Свободная пресса 20 февраля 2018

Как расстреливали «Беркут»: Пуля снайпера попала Коле под каску

Фото: Свободная пресса
С каждым годом все больше доказательств, что бойня на Майдане 20 февраля 2014 года была организована украинской оппозицией. То есть теми, кто находятся сейчас у власти и всеми силами стараются скрыть правду. Погибших участников государственного переворота назвали «Героями Украины», жертвами кровавого режима. Ежегодно проводят поминальные мероприятия на государственном уровне. Правоохранителей, истинных героев, пытавшихся спасти страну от развала и войны, убитых на боевом посту, вспоминают близкие родственники, друзья и сослуживцы. Но победившему Майдану не нужны герои, стоявшие на страже закона.
Прошло четыре года, а убийцы, расстрелявшие милиционеров во время «мирных» акций, так и не найдены. Когда у начальника департамента специальных расследований Сергея Горбатюка, много рассказывающего об очередных «доказательствах» вины «Беркута» в расстрелах «Небесной сотни» и, по сути, руководящего фабрикацией этих уголовных дел, спрашивают, кто стрелял в милиционеров, он отделывается общими фразами и прячет глаза.
Мария Трофимовна Симисюк, мать погибшего на Майдане Николая Симисюка, сотрудника специальной роты ПМОН «Беркут» г. Киева, вспоминает о сыне:
— Коля всегда был целеустремленным человеком. Помню, когда у них в полку сказали, что можно поехать в Крым для сдачи на краповый берет, он тренировался до «седьмого пота». Вообще ему нравилось быть военным. Бывало, приедет домой. Наденет новую форму. И говорит мне: «Мама, а ну посмотри, как сидит. Нигде ушивать не надо?».
«СП»: — Ваш сын 20 февраля на Институтской был в составе специальной роты «Беркут», которую позже Аваков назовет «черной ротой»?
— Да. По рассказам сослуживцев, они прикрывали отход внутренних войск и сотрудников «Беркута» с Майдана по улице Институтской. С баррикад по милиционерам открыли огонь, и безоружные бойцы спешно покидали позиции, а за ними гнались радикалы.
В 8.30 Коля позвонил брату, успокоил его, что все в порядке. А около девяти его не стало. Пуля снайпера попала под каску в лоб, и почти сразу вторая — в ногу. Товарищи на руках вынесли его тело из-под огня. На момент гибели сыну было 27 лет. Собирался жениться.
«СП»: — После потери сына, погибшего при выполнении своего служебного долга, вам оказывается какая-либо помощь со стороны государства?
— Ой! Да какая там поддержка. Выплатили страховку, за которой пришлось еще и побегать. Еще предоставили льготу на 158 кубов газа в год. Я ведь в частном доме живу. После забыли. Спасибо районному отделу Теофипольской полиции — помогают.
«СП»: — Сослуживцы сына не забывают вас?
— Колины коллеги и друзья меня не забывают. Помогают все, кто разделяет наше горе. Ведь доброе слово и сочувствие — тоже помощь.
20 февраля в полку, где служил сын, всегда проходит панихида. Бывшие сослуживцы приезжают на могилку Коли, чтоб помянуть его. И ему рюмку водки с черным хлебом поставят…
Все же один раз государственные органы вспомнили о погибшем милиционере. 20 марта 2015 года в главное управление пришла повестка: Николая Симисюка вызывал на допрос следователь ГПУ в связи с обвинением в избиении студентов на Майдане 30 ноября 2013 года.
Сергей Цвигун, сотрудник запорожского «Беркута», получил смертельное огнестрельное ранение 18 февраля 2014 года. Его мама Татьяна Михайловна рассказывает:
— Слезы все я выплакала в первые два года после гибели сыночка. Сергей добрый был, ласковый. Иногда сижу, расстроенная, а он подойдет, обнимет меня, прижмется — и давай что-то веселое рассказывать. Смеется. Смех у него тихий такой, заразительный. И уже вроде на душе веселее. Сильное у него было чувство товарищества. Он часто говорил: «Самое главное — держаться друг друга».
«СП»: — Вместе с Сергеем в командировке во время Майдана был и его старший брат Виктор…
— Они вдвоем служили в «Беркуте», и в Киев вместе поехали. Сережа последний раз домой приехал в январе, когда их на недельку отпустили. В следующий раз уже Виктор привез домой тело брата. Он и рассказал про обстоятельства смерти Сережи.
Все произошло в ночь на 19 февраля. Запорожский «Беркут» находился напротив Дома профсоюзов прямо посреди Крещатика. Выстрел прозвучал или со стороны гостиницы «Украина», или с консерватории. Пуля, как говорил Витя, калибром 7.62 пробила Сергею правое легкое. Ребята сразу отнесли раненого в «скорую». Он еще по дороге шутил с ними. Позже сообщили, что умер на операционном столе, не приходя в сознание.
«СП»: — Кроме друзей и сослуживцев в последний путь Сергея пришли проводить руководители запорожской администрации и начальник милиции. Губернатор обещал назвать в честь вашего сына школу и улицу, а мэр Александр Син — оказать поддержку семье. Это все так и осталось обещаниями?
— Администрация и милиция помогли тогда с похоронами. На тот момент еще не ясно было, какая власть будет в стране. Губернатор Александр Пеклушенко потом покончил жизнь самоубийством. А «Беркут» оказался врагом. Все сразу и пропали. Мне выплатили единоразовую помощь — страховку. Назначили пенсию по утере кормильца, за которой пришлось оббивать пороги кабинетов чиновников. Льготы на оплату коммунальных платежей сначала дали, потом их отменил Яценюк, тогдашний премьер. С нынешними ценами на продукты и коммуналку еле выживаем.
«СП»: — В прошлом году в честь Сергея Цвигуна в Запорожье проводился турнир по боксу.
— Спасибо ребятам из ветеранской организации запорожского «Беркута» и неравнодушным людям: не забывают моего сыночка. Каждый год устраивают турнир «Памяти Сергея Цвигуна». Сейчас, после скандала, устроенного «патриотами» в 2017 году, когда на турнире дарили книгу «Непокоренный „Беркут“», соревнования проводятся в узком кругу, без освещения в прессе.
Поминаем Сергея 19 февраля. На кладбище приходят друзья, сослуживцы. Там и вспоминаем, каким он был. Каждый рассказывает что-нибудь хорошее о Сереже…
Забыв о помощи матери Сергея Цвигуна, государство не забыло о его брате Викторе. Генеральной прокуратурой ему было предъявлено обвинение в превышении служебных полномочий. Надели электронный браслет, угрожали уволить из милиции. Так следователи пытались заставить бойца дать показания на своего бывшего командира Юрия Калмыкова. Коллектив подразделения и ветеранская организация сумели отстоять Виктора Цвигуна. Помогли ему нанять хорошего адвоката, и милиционер продолжил работать.
За время Майдана погибли 23 сотрудника правоохранительных органов. 932 сотрудника получили ранения (из них 158 — огнестрельные). Многие из раненых не обращались за помощью, опасаясь преследования со стороны прокуратуры и активистов. Сейчас все они забыты, потому что новый режим сделал из них врагов.
Комментарии
Другое , Генпрокуратура РФ , МВД , Киев , Мурманск
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
С медовым привкусом. Программа фестиваля «Бирское яблоко» в 2019 году
Последние новости
13 триллионов для диктатуры, которая будет после Путина
Россия в глубокой тайне спасает авиапром Украины
«Газпром» - действительно «национальное достояние». Но чье?