Российская Газета 22 февраля 2018

Мэрия Костромы, проигравшая суд инвалиду, так и не установила пандус

Фото: Российская Газета
Четыре года и 11 судов
В № 7162 "Российской газеты" от 26.12.2016 года ("Четыре стены Афгана") мы уже писали об инвалиде первой группы Игоре Жулеве, который вот уже несколько лет совместно с женой Татьяной Руцкой пытается добиться создания «доступной среды» в своей пятиэтажке. Однако дело, несмотря на обращение во множество инстанций, вмешательство СМИ, депутатов и облпрокуратуры, никак не сдвигается с «мертвой точки»: инвалид-афганец продолжает оставаться запертым в четырех стенах.
На войну в Афганистане прапорщик Игорь Жулев уехал добровольцем, узнав, что его друг погиб. В конце 1988 года, выполнив задание командования, он вместе с товарищами возвращался на Шиндандский аэродром. По дороге бронетранспортер, на котором он сидел, напоролся колесом на мину. Игоря отбросило на несколько метров. Он сильно ударился о камни головой и спиной и потерял сознание. В результате контузии у Игоря отнялись ноги.
Бывший воин, награжденный медалью «За боевые заслуги», получил бессрочную инвалидность первой группы. Сейчас Игорь Жулев с женой живет в «однушке» на первом этаже костромской пятиэтажки в городке вертолетчиков. От благотворительного фонда «Память поколений», руководит которым космонавт Валентина Терешкова, афганец получил современное кресло-коляску. Но пользоваться ею он из-за отсутствия пандуса не может. От постоянных поднятий тяжестей у его жены Татьяны начались проблемы с позвоночником. Женщина опасается: если в ближайшее время у них в доме не появится пандус, Игорь окажется полностью отрезан от внешнего мира.
— Я четвертый год бьюсь из-за пяти ступенек. Прошел 11 судов! На 12-е заседание решение вынесли в мою пользу. Прошло три месяца, как администрацию Костромы обязали сделать пандус. Но его как не было — так и нет, — рассказывает бывший солдат.
На выход через балкон
Иск прокурора города, поданный в интересах колясочника Игоря Жулева, Свердловский районный суд Костромы удовлетворил в начале октября 2017 года. Рассмотрение дела Жулева, потерявшего способность ходить после контузии, полученной во время службы в Афганистане, продолжалось в суде почти год. До этого в течение двух лет Игорь и его жена Татьяна обивали пороги всевозможных инстанций в надежде сделать пандус в подъезде своего многоквартирного дома. Однако чиновники, сотрудники ТСЖ и соседи по дому отказывали инвалиду в создании безбарьерной среды, ссылаясь на отсутствие нормы в федеральном законодательстве. Первого декабря 2017-го судебное решение об установке пандуса вступило в силу, и контроль за его исполнением взяла на себя Федеральная служба судебных приставов (ФССП).
— Судебный пристав приняла дело 7 декабря. Мы сами поехали к ней с документами. Крыльцо в их здании для инвалидов совершенно не приспособлено. Игоря на коляске туда пришлось затаскивать с большим трудом. Но добиться исполнения решения нам никак не удается. Пристав написала в мэрию запрос, и с тех пор — тишина, — рассказывает Татьяна.
Ожидая прихода строителей, Игорь и Татьяна изучили все конструкции пандусов, доступные в Интернете, и решили, что самым удобным был бы разборный вариант челябинского производства, который стоит 89 тысяч рублей. Однако власти почему-то настойчиво предлагали обустройство дорогих и неудобных капитальных конструкций.
Обращения, написанные Игорем и Татьяной в различные структуры по поводу злополучного пандуса, уже не помещаются ни в какие самые толстые папки для документов. После очередных писем в ФССП и Общественную палату в дом к Игорю Жулеву пришла комиссия.
По мнению специалистов, подъезд пригоден для обустройства в нем пандуса, нужно лишь желание чиновников
— Чиновники с порога нам объявили: «Мы пришли вам сообщить, что сделать ничего нельзя: ваш дом не соответствует строительным правилам», — посетовал инвалид.
Как пояснила начальник управления капстроительства администрации Костромы Светлана Соловьева, мэрия рассматривала несколько вариантов. Неудобство заключается в том, что при установке пандуса крыльцо дома придется серьезно реконструировать.
— Длина предполагаемого пандуса должна составлять ориентировочно 15,6 метра, что недопустимо — крыльцо расположено в охранных зонах инженерного обеспечения. Здесь проходят телекоммуникационные и канализационные сети, а также газоотведение, — сообщила она.
Члены комиссии предложили инвалиду и его жене устроить выход из дома через балкон на первом этаже, проложив гигантский тридцатиметровый пандус через все цветники и клумбы соседей. Однако на это предложение жильцы не согласились.
— Дом, в котором мы живем, — панельный, в нем все стены — несущие. Ширина дверного проема при выходе на балкон — на 10 сантиметров уже, чем необходимо для проезда инвалидной коляски. Строительные нормы запрещают снос несущих стен. Это создаст опасность для жителей всего дома. Мы никому неприятностей создавать не хотим. Нам предложили хранить коляску с электроприводом на балконе. Но это невозможно: аккумуляторы на морозе портятся. В акте обследования помещения мы написали, что нас устроит любой выход через подъезд и не устроит выход через балкон, — рассказали Игорь и Татьяна.
Прецедент в Костроме
Весной 2017 года на встрече в мэрии вместо установки пандуса чиновники пошли на радикальный шаг, предложив неугомонному инвалиду и его жене и вовсе переехать из своего дома в другое место. Однако супруги не согласились.
— Я привык к этому району, к своей квартире. Здесь живут мои товарищи, друзья. Мы с женой совершенно не хотим никуда переезжать из-за того, что чиновники не желают делать в доме пандус, — пояснил Жулев.
Получив отказ в установке разборного пандуса, Игорь Жулев обратился в строительную лабораторию, которая выдала заключение о том, что сейчас строительные правила и нормы для создания «доступной среды» в зданиях предполагают понятие «разумное приспособление». Когда возводилось большинство домов, требований об обязательном устройстве пандусов не существовало. По мнению специалистов, подъезд инвалида вполне пригоден для обустройства в нем «доступной среды», для этого нужно лишь желание чиновников и согласование конструкции с органами соцзащиты и общественными объединениями инвалидов. Эксперты строительного контроля в своем заключении указали, что пристройка пандуса к подъезду дома Жулева не нарушит градостроительных норм, поскольку входной узел здания уже находится в охранной зоне коммунальных сетей.
— Устройство разборного пандуса позволит при необходимости обеспечить доступ к трубам без значительных затрат по сносу, — сообщили представители строительной лаборатории.
Дело Игоря Жулева стало прецедентным в истории Костромы. По данным властей, только в поселке Новом по соседству с Жулевым проживают еще восемь инвалидов-колясочников, которые также нуждаются в создании безбарьерной среды. В организациях по защите инвалидов предполагают, что у властей есть опасения, что вслед за Жулевым в суд пойдут и другие колясочники, и пандусы придется делать во многих зданиях…
— Нам очень не хватает общения. Игорь хочет вести активный образ жизни. Он организует выставки, посвященные памяти героев-афганцев. Мы очень хотим, чтобы власти не навязывали нам то, что заведомо неудобно, а наконец нас услышали, — заключила Татьяна.
Комментарий
Александр Манелов, юрист Всероссийского общества инвалидов, специалист по «доступной среде»:
— Я пытался выяснить в департаменте ЖКХ и управлении строительства, кто отвечает за решение этого вопроса. Оказалось, что нет конкретного лица, кто бы курировал этот вопрос. В результате мы видим одни отговорки вместо решения проблемы. В подъезде этого дома можно сделать откидной пандус с электроприводом. Цена вопроса — около 300 тысяч рублей. Он не нарушит путей эвакуации, если переоборудовать перила, а на улице можно сделать разборный пандус на болтах, как в Большом театре. На мой взгляд, здесь проблема заключается в отсутствии желания отдельных исполнителей.
Между тем  Накануне очередной памятной даты, посвященной выводу советских войск из Афганистана, Игорь Жулев за свой счет напечатал серию памятных почтовых конвертов. На одном из них размещено фото солдата в инвалидном кресле и стихотворение Татьяны Руцкой, в котором есть такие строки: «На поле брани бросили солдата, //А он ведь с вами шел в одном строю. // Он инвалид, и в том не виноват он, // Что выжил там, а не погиб в бою». Один из таких конвертов на встрече 15 февраля Игорь Жулев передал главе Костромы Юрию Журину.
Комментарии
Читайте также
Музыкант рок-группы Animal ДжаZ был задержан сотрудниками таможни в аэропорту Петербурга
Что на самом деле означает слово «Кавказ»
RT побывал в Центре соколиной охоты
Клинцевич ответил на обвинения в причастности России к протестам во Франции
Последние новости
Трамп радуется, наблюдая за конвульсиями кабинета Макрона
Косачев: Франция вступила во всемирную "лигу неудачников"
Южный обход Калуги соединил три федеральные трассы