Москва24 19 февраля 2018

Детский мат. Бессмысленный и беспощадный

Фото: Москва24
Табуированная лексика, или, иными словами, матерщина, — это всегда плохо или допустимы исключения? О матерящихся современных подростках и классиках русской литературы — в колонке журналиста и мамы троих детей Анны Кудрявской-Паниной.
В одной российской школе, далеко-далеко на периферии, одна старшеклассница то ли на спор, то ли нет прочла на уроке литературы стихотворение с ненормативной лексикой — попросту матом. Стихотворение одного из известнейших поэтов ХХ века — Владимира Маяковского. Как водится, кто-то из одноклассников снял все на видео и выложил в Сеть. Как водится, разгорелся скандал.
На самом деле история эта показательна тем, что любой инцидент, попавший в интернет, обязательно превращается в слона, даже если был мухой. И реакция на такие инциденты, как правило, абсолютно не адекватна совершенному действию: расследования, проверки, увольнения, уголовные преследования, et cetera. Девочку пропесочили, родителей вызвали, учителя осудили (к счастью, не в юридическом смысле слова), в школе началась проверка (интересно, кстати, что именно проверяют, — не шучу, серьезно, интересно).
А еще мне интересно, встречаются ли педагоги и чиновники от образования (ну или кто там сейчас проверяет злосчастную школу?) с детьми, особенно подростками, вне стен учебных заведений? Ну вот просто ходя мимо по улицам? Я — каждый день. И то, что я слышу, пугает и огорчает меня гораздо больше, чем стихи Маяковского на уроке литературы. Вчерашний пример: пара юношей лет шестнадцати обсуждали по дороге из школы задание на завтра. Я услышала всего пару фраз, но, если бы мне захотелось процитировать их здесь, я бы не смогла: кроме многоточий в цитате осталась бы пара предлогов.
Подростки матерятся бессмысленно и беспощадно. Из протеста, желания доказать свою взрослость и крутость (а все запретное, конечно, круто). Потому что их переполняют эмоции и они не могут их выразить иначе. И еще по одной причине. Интернет? Тлетворное влияние Запада?
Наши дети ругаются матом, потому что мы на нем разговариваем. Согласно опросу ВЦИОМа (десятилетней давности, но не думаю, что что-то радикально изменилось), 61% россиян регулярно использует ненормативную лексику в речи. А я так думаю, что число это еще очень сильно занижено. А более свежий, прошлогодний, опрос показывает, что 44% считают, что сквернословить можно, а еще 10% относятся к этому снисходительно. Коррелируются эти данные друг с другом и реальностью более чем.
А детям запрещают материться. Это правильно? Безусловно. Но они все равно делают это.
Нецензурная, обсценная, табуированная лексика — часть нашего языка и, да, культуры. Я знаю множество людей, не приемлющих ее ни в каком виде, и не меньшее количество высоко культурных и образованных людей, виртуозно владеющих искусством мата. Да, это тоже может быть искусством и органично вплетаться в речь. И, как и во многом другом, определяющий фактор — это культура владения этим пластом русского языка, мера и уместность использования. Я знаю, со мной многие не согласятся. Но я уверена (и как филолог в том числе): мат мату рознь. Он может быть мерзким и грязным, в прямом смысле скверной. Он может быть дурной привычкой, сложившейся по бедности языка: четыре слова, а выразить ими можно почти все.
Но он может быть и выразительным средством в литературе. И я сейчас не о современниках вроде Лимонова, Пелевина и Сорокина, я вовсе даже о классиках — Пушкине, который наше все, народном поэте Некрасове, хулигане Есенине и рупоре революции Маяковском.
К сожалению, та речь, которая окружает нас и наших детей повсеместно и ежедневно, вне зависимости от нашего отношения к нецензурной лексике далека от образчиков высокого стиля.
Старшеклассница, читавшая Маяковского, говорят, хотела таким образом показать, что он плохой поэт. Получила она, кстати, «тройку» за отвратительное чтение. Девочка хихикала, краснела, смущалась. Все правильно, потому что она знает только «темную» сторону мата. С ней и пришла на урок.
Эта история, на мой взгляд, вся сплошная нелепица. Нелепый поступок, нелепая реакция. Но ожидаемая и предсказуемая. И теперь девочка в глазах сверстников — герой, который матерится прямо на уроке, а для школы это ЧП. Пройдет проверка, кого-то накажут. А что изменится? Ничего. А что если бы педагогам пришло в голову использовать выходку подростка в образовательных и просветительских целях? И провести урок на тему табуированной лексики как части русской словесной культуры? Когда табу с чего-то снимается, иногда исчезает и флер привлекательности этого самого запретного действа. Нет, я не идеализирую подростков. Но я в них верю. Материться не перестанут, конечно, но, может, хотя бы что-то поймут, кроме того что Пушкин и Маяковский в своих стихах иногда сквернословили.
Комментарии
Читайте также
Асад окружил американскую базу в Сирии
Симферополь они называют Акъмесджит и плюют на Вечный огонь
Американский посол обеспокоился уровнем коррупции в Косово
В Омске на День города будет грандиозный фейерверк