Деловая газета «Взгляд» 19 февраля 2018

Головастые и рукастые люди есть, а дышим в затылок Румынии с Кипром

Фото: Деловая газета "Взгляд"
«Поддержка инноваций», возникнув в России 8 лет назад как политический пиар-проект, несет в себе какие-то родовые травмы и комплексы. Что это? Как говорят психологи, рано или поздно нам придётся «поговорить об этом».
Отсутствие в России содержательной постановки целей для инновационных проектов превращается из проблемы роста в дурную традицию. «Поддержка инноваций», возникнув восемь лет назад как политический пиар-проект, несет в себе какие-то родовые травмы и комплексы.
Что это? Загадочная российская боязнь успеха? Неверие в возможность достойно конкурировать с молодыми акулами из Массачусетского технологического института и других центров мировых инноваций?
Как говорят психологи из анекдотов, рано или поздно нам придётся «поговорить об этом». Хотя бы потому, что уже 93% наших предприятий зависят от импорта комплектующих и сырья. Это в условиях жесточайшего международного прессинга.
Вот только учиться держать спину ровно, а голову прямо, нам предстоит у тех же западных и восточных конкурентов. Впрочем, как всегда.
Несмотря на устойчивые мифы о хитроумных «русских изобретателях», в мировой табели о рангах наша страна выглядит более чем средне.
The Global Innovation Index за 2017 год, опубликованный Корнеллским университетом, поместил Россию на 45 место по показателю развития инноваций из 127 возможных.
В исследовании, в котором принимала участие Всемирная организация интеллектуальной собственности (структура ООН, регистрирующая международные патенты) Россия с небольшим отрывом опережает Панаму, Черногорию и Тунис, но проигрывает Греции, Румынии и Кипру.
При всем уважении к нашим православным братьям, их сложно отнести к великим научно-технологическим державам.
При этом, за год наша страна сползла на две позиции вниз.
По мнению составителей рейтинга, «ослабление России связано с ухудшением позиций университетов страны в международных рейтингах, уменьшением числа цитируемых трудов и числа поданных патентных заявок».
Еще один ежегодный рейтинг — Global Innovation 1000 опубликовал данные по динамике всемирной инновационной активности корпораций. В список крупнейших публичных компаний планеты вошли только два «россиянина» — «Газпром» (267-е место) и «Яндекс» (431-е место). Ни Роснано, ни РВК замечены не были.
Пальму первенства взяли США и Китай, чьи компании самым активным образом внедряют новейшие технологии и участвуют в разработке технологических решений будущих поколений. С небольшим отставанием от них идут Южная Корея, Тайвань, Япония, Швеция и Швейцария.
При всём при этом, отечественным структурам, ответственным за инновационное развитие, грех жаловаться на недофинансирование.
Например, фонд «Сколково» за годы существования получил порядка 70 млрд рублей. По данным Счетной палаты 94% от общего объема расходов профинансированы из средств федерального бюджета.
Вместе с тем, непосредственно на инновационную деятельность было потрачено в два раза меньше, чем на фонд заработной платы сотрудников. Были и другие моменты, зафиксированные Счетной палатой.
Но мы говорим не о финансовой дисциплине. Речь идет о том, что инновационные проекты, которые пытаются искусственно выращивать в нашей стране, изначально не настроены на получение прибыли.
На словах, в документах и программах, можно прочитать о намерениях выйти на мировой рынок, успешно коммерциализировать технические разработки, но на деле инвестиции выходят в трубу.
В том же Сколково 47 организаций, освоивших гранты на полтора миллиарда рублей, не получили за несколько лет никакой выручки.
К примеру, «Protection Technology Research» получила грант в размере 25 миллионов рублей на защиту контента для мобильных устройств от пиратства, но, по данным газеты «Московский комсомолец», не выручила ни одного рубля.
Кто-то скажет: уберите коррупционный фактор и все наладится. Но по этому поводу есть большие сомнения.
Многие получатели грантов действительно добиваются финансирования честно, и добросовестно тратят получаемые средства на хозяйственную деятельность, не шикуя, не назначая себе больших окладов. Покупают реактивы, комплектующие и оборудование.
В региональных технопарках можно увидеть дорогостоящие установки, которые купленные на средства грантов.
И они, в общем, не простаивают, делают какие-нибудь нано-напыления или другие высокотехнологичные операции.
Вот только все это к бизнесу прямого отношения не имеет.
Вы можете купить себе на дачу томограф, по выходным проводить диагностику для соседей и друзей. Но это не совсем тот режим эксплуатации нужного и дорогого оборудования, какой предполагает полноценная диагностическая деятельность медицинского учреждения.
То же самое и здесь. Мы читаем отчеты, как, то в одном регионе, то в другом открывается новая технико-внедренческая зона, как перерезают ленточку на крыльце юбилейного двадцатого или тридцатого бизнес-инкубатора, как заманивают инвестора в свободную экономическую зону с инновационным уклоном. Но проекты, как говорят, «не летают».
В чем же дело? Деньги есть, головастые и рукастые люди есть, а все равно дышим в затылок Румынии с Кипром?
Главная болезнь — неквалифицированное управление проектами по поддержке инноваций.
Распределить деньги, не стремясь к кратной отдаче — не большая наука. Выбрать перспективный проект, полноценно поработать с инициаторами стартапа, а не просто дать ключи от офиса в технопарке и закупить по списку дорогих агрегатов. Оценить мотивацию, не говоря уже о том, чтобы серьезно вместе потрудиться над целеполаганием, бизнес-стратегией, помочь в ее реализации. Проявить полную вовлеченность в общее дело. Такое встретишь нечасто.
Инновации не растут как трава в поле. И далеко не всегда талантливый изобретатель способен продать свой продукт. Надежды на инвестора в этом смысле мало, поскольку наличие денег не предполагает обязательной квалификации в продвижении высокотехнологичных товаров и услуг.
Если коротко: нет реальной потребности в конечном результате.
Государственные органы и региональные власти рады, что технопарк заполнен компаниями-резидентами, какие-то лампочки загораются, пробирки булькают, а бухгалтеры фондов-доноров не имеют претензий к отчетным финансовым документам. Красота! Что еще нужно?
Не стыдно показать даже федеральным министрам. Пригласить федеральное же телевидение, снять картинку. Все равно, они не спросят, сколько и какого товара продала компания молодых инноваторов, и как это соотносится с общими вложениями.
Неизбежно мы вынуждены посмотреть за рубежи наших границ. К сожалению, с плохо подавляемым чувством зависти.
Есть несколько характерных черт инновационной политики США и Европы. Там стимулируют создания совместных предприятий научными институтами и бизнес-структурами. Особенно успешно это реализуется на территории Германии, Великобритании, Дании, Ирландии, Франции и Швеции.
Также среди принимаемых мер: поддержка технопарков и технологических инкубаторов; разрешение госслужащим — сотрудникам государственных научно-исследовательских институтов — участвовать в коммерческой деятельности по внедрению научных разработок (т.е. работать по совместительству, владеть акциями и участвовать в управлении компаниями); налоговые льготы инновационным предприятиям; стимулирование патентования.
Активно действуют профессиональные объединения, в том числе отраслевые, которые день и ночь работают над продвижением национального высокотехнологичного продукта.
Наглядный пример, Photonics Leadership Group — британский «профсоюз» компаний, работающих в сфере фотоники, объединяющий 1500 фирм по всей стране. Эта структура стоит на страже индустрии, стимулирует государство защищать интересы своих членов, продвигает продукцию на мировые рынки.
Некоторые перечисленные инструменты в Российской Федерации тоже задействованы, но реализуются лишь декларативно: снова проблемы с квалификацией и мотивацией. Поэтому, чтобы что-то изменить, надо очень захотеть. На самом высоком уровне.
Александр Семенов, Председатель совета фонда «Фотоника»
Комментарии
Читайте также
Пьяный волгоградец выпал с третьего этажа и остался жив
Street Style: советы по съемке
Travel-лайфхаки от Маши Миногаровой
Волонтеры в РФ помогли найти 1,3 тысячи пропавших без вести в 2018 году
Последние новости
Эксперт расценила лидерство Фургала на выборах как отражение запроса на обновление
Россиянин арестован в Норвегии
Подсчитаны первые голоса на выборах губернатора Владимирской области