АиФ-Самара 14 февраля 2018

С открытым ртом. В Самаре пройдёт конкурс по чтению вслух

Фото: АиФ-Самара
В пятницу, 16 февраля в Самарской областной библиотеке состоится отборочный тур шестого сезона чемпионата России по чтению вслух «Открой рот». А уже 20 февраля пройдёт финал чемпионата по чтению вслух среди старшеклассников в Самаре и Новокуйбышевске «Страница 18». В чём суть состязаний? Повысят ли такие мероприятия интерес населения к чтению? Что вообще происходит с родной речью в нашем регионе? Об этом и многом другом мы пообщались с организатором регионального этапа чемпионата Еленой Сергеевой.
Из «обязаловки» — в игру
Ирина Опарина, «АиФ-Самара»: Расскажите о проекте. В чём его суть?
Елена Сергеева: Три года назад, в 2016 г., благодаря социальным сетям я познакомилась с организатором и идеологом Чемпионата новосибирцем Михаилом Фаустовым. И мне эта идея показалась настолько интересной, что решила провести Чемпионат в нашем городе. Нашла спонсоров, списалась с Михаилом — и всё получилось! «Открой рот» в Самаре мы проводим уже два года подряд, и вот сейчас провели снова. А в этом году к чемпионату для взрослых в Самаре добавился и детский формат — Чемпионат для старшеклассников «Старинца 18». Проект всероссийский, он осуществляется на средства президентского гранта. В Самаре проводить чемпионат нам активно помогают городской департамент образования и Областная юношеская библиотека, за что я хочу сказать им большое спасибо. В чём же смысл состязаний? По правилам чемпионата, участник в течение одной минуты читает вслух без подготовки выбранный организаторами отрывок из книги. Причем что за произведение тебе достанется, ты узнаешь только когда вынимаешь книгу из конверта. Такая вот неожиданная встреча с литературой…
Сейчас, к сожалению, в школе чтение часто превращается в обязательную процедуру, нужную для чего-то определённого, например, чтобы сдать ЕГЭ, получить заветный «троячок» по литературе и окончить школу. Оно не воспринимается как самоценное удовольствие. А в проектах Михаила Фаустова чтение выходит за рамки «обязаловки» и превращается в своеобразное соревнование. На первый взгляд, неожиданный, но, мне кажется, очень правильный подход, ведь игра — в природе человека. Когда человек читает текст вслух, то он поневоле вынужден «вживаться» в него, произведение «цепляет». И, кстати, библиотекари говорили, что школьники после того, как поучаствуют в Чемпионате, приходят за книгами со словами «Я эту книгу у вас на соревнованиях читал — вы мне дайте её, пожалуйста!»
Как в любом виде спорта, у нас есть строгие правила, регламент, призы. Победитель регионального этапа едёт на росийский полуфинал в Тулу, а если войдет в число лучших и там, — то на финал в Москву. Главный приз — 300 тыс. руб.
— Если говорить о чтении книг вслух, то нельзя не учитывать тенденции времени: школьники и взрослые люди предпочитают прослушивание аудиокниг. Как вы это оцениваете?
— Лично для меня аудиокниги актуальны лишь тогда, когда нет возможности читать. В первую очередь в аудиокнигах меня не устраивает темп (как известно, люди воспринимают информацию при слушании в два-три раза медленнее, чем когда читают). К тому же я не слишком люблю, чтобы интонации актера подсказывали, навязывали мне что-либо. В чтении книги я более свободна, я вправе представлять прочитанное как хочу, а не как подсказывают. Кроме того, чтение развивает не только фантазию, но и грамотность. Может, я не права, но думаю, что «врождённой грамотности» не бывает. Врождённая грамотность — это хорошая зрительная память плюс начитанность.
— Насколько хорошо современные школьники владеют родной речью? Какую политику в этом направлении должно проводить государство?
— Конечно, школьники в массе своей читают мало. На мой взгляд, для того, чтобы исправить ситуацию, власть должна оказывать большую поддержку книжным магазинам и библиотекам. Сейчас библиотеки стали мультимедийными, там проходят квесты, выставки, спектакли — посмотрите на афишу событий хоть областной универсальной библиотеки, хоть областной юношеской… Всё делается для того, чтобы люди пришли в библиотеку и через разные активности приблизились к книге, ведь сердце деятельности любой библиотеки — это книга. Наши библиотекари очень много работают в этом направлении! Им бы возможностей побольше… Не менее важна в этом процессе роль книжных магазинов. Причем магазинов разных форматов — от крупных «супермаркетов» до маленьких специализированных магазинов для конкретной публики (типа «Фаланстера» в Москве — магазина гуманитарной литературы). Помню, в Германии, в небольшом университетском городке Вюрцбург я зашла в двухэтажный книжный магазин, который находится на центральной улице города. В нём всё обустроено так, чтобы людям было комфортно: детские игровые зоны, читальные пространства для взрослых. Иными словами, создано пространство, в которое человек не просто приходит за книгой и купив её, уходит, а может здесь проводить время! Магазинов подобного формата у нас недостаточно даже в столице. И не стоит винить владельцев наших книжных, что они не могут устроить такую красоту для наших горожан…
В России должны быть адекватные цены за аренду площадей для книжных магазинов. И эти процессы обязано регулировать именно государство. Но о мерах поддержки книгоиздателей и книжных магазинов говорят вот уж несколько лет — а воз и ныне там…
Без чего не полетят ракеты?
— Готовы ли современные абитуриенты к дальнейшему обучению в вузе по специальности «Филология»? Какие сложности с ними возникают?
— Дело в том, что, к сожалению, в старших классах литература находится у многих учителей «в загоне», потому что, в первую очередь, они вынуждены готовить детей к ЕГЭ по русскому языку. Вот и получается, что первый курс для современных филологов — по сути ликбез. Но нынешние первокурсники не стали менее умными, просто сейчас они совершенно другие: менее академичные, нежели студенты 2000-х гг., но более цепкие, активные и информированные. Это поколение быстро схватывает информацию, но так же быстро её забывает, если информация невостребована. Сейчас мир другой, в нём очень много информации. По-другому, наверное, сегодня и быть не может.
— Немало претензий сегодня предъявляют Интернет-журналистике. Пишут с ошибками. Наверное, это тоже «бич времени»: государство делает ставку на реальные специальности, а гуманитарии — не в приоритете…
— Да, к сожалению, ошибки бывают не только в речи журналистов, но и даже в официальных документах. Как с этим бороться — не знаю. По идее, начинать нужно, наверное, ещё со школы. И противопоставлять гуманитариев «технарям» не стоит. Куда техническим работникам без нас? Те же ракеты не пролетят, если в технической документации не в том месте поставить запятую. Конечно, страшно, что мы потихоньку теряем родной язык, ведь речь — это народ, нация, те самые скрепы, про которые сегодня очень много говорят. У поэтессы Веры Полозковой есть строчка «Ничто не отделяет кроме речи от темноты». И это, по мне, очень красивое и очень точное высказывание: если человек потеряет речь, он скатится полную немоту, в молчание и деградацию. А потому усилия по сохранению языка предпринимать необходимо.
Агрессия — не в школе, а в обществе
— Недавно в Самаре произошла скандальная история. В кадетской школе физрук словесно унижал и бил детей. На самом деле таких историй не одна. Мы что-то упустили? Куда движемся?
— Часто мы говорим о школе как о некоем отдельном мире и смотрим на неё достаточно пристально. А ведь школа — это продолжение нашего мира и тех устоев, которые сложились в обществе. То, что учитель повёл себя агрессивно — это не удивительно, ведь наше общество сейчас в целом агрессивно. Кондуктор в трамвае, сосед… А агрессия в семье?.. Я ни в коем случае участника того инцидента в школе не оправдываю, но иногда мы сталкиваемся с подобным поведением на улице и там не обращаем особого внимания, а вот в школе — да. Не надо школу обвинять во всех грехах общества! Тот же учитель — обычный человек, он выйдет из школы, сядет в автобус — а там на него накричат… Так почему именно к учителю мы предъявляем требования гораздо большие, чем к другим?
— А как обстоят дела с престижем профессии учителя?
— В современном обществе важен материальный успех, отсюда во многом вытекает и вопрос престижа. Сегодня зарплата учителей гораздо выше, чем в 2000-е гг. Тогда они зарабатывали в разы меньше и это удручающе сказывалось на общем настроении. Сейчас ситуация изменилась, государство стремится поднять престиж профессии учителя, изменить материальные условия его жизни, но общество, как мне кажется, еще долго будет изживать стереотип убогой неудачницы «Мариванны» из анекдотов. А изживать его необходимо!
— Какой процент студентов филологического факультета Самарского университета сейчас становятся учителями?
— Сейчас людей на потоке филологов не много — 25-30 человек, и четверо-пятеро из них, как правило, идут работать в школу. И это достаточно высокий процент по сравнению с тем, что было 10-15 лет назад. (И мне сейчас очень приятно, когда проводя это конкурс, я вижу среди организаторов в школах знакомые имена наших бывших студентов).
— XXI век — эпоха тотальной занятости. Как нехватка внимания со стороны родителей отражается на наших детях?
— Самая страшная для меня картинка — это мама и ребёнок, которые, сидя рядом, например, в транспорте или в очереди к врачу, смотрят каждый в свой телефон. Они рядом, но они не вместе… Я считаю, что если есть хоть минутка свободного времени, просто необходимо отдать её ребёнку, иначе его можно попросту потерять. Если дети будут находиться в своей «маленькой коробочке», то зачем мы будем им нужны? У них не будет привычки обращаться к нам ни в обыденной ситуации, ни в ситуации — не дай бог! — сложной для них… Мы не сможем с ним коммуницировать, влиять. Отсутствие связи между родителями и детьми приводит к тому, что для детей важными становится другие связи — главным объектом ценности для них являются сверстники. Таким образом, обрывается не только нить доверия, но и связь поколений.
Справка
Елена Сергеева родилась в 1970 г. В 1992 г. окончила Самарский государственный университет, специальность «Русский язык и литература» (Филология). Кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и зарубежной литературы и связей с общественностью Самарского университета. В 2016 — 2017 гг. — повышение квалификации: НИУ «Высшая школа экономики» Региональный куратор Чемпионата России по чтению вслух среди старшеклассников «Страница 18».
Комментарии
Читайте также
Власти Севастополя хотят придать городу единый архитектурный облик
Москва инвестирует в городскую инфраструктуру Севастополя
«За разрешением никто не обращался»: фура с гигантской елкой так и не выехала в Екатеринбург
Главные события года в сфере киберугроз для финорганизаций
Последние новости
Из Челябинска можно будет без пересадок долететь до Минска
Глава управы Тимирязевского района провел плановый обход территории
«Тропа истории» открылась в районе Выхино-Жулебино