РИА Новости 15 февраля 2018

Чисто английское предательство. Почему Борис Джонсон недоволен согражданами

Владимир Ардаев, обозреватель РИА Новости
Больше всего глава британского Форин-офиса Борис Джонсон боится повторного референдума о выходе страны из ЕС. Это видно по большой речи, которую политик произнес в среду. Глава внешнеполитического ведомства заявил: правительство не позволит тем, кто хочет остановить Brexit, сделать эту «чудовищную ошибку». И даже прозвучало слово «предательство». Между тем, судя по опросам общественного мнения, «предателями» эпатажному министру придется считать большинство британцев.
"Мы не можем этого допустить — и не допустим"
Речь Джонсона называется «Дорога к Brexit: Соединенное Королевство». Глава МИД изложил свое видение того, какие перспективы откроются перед Великобританией после выхода из Евросоюза, который она, как планируется, покинет 29 марта. Речь прозвучала в качестве ответа согражданам, опасающимся, что в результате Brexit страна покинет Таможенный союз и потеряет единый рынок ЕС.
"Тем, кто беспокоится насчет Таможенного союза или единого рынка: пожалуйста, помните, что экономические выгоды от этого совсем не такие очевидные и неоспоримые, как иногда говорят. За последние несколько лет у многих стран, не входящих в Евросоюз, зафиксирован более быстрый рост экспорта в ЕС, чем у нас, хотя мы платим за членство в Европейском союзе", — сказал Борис Джонсон.
Министра всерьез беспокоит то, что по мере приближения к Brexit в Соединенном Королевстве увеличивается число его противников, настаивающих на повторном плебисците. Общественные настроения с готовностью подхватывают многие политики — прежде всего из оппозиционного стана лейбористов.
"Боюсь, некоторые больше, чем когда-либо, нацелены на то, чтобы остановить Brexit, перевернуть результат референдума 23 июня 2016 года, нарушить волю народа. Считаю, это было бы чудовищной ошибкой, способной породить постоянное и неизгладимое ощущение предательства. Мы не можем этого допустить и не допустим", — заявил Джонсон.
Впрочем, он признал, что британскому правительству следует внимательно отнестись к опасениям тех, кто против Brexit, и в своей речи всячески постарался их развеять. По словам министра, для британцев «невыносимо» и «недемократично» подчиняться законам, принятым зарубежными чиновниками, которых никто в стране не избирал и не наделял такими полномочиями. «Brexit — основание не для страха, а для надежды», — уверен он.
Протесты против Brexit в Лондоне
Большинство — против Brexit
Еще до произнесения Джонсоном этой речи, ее фрагменты были переданы пресс-службой Форин-офиса в британские и зарубежные СМИ. И слова о «предательстве», как отмечает пресса королевства, немедленно вызвали возмущение в парламенте: депутаты обвинили министра в лицемерии и напомнили, что и в период референдума он занимался «постыдным запугиванием» избирателей.
Однако министра можно понять: в конце минувшего года исследования агентства BMG Research для газеты Independent показали рекордный перевес противников выхода из ЕС над его сторонниками. За то, чтобы остаться в Евросоюзе, высказался 51 процент британцев, а в поддержку Brexit — лишь 41 процент. И разрыв этот постоянно и стабильно увеличивается начиная с февраля 2017-го, когда евроскептики последний раз брали верх над оппонентами.
Большинство высказывающихся сегодня против Brexit шокированы ценой (в буквальном смысле), которую придется заплатить стране за расставание с ЕС: речь идет о 50 миллиардах евро. Многих пугает разрыв экономических связей с Европой, введение таможенных границ.
Референдум о выходе Великобритании из ЕС был проведен в июне 2016 года по инициативе тогдашнего лидера Консервативной партии и премьер-министра страны Дэвида Кэмерона, который надеялся с помощью плебисцита заткнуть рты оппозиции, требующей от правительства отказаться от «слепого подчинения» Брюсселю. Экс-министр рассчитывал, что на референдуме большинство подданных Ее Величества выскажутся в пользу евроинтеграции, но просчитался: за Brexit проголосовали 51,9% избирателей, против — 48,1%.
Референдум в Британии по сохранению членства в ЕСРеферендум в Великобритании, 2016 год  Кэмерону пришлось уйти в отставку с обоих постов, и его место заняла возглавлявшая МВД Тереза Мэй, которая взвалила на свои плечи всю тяжесть труднейшего переговорного процесса с Брюсселем и процедуры выхода страны из союза. При формировании нового правительства она неожиданно назначила главой внешнеполитического ведомства Бориса Джонсона — в прошлом журналиста, затем политика, к тому моменту депутата палаты общин и мэра Лондона.
Страх расплаты
Уже тогда Джонсон прослыл эпатажным и крайне несдержанным человеком. Скандальную известность приобрели его резкие и едкие характеристики в адрес всемирно известных фигур, таких как Хиллари Клинтон и Барак Обама, а также абсолютно неприличный стишок про Реджепа Тайипа Эрдогана. В период кампании референдума по Brexit министр настолько рьяно призывал британцев голосовать за выход из Евросоюза, что дошел до сравнения политики Брюсселя с Гитлером, который, как и ЕС, стремился к концентрации власти в Европе и созданию «мощного сверхгосударства».
"Наполеон, Гитлер, разные люди пытались сделать это — и все попытки заканчивались трагически. ЕС стремится сделать это другим способом", — заявил Джонсон в мае 2016 года в интервью The Telegraph.
Столь же резко он критиковал не только Брюссель, но и Вашингтон, выступая за возврат Британии к независимой политике, не подвластной заокеанскому влиянию.
На посту министра иностранных дел Джонсон не отказался от своих рискованных манер, но дела его явно расходились со словами. Так, многие ожидали от него определенного разворота в сторону Москвы — британские СМИ даже называли его «апологетом Путина». Дело в том, что несколько раз в своей колонке в The Telegraph Джонсон восторженно отозвался о российской миссии в Сирии и призвал страны западной коалиции объединить усилия с Башаром Асадом и Владимиром Путиным для разгрома международных террористов. Не скупился он и на положительные отзывы о президенте России.
Однако во главе МИД Борис Джонсон довольно быстро перешел на антироссийскую риторику и о своих прежних призывах больше не вспоминал. Он несколько раз переносил визит в Москву и сравнил Россию с древней Спартой — имея в виду тоталитарный характер этого государства.
Повторный референдум о Brexit, если он все же состоится, принесет Великобритании немало проблем и, скорее всего, ввергнет страну в еще более тяжелый, чем сейчас, политический кризис. Для Джонсона это означало бы конец его политической карьеры, причем память, которую он оставит после себя, послужила бы лишь поводом для недобрых насмешек.
С речами, подобными той, что произнес министр иностранных дел, в ближайшие дни намерены выступить и другие члены британского правительства — в том числе премьер Тереза Мэй.
Комментарии
Читайте также
8 вещей, которые нельзя смывать в раковину
Закладной камень установили на месте будущего памятника Ивану Калите в Рузе
Лето на «Сплетнике»: Белла Хадид, Полина Гагарина, Татьяна Навка и другие принимают солнечные ванны
В «Единой России» обобщили позицию регионов по пенсионной системе