Ещё

«Там какая-то бездушная машина, на той стороне нашей коммуникационной трубы» 

Фото: Индикатор
За что профсоюз работников РАН похвалил ФАНО, почему опасно перевыполнять госзадание по научным статьям и сколько денег нужно академическим институтам, чтобы нормально работать, рассказали активисты профсоюза работников РАН. Подробности — в материале Indicator.Ru.
В 2018 году расходы на фундаментальную науку в сравнении с прошлым годом увеличились почти на четверть — на 30 миллиардов рублей. В профсоюзе работников Академии это повышение связали с летними акциями научных работников (об одном из митингов Indicator.Ru сделал репортаж).
«На митинге, который был летом, который мы провели, который очень хорошо освещался средствами массовой информации, удалось добиться существенного сдвига, мы, наверное, одна из немногих организаций, получили существенную добавку в финансировании», — заявил председатель профсоюза работников РАН Виктор Калинушкин. Но 30 миллиардов оказалось недостаточно, чтобы выполнить майские указы президента Путина: довести расходы на науку до 1,77% ВВП и повысить зарплаты научных сотрудников до двух средних по региону.
«Уровень финансирования фундаментальной науки в 2018 году в сопоставимых ценах, то есть с учетом инфляции, будет ниже, чем в 2014-м», — рассказал руководитель аналитического центра профсоюза работников РАН Евгений Онищенко. Расходы федерального бюджета на фундаментальные исследования в отношении к ВВП составят в 2018 году 0,15%.
Мы, извините, отстаем от Мексики и ЮАР. В ЮАР 0,17% ВВП расходуется на фундаментальные исследования, в Мексике — 0,16% ВВП.
Что касается затрат на исследования и разработки в целом, то по последним официальным данным (2016 год) они составили 1,1% ВВП, утверждают в профсоюзе.
Формальное выполнение майских указов привело к резкому разрыву в уровне зарплат, в зависимости от того, в каком регионе расположен институт. «Несколько регионов вообще ничего не получили в силу того, что там невысокие заработные платы, а в указе президента говорилось о двойной средней зарплате по региону», — рассказал Калинушкин. Зарплаты изменились в основном в институтах Москвы и Санкт-Петербурга, но не у всех категорий научных сотрудников. «Возникла напряженная ситуация в тех коллективах Московских и в Санкт-Петербурге, которые большие деньги получили. И действительно у научных сотрудников зарплата выросла, а у остальных категорий сотрудников не выросла. Это и заведующие лабораториями, и ведущие инженеры, исследователи, аспиранты», — отметил Калинушкин.
Чтобы выполнить майские указы, институты идут на ухищрения со ставками. «Нам надо, согласно майским указам, чтобы наша средняя зарплата научных сотрудников составляла 130 тысяч рублей. Зарплата младшего научного сотрудника, как вы знаете, составляет около 15 тысяч рублей. Нам дали дополнительные деньги. Мы распределили их согласно публикационной активности наших сотрудников. У нас получилась довольно большая контрастная линейка. Но когда мы считаем среднюю, у нас получается 60 тысяч, то есть в два раза меньше, чем нужно по майским указам, даже с учетом этих огромных вливаний. Это означает, что мы должны либо сократить половину сотрудников, либо всех сотрудников перевести на 0,4 или 0,5 ставки. Большинство институтов это уже сделали, мы это еще не сделали. Что мы будем делать, я не знаю», — рассказала директор Института географии РАН Ольга Соломина.
Увеличение финансирования привело к тому, что ФАНО увеличило и требования к количеству публикаций институтов, что вызвало резкое недовольство ученых. В Агентстве согласились пересмотреть требования к госзаданию. Однако ученым следует быть осторожными и не перевыполнять завяленные показатели, рассказал Калинушкин. Например, если институт должен опубликовать 20 статей в базе данных Web of Science, а опубликует больше, то у него могут возникнуть проблемы с Министерством финансов.
Если вдруг вы опубликовали не 20 [статей] в числе 100, а 40, то этот отчет Минфином принят не будет. При этом со словами, что это коррупционная составляющая, вы занизили условия свой работы. Это чисто механический подход.
Что предложил профсоюз
Активисты профсоюза работников РАН подсчитали, что для нормальной работы институтам нужно в два раза больше денег. «Общая сумма этих позиций, по нашим оценкам, составляет примерно 160 миллиардов рублей. При нынешнем финансировании госзаданий на уровне 85 миллиардов рублей это примерно двойное увеличение», ¬— заключил Калинушкин. При этом ученые призвали к тому, чтобы деньги выделялись стабильно. «Дерготня — когда то прибавляют на 20%, то на 40% срезают, — абсолютно неприемлема для финансирования фундаментальных исследований, для реализации тех самых крупных проектов, о которых недавно говорили на заседании президентского совета. Все это требует долгосрочного стабильного финансирования», — пояснил Онищенко. «Невозможно, чтобы в один месяц вы получали столько денег, а в другой месяц — в три раза больше. А в третий месяц вы вообще не знаете, сколько вы получите и хватит вам заплатить налог за землю или не хватит. Базовое финансирование должно быть обеспечено на определенном уровне. А уже что вы заработаете своими грантами или внебюджеткой — это ваше дело», — заявила Соломина.
В профсоюзе также отметили, что именно система госзаданий приводит к перебоям с поступлением денег в институты, особенно в начале года. «Госзадание может быть выделено в течение квартала. В принципе ФАНО имело полное юридическое право выделить деньги в марте. Слава богу, ФАНО чувствует моральную ответственность и делает все возможное, чтобы все быстро было», — рассказал Калинушкин.
Ученые предложили поменять схему распределения денег по госзаданию. «Это выделение средств на научного работника, это расширяет категорию и включает в нее завлабов по крайней мере, в размере не ниже двух средних [зарплат] по России. Это должно делаться внутри госзадания без учета внебюджетных средств. Это примерно 70 тысяч рублей на научного работника», — отметил председатель профсоюза Виктор Калинушкин. По его мнению, уход от средней зарплаты по региону к средней по стране позволит снять напряженность из-за разницы в зарплатах. Что касается остальных научных работников, то их зарплата, по предложению профсоюза, должна составлять не менее 1,5 от средней по России. Около 30% суммы госзаданий ученые предложили отдавать на коммунальные, эксплуатационные расходы, расходы на исследования и около 30 миллиардов в год тратить на обновление оборудования.
Также директора академических институтов в лице Ольги Соломиной призвали ФАНО более активно общаться с институтами и разъяснять свои требования. «Есть ФАНО, которое наш учредитель, которое ежедневно нам поставляет какие-то бумаги, что мы должны ко вчерашнему дню какой-то отчет сделать. Но туда, когда мы обращаемся, мы не понимаем, например, что нам нужно сделать, когда мы пытаемся выяснить это, мы ничего выяснить не можем. Мы вообще не знаем, к кому обратиться».
Там какая-то бездушная машина, на той стороне нашей коммуникационной трубы. У нас есть куратор, который обычно идет к своему куратору, который идет к своему куратору, чтобы выяснить ответ. В некотором случае мы получаем некоторые устные разъяснения. При огромном обилие бумаг, которые мы получаем из ФАНО, мы никогда не получаем письменных инструкций. И это удивительно.
Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.
Комментарии  Ещё 1 источник 
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео