А. Пытина назначена начальником Главного архивного управления Московской области
13 лет строгого режима получил нижегородец за убийство бомжа
На аллее Красного проспекта посадили 125 рябин
Последние новости
Как РАН может помочь бизнесу
Книжный червь. История успеха Джеффа Безоса
Дудь в деле: как сотрудничать с лидерами мнений и не убить бизнес