В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Александр Мишарин: РЖД могут возобновить строительство ж/д в Ливии

О том, какой участок ВСМ в России может стать первым, когда начнут электрификацию железной дороги в Иране, будут ли возобновлять строительство железной дороги в Ливии, а также о том, где могут создать железнодорожного оператора и на какие новые зарубежные рынки выйдут, в интервью РИА Новости рассказал первый заместитель гендиректора компании .

Александр Мишарин: РЖД могут возобновить строительство ж/д в Ливии
Фото: РИА НовостиРИА Новости

— Вы говорили, что РЖД планируют начать строительство первого участка высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва-Казань в первом полугодии 2018 года. В каком месяце планируется начать строительство ВСМ? Какие еще процедуры необходимо завершить или какие документы утвердить или подписать, чтобы начать его?

Видео дня

— Долгосрочной программой развития до 2025 года предусмотрено развитие высокоскоростных магистралей, в том числе реализация ВСМ Москва — Казань. Проектирование заканчивается. Получено положительное заключение технологической службы аудита. Идет поэтапная выдача экспертизы. Сейчас мы рассматриваем первые два пилотных участка, по которым нам поручено подготовить документы для принятия решения. Первый пилот — это Москва — Владимир с выходом на действующую инфраструктуру до Нижнего Новгорода. Его старт позволит нам отработать технологию и запустить проект, начать выкуп земли и строительство.

Макет скоростного поезда на открытии информационного центра ВСМ "Москва – Казань" в городе Казани

На состоявшемся совещании у заместителя председателя нам поручено проработать вариант строительства сразу до Нижнего Новгорода, рассчитать его стоимость. На этой неделе состоялось совещание в и до 26 февраля мы должны представить предложение. После этого будет решено, какой из участков будет первым: из Москвы до Владимира или до Нижнего Новгорода. Но еще раз хочу подчеркнуть, что оба эти проекта — это пилотные участки Москва — Казань; а в целом Москва — Казань мы рассматриваем как часть большого проекта "Евразия".

rightПоэтому, отвечая на вопрос, когда начнется строительство, я говорю: в первом полугодии. А в каком месяце? Нам поручено до 26 февраля представить все в правительство для того, чтобы правительство определилось с пилотным проектом и со сроками внесения частно-концессионной инициативы. Надеюсь, что это все завершится в марте-апреле.

— То есть получается, что строительство уже в мае можете начать?

— Мы рассчитываем, что приступим к изъятию земли и подготовке территории к строительству в первом полугодии.

— А когда сами строительные работы можете начать?

— Подготовка территории строительства, то есть вынос коммуникаций и другие работы — это и есть стройка, старт проекта. Этому этапу посвящена первая глава строительной документации, это уже реальное строительство.

— Когда РЖД планируют начать в Иране работы по электрификации железнодорожной линии Гармсар-Инче Бурун?

— В планах со второго полугодия этого года. Мы подписали контракт, отдали документы федеральным органам исполнительной власти — , Минэку и Минтрансу. Получили рекомендации. Заканчиваем их согласование с иранской стороной. Надеюсь, что в апреле отдадим в Минфин.

Но мы не ждем. Сегодня вместе с проектными организациями идет обследование трассы, выбор площадок для разворота баз, строительства. Такая подготовительная работа уже началась.

— Россию посещал аргентинский президент Маурисио Макри. Сообщалось, что РЖД могут поучаствовать в строительстве железнодорожной ветки до месторождения сланцевого газа Вака-Муэрта и поставкам подвижного состава. Во сколько оценивается реализация проекта? О каком именно подвижном составе идет речь? Предлагает ли Аргентина и другие проекты в своей стране для участия РЖД?

— В Аргентине предположительно может быть несколько проектов. Во время приезда президента Аргентины был деловой завтрак, в котором принимал участие генеральный директор — председатель правления РЖД . Была сделана краткая презентация возможностей "Российских железных дорог", а уже на прошлой неделе в развитие этой встречи мы подписали меморандум с аргентинскими железными дорогами о развитии сотрудничества, который включает в себя несколько разделов: модернизацию инфраструктуры, строительство новых линий, обучение и подготовку персонала, предусмотрена также совместная работа в области подвижного состава.

Аргентинской Республики Маурисио Макри в Москве

rightОдним из этих проектов как раз является строительстве железнодорожной ветки до месторождения сланцевого газа Вака-Муэрта, но он один из нескольких. Мы договорились подписать дорожную карту, в которой все возможные проекты будут обозначены. Что касается Вака-Муэрта, нам должны представить всю исходную информацию, обоснование инвестиций. По предварительным расчетам, проект интересный. Это линия к новым месторождениям сланцевого газа и нефти, и мы должны посчитать экономику. То же самое, как мы делаем на Кубе.

В Аргентину поедет делегация "РЖД" для изучения и развития обозначенных тем. Кроме этого, есть работа наших коллег, и "Синары", которые планируют поставку подвижного состава для метро, пассажирских вагонов и локомотивов. Рассчитываем, что это станет комплексным проектом участия российских компаний вместе с "Российскими железными дорогами" в модернизации железных дорог в Аргентине.

— Оценивали на какую сумму все эти проекты могут быть реализованы РЖД и партнерами?

— Объем программы около 15 миллиардов долларов. Мы пока не будем называть долю, какую бы хотели занять. Знаете, подождем, немножко поработаем, потом скажем.

— Глава российской контактной группы по внутриливийскому урегулированию сообщал в интервью РИА Новости в декабре, что в бизнес-миссию РФ, которая отправится в Ливию в 2018 году, войдут представители РЖД. Когда представители РЖД планируют визит в Ливию? РЖД будут обсуждать, а, может быть, уже обсуждают с ливийской стороной возобновление строительства скоростной железной дороги Сирт-Бенгази или еще и другие проекты?

— Мы не прекращали никаких переговоров и занимаемся урегулированием вопросов, которые возникли не по нашей вине.

— Вы имеете в виду финансовые?

— Не только финансовые, но и технологические. То есть те, которые возникли в результате всех произошедших там событий — чрезвычайные и форс-мажорные обстоятельства. Что касается будущего проекта, мы подтверждаем, что рассматриваем возможность его возобновления, но при условии компенсации тех расходов, которые мы понесли. Это потребует доподписания, корректировки контракта и на взаимовыгодных условиях возможность его продолжения. Пока мы ждем предложения от ливийской стороны.

— Они обещали какие-нибудь сроки предоставить?

— Возможно, во время следующего визита. Повторюсь, мы готовы вернуться к рассмотрению. Для нас проект не закрыт.

— Закупки подвижного состава нужны ливийской стороне?

— Это комплексный проект: железная дорога и закупка путевых машин, локомотивов.

— В конце 2017 года вы говорили, что РЖД разработали стратегию развития зарубежного бизнеса. Какие новые зарубежные рынки для участия в реализации проектов видит компания в рамках этой стратегии?

— Была принята стратегия развития зарубежного бизнеса, которая предусматривает выход на внешние рынки и превращение РЖД в глобального игрока, что, кстати, сегодня уже по факту происходит. Бренд РЖД все более и более узнаваем в мире, и очень важно сохранить его позитивное восприятие как эффективной компании, оказывающей комплексные услуги по перевозке с низкой себестоимостью и высоким качеством для грузоотправителей и пассажиров.

Стенд Открытого акционерного общества "Российские железные дороги" (ОАО "РЖД")

У нас есть те рынки, на которые мы уже вышли. Это европейские рынки, включая Сербию, Грецию и другие. Это наши "классические" рынки — Монголия, Армения и другие. Иран — это значительное увеличение транзитных перевозок, а значит, часть той работы, которую мы ведем сейчас и в Китае, и в Центральной Азии, и в Европе. Есть рынок Африки. Мы планируем поездку ЮАР, так как подписали "дорожную карту" по формированию проекта. Они касаются области автоматики, систем управления и совместных разработок в области НИОКР. Надеюсь, что выйдем и дальше.

— Президент ЮАР покинул свой пост. Скажется ли как-то на планах РЖД по участию в проектах в этой стране?

— Я думаю, что не скажется. Подобные перемены происходят повсеместно. Приоритетными для нас все равно являются вопросы совместной эффективности.

Еще один пример — Египет. Вместе с поставкой пассажирского подвижного состава, то, что делает "Трансмашхолдинг", возник вопрос необходимости модернизации инфраструктуры. Мы опять выходим на комплексный проект.

— Большие в Египте объемы?

— Это чуть больше миллиарда долларов. Ведутся переговоры на уровне министерства транспорта. Конечно, мы рассматриваем и новые рынки, крайне перспективные. Например, индийский, сложный, где мы сейчас занимаемся разработкой обоснования инвестиций на модернизацию железнодорожной линии на скорость до 200-х километров в час. Это один из напряженных участков для грузового и пассажирского движения в центре Индии.

Видим для себя как новый рынок Вьетнам. Возможно и участие в других проектах в качестве инжиниринговой компании, что мы делаем через "РЖД-Интернешнл". Это развитие коридоров "Север — Юг", в том числе выход и на операторский рынок в Иране.

— Будете создавать железнодорожного оператора в Иране?

— Да, вместе с иранскими компаниями планируем создавать оператора с полувагонами и, возможно, потом с локомотивами.

— Какие-то еще направления?

— Мы сформировали проект стоимостью 1,9 миллиарда евро на Кубе. У нас планы в феврале-марте закончить все техническое оформление и подписания контрактов. У нас есть один вопрос, связанный с досогласованием схемы финансирования. Надеюсь, что он будет в марте закрыт, и мы сможем выйти на подписание в первом полугодии.

Нам интересно, конечно, развитие транзитных перевозок и участие в европейских проектах. Подписана "дорожная карта" с французскими железными дорогами, итальянскими железными дорогами. У нас совместные проекты по участию в третьих странах. Например, совместно с Италией, это может быть Иран. У них подписан меморандум о строительстве высокоскоростной железной дороги, и мы можем с ними поучаствовать. Так же в Индии. Там большой офис у французских железных дорог. Мы заинтересованы в сотрудничестве, подписали документы для совместной работы на индийском рынке.

Это еще одно важное направление, когда мы объединяемся с крупными компаниями, потому где-то мы конкуренты, а где-то мы как раз должны быть партнерами.