РИА «ФедералПресс» 13 февраля 2018

«За лесной амнистией нас ждет Байкальская»

Фото: РИА "ФедералПресс"
«Недавно прошло заседание межведомственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал под руководством министра природных ресурсов РФ Сергея Донского, на котором затронули вопрос границ Прибайкальского национального парка. 17 лет я работал на этой особо охраняемой природной территории, орнитологические наблюдения на землях нацпарка веду около 40 лет, поэтому особое внимание обратил на заявление о „корректировке границ нацпарка до существующих границ поселений“, над которой „работают“ правительство Иркутской области и Прибайкальский национальный парк. Особая природная территория, по замыслу законотворцев, в качестве компенсации получит другие земли — „предложения со схемами направлены в нацпарк“. Позже появились подробности — в январе Минприроды РФ внесло в правительство согласованный с властями Приангарья проект плана мероприятий по расширению границ нацпарка „за счет включения прилегающих территорий, имеющих высокую природоохранную ценность“, а именно „островов Малого моря и территории миграций оленей площадью в 4 тысячи гектаров“. При этом исключить из состава особо охраняемых земель планируется „все населенные пункты, которые сейчас попадают в границы нацпарка“.
Для людей „не в теме“ это звучит, как освобождение „бедных населенных пунктов, много лет зажатых в границах парка“. Это совершенно не так! Только в 2012 году при согласовании границ земель сельско-хозяйственного назначения, включенных в состав Прибайкальского нацпарка, территории населенных пунктов были расширены в разы, а местами в десятки (!) раз. Яркий пример — деревня Харанцы на острове Ольхон и поселок Хужир там же. Землями поселений буквально за год внезапно стали 10% территории острова — это свыше 7 тысяч гектаров! Та же история с ольхонской деревней Узуры или Песчанной. В последней всего пять лет назад проживала одна старушка. Сейчас там строительный бум. Не менее масштабное расширение населенных пунктов происходит и в Ольхонском районе на материке. Надо ли уточнять, что эти „комсомольские стройки“ в массе своей коммерческие, а вовсе не жилые. При этом даже сами ольхонцы понимают, что такой быстрый заработок на туризме долго не продлится именно в силу смертельной для природы нагрузки.
Мое мнение, на сегодня именно массовая застройка природных территорий сейчас является самой острой природоохранной проблемой Байкала. Она угрожает гибелью не только дикой природе, но и самой туристической отрасли.
А теперь перейдем к вопросу исключения деревень и поселков из состава нацпарка. Получается, сплошь застроенные территории по-прежнему считаются частью особо охраняемых природных территорий? Если это так, почему же ни одного из директоров Прибайкальского нацпарка — а за последние восемь лет их было пятеро — не привлекли к ответственности за массовую застройку подведомственной территории?
По моим наблюдениям, первые масштабные (явно нежилые) стройки на землях нацпарка начались в 2012 году, пик пришелся на прошлый год, однако само незаконное выделение этих земель частным лицам произошло, вероятно, намного раньше. Пугает, что большая часть уже отданных частникам земель еще скрыта, строительство на всех участках еще не стартовало, и мы не знаем, каких масштабов на самом деле достигают нарушения. Во всяком случае, на побережье Малого моря я за последние пару сезонов не встречал ни одного кусочка земли, про который местные жители не сказали бы: „Это уже продано“.
Призываю всех иркутских активистов объединится и направить в Байкальскую прокуратуру коллективное обращение, обратив внимание ведомства на следующие моменты — законность нынешних границ населенных пунктов в Прибайкальском нацпарке и сделок купли-продажи особо охраняемых земель парка, проведенных с 2012 года в Ольхонском районе. Второе — какова площадь населенных пунктов, исключаемая по проекту Минприроды из земель нацпарка, и соответствует ли она тем 4 тысячам гектаров „олених троп“, которыми планируется компенсировать выведенные территории? А главное — почему при согласовании границ в 2012 году из состава нацпарка исключили ценнейшие природные участки — бухта Ая, дельта реки Сарма, мысы Хадарта, Уюга и Курминский, Курминские озера?
Внимание прокуратуры требуется вот в каком еще моменте: создание дачных товариществ, по закону, в принципе запрещено на землях водоохранной зоны и территории национальных парков. При этом на острове Ольхон, практически целиком входящем в состав нацпарка, есть такие ДНТ, как „Ханхой“, „Лайт“ (бухта Айя), „Лесник“ (бухта Шида). Не так давно об аналогичном „статусе“ земель объявил владелец незаконных зданий под горой Зундук. Почему „садоводов“ не судят?
Если сейчас не предпринять срочных и радикальных мер, то вместо дачной и лесной амнистий актуальной для нас станет амнистия „Байкальская“. Тысячи „землевладельцев“, скупившие участки у нечистоплотных чиновников при помощи лазеек в законодательстве, начнут требовать узаконить их „права“ на землю национального парка. Пока же, уверен, надо срочно вводить мораторий на строительство новых турбаз, гостиниц и дач на всем побережье Малого Моря и на острове Ольхон».
Комментарии
Читайте также
Кравченко опроверг слухи о продаже медиками ритуальным агентствам сведений об умерших
Москвичам напомнили, как правильно перевозить домашних питомцев
Любовь и спасение: молдавский поэт Борис Мариан представил «Сказ о белом аисте»
Дорожная отрасль Татарстана получила в 2018 году 27,4 млрд рублей
Последние новости
Сотрудник Роспотребнадзора уволен за 66 машин жены
Недовольный новогодней елкой бийский пенсионер готов стать мэром города
Коммунисты Хакасии похоже решили забыть о данных предвыборных обещаний