Российская Газета 1 марта 2018

Барбекю на крыше

Фото: Российская Газета
Сергей Кузнецов о парковках в районах реновации, сносе построек на Манежной площади и других новшествах в столице
В этом году исполнится шесть лет, как 35-летний Сергей Кузнецов занял пост главного архитектора Москвы. Срок не очень большой, но вполне достаточный для того, чтобы посмотреть, а что изменилось в застройке Москвы? Об этом и шел разговор на «Деловом завтраке» в редакции "Российской газеты".
1Убежден: в городе должна быть конкурентная среда среди архитекторов. Шесть лет назад ее не было. Было 10-15 компаний, которые делали почти все проекты, не давая развиваться молодежи. Так возник чудовищный разрыв в поколениях. Архитекторов моего возраста — между 30 и 40 годами, растущих, восходящих или уже ставших звездами, как во всем мире и Европе, в Москве практически не было. Вот почему у нас возникла программа конкурсов и вообще широкая поддержка архитектурных стартапов.
Внедрение механизма международных конкурсов, настоящая честная работа со звездами архитектуры со всего мира уже дали свой результат. Свидетельство тому — престижная международная награда ArchDaily, полученная недавно парком «Зарядье». Для меня как руководителя авторского коллектива проектировщиков — это большое счастье. Теперь уже никто не скажет: знаете, на самом деле ваш парк обычная посредственность, качество подтверждено международными экспертами. Кроме того, парк оценили и простые москвичи, которые с удовольствием теперь гуляют под стенами Кремля, любуются открывшимся с парящего моста видом, которого прежде никогда не видели.
2Изменился подход к планированию. Многие годы в Москве при застройке руководствовались не архитектурными принципами, а, скорее, хозяйственными. Расставляли дома на местности так, чтобы проще было подключить к электричеству и другой инженерии. Сейчас действует иерархия пространства. Это можно видеть на застройке территории ЗИЛа, где четкие границы между кварталом, улицей, площадью, двором, парком, скверами. Они всегда существовали в исторической части города, а в новых районах напрочь исчезли.
3С прошлого года Москва отказалась от строительства домов устаревших серий, тех, что строились еще с 70-х годов прошлого века. О том, что это необходимо, говорили давно, но сдвинуть дело с мертвой точки прежде не удавалось. Помню первое собрание с инженерами, проектировщиками, представителями комбинатов. Сказать, что они восприняли это намерение городских властей в штыки, ничего не сказать. Однако, как мы видим, ничего ужасного не произошло. Рабочие коллективы не разбежались, а перешли на новые рельсы и делают качественную продукцию.
4 Нередко звучит вопрос: серые массивы спальных районов постройки 60-90-х годов…Можно что-то сделать, изменить? Или они останутся с нами на всю жизнь? Могу сказать лишь одно: век любого здания и жизнь города не равнозначны. Все дома рано или поздно будут снесены. Даже египетские пирамиды не доживут до конца света. Например, в Амстердаме заменили на новые высокие здания 70-х годов. Это было еще задолго до московской программы реновации. Но вот пришла очередь сносить и строить заново в Москве.
5 Экспериментальные проекты по программе реновации получились очень интересными и разнообразными. Это и неудивительно, ведь 20 финалистов, допущенных к работе над ними, отобраны из 133 заявок, полученных из 19 стран. Эта московская программа привлекла внимание архитекторов всего мира. Принять участие захотели бюро из Франции, Японии, Германии, Малайзии, Великобритании, Испании… Смело могу сказать: любой из 20 проектов, прошедших в финал, предлагает отличные варианты развития для районов с унылыми 5-этажками.
6Приятно, что в этих проектах много ярких деталей, прежде незнакомых Москве. Например, один из проектов в Царицыно предлагает создать музей «Оттепели». Многие конкурсанты выступают за многофункциональное использование кровельного пространства. Это общемировой тренд сегодня. Например, в Нью-Йорке, если подняться на любую высокую точку, видно, что все крыши зданий так или иначе обжиты. Стоит мебель, растут деревья и кустарники… Даже в таких холодных городах, скажем, как Берлин, близкий нам по климату, на крыше загорают, играют в пинг-понг, делают барбекю…
7Вопрос о парковках… Вызван он во многом тем, что люди склонны сравнивать то, что имеют, не с тем, что реально будет, а с идеальной картинкой, какую им хотелось бы видеть. Вспомним, что в спальных районах, кварталы которых сейчас идут под снос, машино-места планировались в крошечном количестве или не планировались совсем. Парковки, которые есть там, возникли либо спонтанно, либо их сделали потом. Помню, как приходили представители префектуры или управы и выгрызали кусочки земли между деревьями и асфальтировали их под машины. А там, где не асфальтировали, люди сами закатывали машины в промежуток зелени, огораживали цепочкой и говорили: у меня есть парковка. Когда появились платные парковки, платить за них многие не хотели, не хотят и сейчас. Через это надо пройти и понять, что пользование автомобилем стоит денег. Цивилизованное пространство для парковки машин в обновленных районах будет создаваться. Какое-то количество машино-мест разместится в подземном паркинге. Поставить там машину смогут только те, кто заплатит за это. Конечно, по возможности будем расширять количество машино-мест и на улично-дорожной сети.
8И напоследок еще один вопрос от читателей. Площадь перед Курским вокзалом, застроенная безвкусицей в виде торгового центра, навсегда потеряна? Нельзя его снести? Лично я согласен, что пример Курского вокзала, конечно же, чудовищный. Если бы нашлись средства и возможности, то переделать в Москве есть что и помимо его. Например, я бы вспомнил еще Манежную площадь. Она по сути часть Кремля, который сейчас загораживают постройки на ней сомнительного дизайнерского качества. Было бы неплохо и эту площадь вернуть. Просто пока непонятно, как это сделать. Но в любом случае вокзальная история дальше не пошла. Вместо еще одного монстра, например, на Павелецкой площади, который там мог вырасти, утвержден нормальный проект. Наверху — только красивый ландшафтный парк, внизу — большая часть отдана под подземные паркинги и небольшая площадь под торговлю, которая будет востребована жителями прилегающих районов, испытывающими дефицит в продуктовых магазинах.
Комментарии
Читайте также
Квота России на вылов снежного краба в Баренцевом море может увеличиться вдвое
Петр Фрадков назначен руководителем временной администрации Промсвязьбанка
Власти ХМАО наконец-то определились с планами по строительству школ
Кто лишится постов в обновленной команде Путина и Медведева